The Economist: Почему Америке трудно продать сжиженный газ Европе Европейские страны сейчас борются с растущими опасениями в области энергетической безопасности

На прошлой неделе министр энергетики США Рик Перри отправился в восточную Европу, чтобы попытаться продать американский сжиженный природный газ (СПГ). В Варшаве он предложил рассчитанный на 24 года контракт Польской государственной нефтегазовой компании, по которому она получит 40,95 миллиардов кубометров газа от американского поставщика Чение Энерджи. Рик Перри сказал, что эта сделка “показывает Европе, каким может быть ее энергетическое будущее”.

В тот же день в Берлине немецкий министр экономики Петер Альтмайер встретился с Александром Миллером, председателем правления российского газового гиганта Газпром. Обсуждая увеличение импорта российского газа в Европу через вызывавший острые дискуссии трубопровод “Северный поток-2”, идущий из России в Германию, они говорили о совсем другом будущем, чем то, которое представляет себе Рик Перри.

Европейские страны сейчас борются с растущими опасениями в области энергетической безопасности. С 2015 года спрос на газ в Европе вырос, в том числе благодаря экономическому восстановлению и тому, что предпочтение стали отдавать экологически более чистым газовым электростанциям.

 

По информации межправительственного Международного энергетического агентства (МЭА), общий спрос в Европе (куда, согласно определению МЭА, не входит Россия), достиг 613 миллиардов кубометров. МЭА предполагает, что сейчас он стабилизируется и к 2040 году даже немного снизится. Но из-за уменьшения добычи газа в нероссийской Европе, регион все больше зависит от импорта, в особенности из России, которая уже сейчас покрывает 35 % от всего спроса.

Нестабильность ситуации стала очевидна в 2006 и 2009 годах, когда Россия временно прерывала транзит газа через Украину, что привело к дефициту в нескольких странах. Европейские лидеры стали искать альтернативных поставщиков газа, в том числе американского СПГ.

Америка – крупнейший производитель природного газа, и сейчас находится на пути к тому, чтобы стать главным экспортером СПГ, в том числе благодаря растущему спросу в Южной Америке и Азии. Но большой недостаток ее СПГ состоит в том, что, по мнению европейских покупателей, он намного дороже того газа, что приходит по трубопроводу из России.

Американским экспортерам приходится продавать газ в Европу как минимум по шесть-семь долларов за миллион британских тепловых единиц (БТЕ, используется в англоязычных странах вместо калории как единица количества теплоты – прим. перев.), чтобы покрыть расходы на замораживание, транспортировку и повторное превращение топлива в газ.

Для сравнения, российские долгосрочные поставки в Европу обходятся всего примерно в пять долларов за миллион БТЕ. Американский СПГ также дороже, чем СПГ из Катара и некоторых африканских стран, поскольку в Америке газ изначально дороже добывать, а расстояния, которые он должен преодолеть до покупателя, больше.

В результате, по данным Управления энергетической информации США, Европа импортировала в восемь раз больше газа по трубопроводу, чем сжиженного. Похоже, что эта тенденция продолжается и в 2018 году. Импорт российского газа в страны Европейского союза за первое полугодие достиг рекордных объемов, увеличившись на 8 % по сравнению с тем же периодом в предыдущем году.

 

Угроза конкуренции со стороны Америки заставила Газпром работать более оперативно и снизить цены. Так что американский СПГ скорее всего будет отправляться в Азию, куда много сжиженного газа уже поставляют Австралия и Катар, которые не могут удовлетворить весь растущий спрос.

Китай, основная причина этого роста, стал особенно важным направлением. Уверенность в том, что торговая война президента Дональда Трампа с Китаем не закроет этот рынок, для американских поставщиков СПГ важнее, чем любая сделка, подписанная в Европе.

UAINFO
Поделитесь.