Neue Zürcher Zeitung: В поисках фантома на российском Дальнем Востоке На Дальнем Востоке России кое-что пришло в движение, особенно с тех пор, как президент Китая Си Цзиньпин провозгласил создание "Нового шелкового пути"

“Владивосток далеко, но ведь это город-то нашенский” – так, говорят, сказал Ленин. Конечно, и сегодня с этим никто всерьез не спорит. И, тем не менее, на Дальнем Востоке России кое-что пришло в движение, особенно с тех пор, как президент Китая Си Цзиньпин провозгласил создание “Нового шелкового пути”: должны быть восстановлены старые торговые пути вокруг Китая, построены порты, дороги и железнодорожные магистрали”, – пишет журналист швейцарского издания Neue Zürcher Zeitung Ион Карагунис, побывавший в Приморье.

“Регион выгодно расположен между Китаем, Японией и Кореей. Большая надежда для тех, кто мечтает об экономическом и туристическом подъеме. Проклятие для тех, кто боится влияния Китая и разрушения окружающей среды”, – отмечает журналист.

“В четырех часах езды на автомобиле от Владивостока расположен порт Троицы. (…) А точнее, то, что однажды могло бы стать настоящим портом. Сегодня здесь неподвижно стоят четыре погрузочных крана. На якоре стоит рыболовный катер. Передвигаются два грузовика, один рабочий идет через площадь. Больше ничего не происходит”, – повествует Карагунис.

“Завтра придет судно из Пусана в Южной Корее”, – говорит Вячеслав Бурин, генеральный директор порта. Линия была открыта в 2015 году. По сей день это единственное судно, которое пришвартовывается регулярно, и то всего лишь раз в неделю. “В настоящий момент ежегодно перевозится 180 тыс. тонн груза”, – отмечает Бурин. “Всего ничего: такой объем порт Базеля делает за 11 дней, – замечает автор статьи. – С действующей инфраструктурой можно было бы перевозить миллион тонн. К тому же, у бухты Троицы идеальное расположение”. “Планы по расширению готовы, деньги есть. Но в то же время надо усовершенствовать железнодорожную магистраль и дорогу. А это не во власти операторов порта”, – передает Карагунис слова Бурина.

“Пять лет понадобилось для того, чтобы правительство справилось с одним только этим тоннелем”, – услышал журналист недовольство одного из пассажиров во время проезда через Нарвинский тоннель. А потрачено на него было в три раза больше денег, чем планировалось, говорится в статье.

По дороге из Каймановки во Владивосток не встретились ни леопарды, ни тигры, повествует Карагунис. “И сам Новый шелковый путь кажется фантомом”, – отмечает журналист.

“Тем не менее, китайцы уже здесь. Туристических групп не счесть, и к ним подготовились: в аэропорту много надписей на китайском. На двери отеля приклеен стикер China-friendly. А некоторые российские гиды говорят по-китайски”.

Золотой и Русский мосты были открыты всего шесть лет назад, продолжает Карагунис. По словам женщины-экскурсовода, чтобы реализовать планы, ждали крупного события – повода, престиж которого не позволил бы провалить проект. Таким поводом стал саммит АТЭС в 2012 году. Потом действовать пришлось быстро. Из-за нехватки времени от строительства мостов отказывались австралийские, французские компании. В итоге мосты построили сами россияне. “Китайцев не хотели, – передает автор слова экскурсовода. – Они и так повсюду. Покупают фермы, заводят семьи”.

“Кажется, географ Иван Зуенко прав: по его словам, Китай, несмотря на Новый шелковый путь, построит в России лишь несколько крупных инфраструктурных объектов. “Китайцы хотят уверенности, хотят привести собственных работников, не хотят платить пошлин, хотят получить от российских властей гарантии. Но всего этого россияне никогда не дадут”, – говорит Зуенко.

“В общем-то логично. При всей братской любви и демонстрируемом единстве, Россия считает себя мировой державой, а не просителем, как бедная африканская страна. Владивосток останется российским – без сомнения”, – заключает Карагунис.

Neue Zürcher Zeitung
Поделитесь.