Детали: Урегулирование в Сирии ускорит уход Ирана Готовы ли США к военным столкновениям с Ираном, чтобы добиться его ухода из Сирии?

В этом месяце, пока Биньямин Нетаниягу ищет щелочки в расписании Владимира Путина, чтобы с ним встретиться, президент Турции Эрдган уже встречался с российским лидером трижды. В ходе их последней встречи Путин и Эрдоган торжественно открыли подводный участок нового газопровода, который свяжет их страны по дну Черного моря, после чего объем импорта в Турцию российского газа будет увеличен на 50 процентов.

Связи России и Турции основаны не только на газе. Это стратегические отношения: их взгляды на будущее сирийского урегулирования совпадают. В партнерстве с Ираном они обеспечивают безопасность на всем сирийском пространстве, и у них серьезные разногласия с США. Официальную позицию России огласил в августе министр иностранных дел Лавров: после победы над ИГ все иностранные силы, которые находятся там не по приглашению режима Асада должны покинуть Сирию. Иран и Россия таким приглашением обладают, в то время как США и Турция – нет. Впрочем, на турецкое присутствие РФ готова смотреть сквозь пальцы…

В отличие от России, у США нет никакой стратегической альтернативы. США не предлагают никаких решений — ни по политическому решению кризиса в Сирии, ни по уходу оттуда проиранских сил. Новый американский эмиссар по Сирии Джеймс Джеффри говорит, что США «понимают российские интересы» — военная база на Средиземном море и сохранение дружественного России режима. Но в том, что касается Ирана, история оказывается куда сложнее. Дональд Трамп еще в апреле провозгласил, что после победы над ИГ он хочет вернуть домой всех американских военнослужащих из Сирии, он даже уже не требует свержения Асада. Его единственное условие – уход американцев.

В сентябре политика изменилась — советник по национальной безопасности Джон Болтон провозгласил, что американцы не намерены уходить из Сирии, пока там находятся иранцы. Если раньше американцы оправдывали свое присутствие борьбой с террором, теперь они говорят о необходимости стабилизировать ситуацию и найти политическое решение, поэтому уход проиранских сил является условием ухода американцев.

Готовы ли США к военным столкновениям с Ираном, чтобы добиться его ухода из Сирии? Джеффри заявил, что иранцы уйдут под давлением политических и дипломатических мер. Биньямин Нетаниягу на этой неделе сказал, что в одиночку США не смогут прогнать иранцев. При этом весьма сомнительно, что Израиль сможет продолжить нанесение авиаударов по иранским объектам в Сирии, чтобы ускорить этот процесс.

США делают ставку на экономические санкции, которые вынудят Иран пойти на сокращение военных расходов, в результате чего хотя бы частично прекратится их военная активность в Сирии. Хотя для иранцев нахождение в Сирии и влияние на Ливан является стратегической задачей, поэтому они вряд ли будут урезать бюджеты именно здесь. Второй потенциал влияния находится в Кремле. Если американцы договорятся с Путиным, то РФ сможет надавить на режим Асада, чтобы приглашение иранцев в Сирию было официально отменено. Россия не спешит это делать, так как это — отличная карта для торговли с США, хотя и в этом случае нет уверенности, что Иран подчинится такому распоряжению и уберется восвояси.

Что касается ситуации в самом Иране, то руководство Исламской республики ведет лихорадочный поиск решений – как обойти американские санкции. Европейские обещания защитить Иран от санкций и даже создать финансовый механизм для выплаты компенсаций всем, кто пострадает от американских санкций, остались пустым звуком. Переход на бартеры либо на евро также не встречают пока никакого понимания в мире, как и заключение сделок в иранской валюте. Замминистра иностранных дел Ирана обвинил ЕС в двойной игре. Дескать, на словах они обещают защитить Иран, а на деле тайно поддерживают американскую политику.

Единственная ставка иранцев, как им кажется, на Россию и Китай, а также восемь государств (включая Индия и Турция), которые получат освобождение от американских санкций сроком на 180 дней. Эта отсрочка им дана, чтобы они смогли подыскать для себя энергетическую альтернативу. Главным образом, это будет саудовская нефть: саудовцы обещали компенсировать на рынке любой дефицит, возникший из-за санкций против Ирана. Таким образом, Иран становится очень зависимым от России и Китая, что может найти выражение и в политических уступках. Если Россия этого захочет.

Иранские лидеры хвастают, что они готовы к санкциям, но на деле никаких реальных изменений пока не видно. Нет никакой чрезвычайной программы действий. В стране продолжаются забастовки работников, которым уже несколько месяцев не платят зарплаты. Режим пока решает эти проблемы силовыми методами. Обострилась и внутренняя борьба в иранском парламенте между «либералами», которых возглавляет Роухани, и «консерваторами». Последние потребовали отставки министра иностранных дел Зарифа, который обвинил в коррупции корпус «Стражей исламской революции», действующий без всякого контроля со стороны государства.

Вряд ли Зарифа отправят в отставку. Но «консерваторы»  винят во всех неудачах правительство Роухани и «либералов». Духовный лидер по-прежнему поддерживает Роухани, поскольку его отставку расценили бы, как панику и капитуляцию перед лицом санкций. Именно поэтому Ирану очень важно сохранить масштаб своего вмешательства в Сирии и Йемене, даже если это приведет к окончательному опустошению госказны.

Поэтому Иран возлагает большие надежды на Москву, считая, что Россия добьется скорейшего урегулирования в Сирии, чтобы Иран мог уйти оттуда достойно, в рамках политического урегулирования, а не под давлением санкций. На следующей неделе лидеры России, Турции и Ирана вновь встретятся в Астане, чтобы продолжить политический процесс в Сирии. Возможно, в столице Казахстана появятся первые ростки урегулирования, после того как в Сирии восемь лет продолжается гражданская война.

Детали
Поделитесь.