Хвиля: Выборы президента Бразилии и правый разворот Латинской Америки Для того, чтобы понять, что ждёт Бразилию в следующие 4 года, необходимо разобрать более детально предвыборную кампанию и предшествовавшие ей события, предвозвещавшие поражение правящих элит и победу Болсонару

Оглушительная победа Жаира Болсонару на президентских выборах в Бразилии без сомнения стала одним из знаковых событий этого года и наверняка войдёт в историю не только лишь современной Бразилии, но и всего региона. Приход к власти радикального национал-популиста с авторитарными замашками окончательно засвидетельствовал подъём правого национализма во всём мире. Так называемый «эффект Трампа» добрался и до Латинской Америки, хотя Болсонару не стал первым. До него были выборы в Колумбии, завершившиеся неожиданной победой консервативной националистической оппозиции. Затем своего президента выбрала Мексика, приведя к власти харизматичного левого популиста Андреса Мануэля Лопеса Обрадора. Вскоре Парагвай получил нового президента – правого консерватора Марио Абдо Бенитеса.

Впрочем, именно избрание Жаира Болсонару стало для региона решающим, ибо впервые с конца 1980-х годов крупнейшую страну Латинской Америки и одну из самых больших экономик мира возглавил не просто оппозиционер, а внесистемный кандидат с доселе маргинальной идеологической повесткой, исповедующий ультраконсервативные ценности. Кроме фундаментального сдвига во внутренней политике, Бразилия стала на путь и внешнеполитического разворота, обещанного после прихода Болсонару на пост президента в январе следующего года.

Для того, чтобы понять, что ждёт Бразилию в следующие 4 года, необходимо разобрать более детально предвыборную кампанию и предшествовавшие ей события, предвозвещавшие поражение правящих элит и победу Болсонару.

Капитан, полировщик обуви и араб-маронит

По уровню драматургии и насыщенности событиями эпическо-рокового характера, выборы президента Бразилии вполне можно сравнивать с переворотом 18 брюмера во Франции, в результате которого была свергнута Директория и установлена власть новых сил во главе с Наполеоном Бонапартом.

К началу этого года кризис старых левых правящих элит в Бразилии уже приобрёл ясные очертания. Начавшееся в 2014 году крупнейшее в истории страны антикоррупционное расследование «Автомойка» изрядно покосило ряды правящей Партии трудящихся. Десятки высокопоставленных чиновников, партийных функционеров, министров, сенаторов, депутатов и губернаторов были обвинены во взяточничестве, коррупции, отмывании денег в связи с откатами, которые они получали от государственной нефтяной компании «Petrobras». Президент Бразилии Дилма Руссеф была отстранена от должности путём импичмента. Спикер нижней палаты парламента Эдуардо Кунья и председатель Сената Ренан Калейрос отправлены в отставку, арестованы и осуждены федеральным судом. Всего более 160 человек арестованы полицией, а их счета заморожены. Власть заявила, что годами платившиеся откаты и взятки в компании «Petrobras» нанесли государству ущерб в размере более $ 13 млрд.

Такого мощного антикоррупционного удара экономика страны не выдерживает и уходит в глубокую экономическую рецессию, начавшуюся, впрочем, ещё до политического кризиса. Сменивший Русеф вице-президент Мишель Темер объявляет о быстрых и решительных реформах, однако тут же сам попадает в круг подозреваемых полиции в деле о «Petrobras». Несколько раз его пытаются отстранить от власти через импичмент, но он умело манипулирует бюрократическими процедурами, меняет членов Верховного суда на лояльных ему людей и избегает чистки. Впрочем, политические манёвры вокруг дела Темера уводят экономические и социальные вопросы на второй план, не давая правительству возможности оздоровить экономику и провести реформы. Уровень преступности в стране растёт, а в 2017 году впервые заговорили о вероятном вмешательстве в дело военных.

Невзирая на успешное проведение Бразилией Чемпионата мира по футболу в 2014 году и Олимпийских игр в 2016 году, скандал вокруг «Petrobras» нивелировал все достижения правительства. Жадность правящих элит лишь усугубила ситуацию в экономике, подняв уровень безработицы и ещё больше увеличив внешний долг. 13 миллионов людей остались без работы, а доверие к государственным институтам сильно просело.

В отчаянном порыве удержать власть, Партия трудящихся выставляет свой последний и самый мощный козырь – экс-президента Бразилии Луиса Игнасиу Лулу да Сильву, одного из самых популярных на планете политиков. Он спешно берёт всё под контроль и выдвигается на выборы президента в этом году. Однако уже к тому моменту да Сильва стал фигурантом уголовного дела по делу «Petrobras», как и многие другие высокопоставленные руководители партии. Началась гонка между Луисом Игнасиу Лулой да Сильвой и прокуратурой,  которой победу одержала последняя. Преодолев последние бюрократические препятствия и в третий раз подав прошение об аресте экс-президента, полиция наконец-то получила желанный ордер. 5 апреля 2018 года Лула да Сильва, отказавшись быть взятым под стражу, сбегает на алюминиевый завод, где окружении своих сторонников и рабочих объявляет, что не будет сдаваться полиции и проведёт свою избирательную кампанию из обложенного силовиками здания. В конце концов, через два дня он всё-таки согласился сдаться и позволил полиции войти на территорию завода, где и был арестован. Суд приговорил его к 13 годам заключения. Один из самых рейтинговых политиков, фаворит выборов президента, закончил свой политический путь там, где его и начинал сперва как полировщик обуви, а затем как рабочий завода, ставший впоследствии членом профсоюза, что и вывело его в мир большой политики.

Арест и заключение в тюрьму Луиса Игнасиу Лулы да Сильвы серьёзно подорвало позиции Партии трудящихся. У них не оставалось кандидатов, способных выиграть выборы и в кратчайшие сроки убедить население голосовать за них. Тогда и было решено, что на выборы пойдёт Фернанду Аддад – активный член партии, довольно неплохой экономист, сын ливанских иммигрантов. Он получил публичную поддержку от всех первых лиц партии, что дало ему неплохие рейтинги на старте избирательной кампании. Однако проблема заключалась в том, что времени практически не оставалось. Было позднее лето, а до голосования оставалось меньше двух месяцев.

Коррупционный скандал 2014 году ударил не только лишь по Партии трудящихся, но и по всему традиционному истреблишменту. Фигурантами уголовных дел становились члены руководства Партии бразильского демократического движения и Бразильской социал-демократической партии.

Пока Партия трудящихся и остальные партии терпели поражение за поражением, на электоральном небосводе внезапно появился совершенно неожиданный для многих «спаситель» — отставной капитан, немного странноватый и одиозный, страдающий мизогинией правый консерватор Жаир Болсонару.

Путь наверх и выборы одного кандидата

До краха традиционных левых сил в Бразилии, Болсонару воспринимали как шута, клоуна и расиста, который ненавидит женщин, презирает коренные народы, поклоняется военной хунте, правившей Бразилией в 1970-1980-х годах, а также страдает от чрезмерной покорности Богу и христианским канонам. Однако именно этот эмоциональный, внесистемный националист стал тем «мессией», на которого возложили свои надежды бразильцы, когда правящие круги окончательно дискредитировали себя. В условиях глобальных кризисов, постоянных конфликтов и внутренних экономических проблем, в безутешных поисках простого решения сложных проблем, бразильцы внезапно поняли, что у них на выборах есть идеальный кандидат, который гармонично вплетается во все их социальные запросы.

Жаир Мессиас Болсонару, неожиданно для самого себя, взлетел на электоральной лестнице буквально за полгода. Умело манипулируя низменными чувствами страха, неопределённости и паники, он сумел привлечь на свою сторону достаточно людей: разочарованный электорат левых, маргинализированных годами социалистического правления правых, деморализованных бездействием властей силовиков, обедневших от экономической рецессии бизнесменов, уставших от постоянных скандалов и коррупции представителей интеллигенции. Каждый видел в Болсонару то, что хотел видеть: сильного военного, волевого мужчину, политического вождя, друга США, незапятнанного коррупцией чиновника и т.д. А те, кто не знал, что в нём углядеть для себя, либо голосовали исключительно из протестных побуждений (принцип «противсіх»), либо не голосовали вообще.

Жаир Болсонару шёл на выборы с максимально простой, понятной всем повесткой: борьба с коррупцией, полный «карт-бланш» полицейским в борьбе с преступностью, увеличение финансовых вливаний в армию, культивирование христианских традиционных ценностей, отмена расовых квот в школах («все равны»), неолиберальная экономическая политика, союз с США. Ирония заключается в том, что правящая Партия трудящихся, которая всего за год до выборов называла Болсонару «не избираемым политиком», сама дала ему прекрасный пас, когда пыталась скрыть коррупционные схемы и вопреки всему продвигала на выборы Луиса Игнасиу Лулу да Сильву. Коррупционное дело 2014 года поистине стала подарком для Болсонару, ибо он умело использовал его для разгромной критики против властей.

Наконец, на самом взлёте своих рейтингов, произошло ещё одно событие, определившее результат как минимум первого тура выборов, если не всей кампании. 6 сентября этого года во время предвыборного митинга в городе Жуис-ди-Фора неизвестный ударил Жаира Болсонару ножом в живот, нанеся ему тяжёлые ранения. Политик продолжил вести свою кампанию из больницы, что дало ему примущество: его оппоненты не критиковали его из этических побуждений, а для многих Болсонару стал «мучеником», чуть не умершим за свои же принципы и идеалы. Часть населения решила, что, несмотря на радикальность и одиозность идей кандидата, он всё равно от них не отказался, а значит от не трус, а настоящий герой. В этой ситуации идеально сработал принцип «то, что тебя не убивает, делает тебя сильнее».

Ещё одним важным фактором победы Болсонару стало отсутствие нормальных дебатов между кандидатами. До 27 августа все кандидаты в президенты принимали участие в дебатах, кроме экс-президента Луиса Игнасиу Лулы да Сильвы, которого осудили на 13 лет за коррупцию. А принципиальность и в некотором роде истеричность Партии трудящихся, настаивавшей на участии да Сильвы, лишило их важной многомиллионной трибуны для вещания и отбивания аргументов оппонентов. После 27 августа уже Болсонару отказался участвовать, а после ножевого ранения он и вовсе не смог присутствовать, из-за чего все дебаты, запланированные на октябрь, были отменены. Таким образом, Жаир Болсонару, избежавший выступлений на дебатах и неудобных вопросов от оппонентов, с лёгкостью продвигал свои национал-популистские идеи, не боясь, что их кто-то отобьёт или опровергнет.

Путь Жаира Болсонару к власти – это путь типичного для сегодняшних политических трансформаций в мире внесистемного игрока с анти-исблеишмент повесткой. Вооружившись неолиберальными экономическими идеями, Болсонару сыграл на пресловутом «анти-хайпе», выступив против модных нынче прогрессивных социальных идей типа легализации наркотиков или однополых браков. Выступая защитником бразильских евангелистов и католиков, избранный президент не брезговал эпитетами, макая своих оппонентов в свои же «грехи». С мощным аргументом «создания рабочих мест», он критиковал Китай и его захват рынков Латинской Америки, а также ратовал за сближение с США, чем завоевал преданность бразильцев Флориды. Будучи представителем маленькой Социал-либеральной партии, Болсонару превратил выборы в спектакль одного актёра, сделав из него шоу с использованием социальных сетей.

Конец старого регионального порядка

Захватывающая дух количеством драматических поворотов и приводящая в ужас своей трагичностью история Бразилии последних 25 лет поражает воображение. Страна, считавшаяся одной из самых инклюзивных, стабильных и мощных демократий мира, избрала президента, открыто презирающего женщин и оскорбляющего представителей ЛГБТ-сообщества. На мой взгляд, падение политического истеблишмента Бразилии – один из самых ярких и будоражащих звездопадов этого года. Впрочем, удивительного здесь мало. Когда каждая партия во власти – правящая и оппозиционная – погрязла  коррупционных схемах, население сносит эту систему, предпочитая путь неопределённого тактически-воинствующего безумия и популизма, чем продления агонии.

Избрание Жаира Болсонару – это переходный этап Бразилии, а не начало нового. Приход к власти такого президента лишь засвидетельствовал крах старой системы, но не знаменовал приход новой. Система, определявшая развитие Бразилии после падения военного диктаторского режима в 1985 году, мертва. Левоцентристское правление сменилось правым разворотом, который, вероятнее всего, вдохновит правые силы в других странах региона.

Речь Жаира Болсонару после оглашения результатов выборов говорит сама за себя. Он публично похвалил период военной диктатуры 1964-1985 гг., раскритиковал «fake news», анонсировал борьбу с «коммунистами и ворами», а также отсалютировал американскому флагу, воспроизведённому на огромном экране за его спиной под громогласные возгласы аудитории «США! США!». Они отражали его магистральную линию внешней политики: ориентацию на Штаты как на главного союзника и на Дональда Трампа как на идеал государственника и лидера нации. У Соединённых Штатов впервые появится настоящий союзник в Латинской Америке, и это откроет им возможность усилить своё влияние в Западном полушарии. А поддержка Болсонару идее военной интервенции в Венесуэлу для стабилизации страны может свести Бразилию и США вместе в этом непростом региональном вопросе. Но что самое важное, так это антикитайская риторика нового бразильского президента. Для США, пытающихся победить Китай с помощью торговых войн, альянс с Бразилией – прекрасная возможность подорвать позиции Пекина в мировой торговле, отрезать его от рынков Латинской Америки и сорвать несколько мощных инфраструктурных проектов КНР в регионе, реализуемых в рамках их глобальной инициативы «Один Пояс, Один Путь». Чтобы вы понимали, насколько большой ожидает Бразилию разворот: даже во времена правой военной диктатуры страна не была настолько лояльной и похожей на Штаты и старалась вести независимую сбалансированную внешнюю политику. Бывший президент Бразилии Фернанду Энрике Кардосо, несмотря на отличные отношения с администрацией Билла Клинтона в США, не стеснялся сопротивляться критике Вашингтона по поводу его отношений с лидерами Венесуэлы и Перу, а также по поводу доступа американских фармацевтических гигантов на бразильский рынок.

Можно не сомневаться в том, что для Болсонару внешняя политика станет его главным и любимым оружием для отвлечения внимания населения от непопулярных экономических реформ, необходимых для выхода страны из кризиса, например проведения пенсионной реформы. Для того, чтобы затмить эти по-настоящему драматические удары по обществу, новому лидеру придётся придумать совершить совсем крутой разворот. Для этого у него есть масса идей: конфронтация с Китаем (главный торговый партнёр Бразилии), создание «латиноамериканского НАТО» с США и Колумбией, переворот в Венесуэле, перепалка с Кубой, выход из Парижского климатического соглашения или пресловутый перенос посольства из Тель-Авива в Иерусалим. Будут ли его внешнеполитические аферы успешными? Не факт. Но эффективность внешней политики – не его цель, здесь он вполне движется в  логикеп президента США Дональда Трампа.

Впрочем, Болсонару уже столкнулся с оперативной реальностью, которая будет вставлять ему палки в колёса, как и любому популисту, возомнившему, что он ухватил Бога за бороду. После своей победы, Болсонару немедленно анонсировал перенос посольства Бразилии в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим. Однако он тут же получил «ответку». Египет и Турция раскритиковали это заявление, а Каир отменил визит главы бразильского МИД. Реакция арабских стран вынудила нового президента Бразилии дать по тормозам, и на днях он уже заявил, что решение по посольству «ещё не принято». Дело в том, что арабские государства – одни из главных торговых партнёров Бразилии. Национальные производители мяса экспортирует на Ближний Восток свою продукцию на сумму $ 16 млрд. ежегодно. Израиль же занимает лишь 3% экспорта Бразилии. А тот же Египет приносит бразильцам по $ 2 млрд. ежегодно. Поэтому Болсонару быстро поменял риторику – реальность другая, и ему придётся быть более гибким, чем во время предвыборных митингов.

Кроме того, непонятно, насколько долго Бразилия при Болсонару будет союзником для США. Ведь идеологическая база нового президента никак не коррелируется с демократическими принципами и морально-этической базой США. К тому же, если Дональда Трампа не переизберут на должность в 2020 году, что новый президент будет делать с развернувшейся вправо националистической и воинствующей Бразилией, где полиция имеет широкие полномочия и может легально убивать людей в ходе любой полицейской операции?

Правление Жаира Болсонару станет настоящей политической и экономической встряской для бразильцев, и принесёт ещё немало проблем, пока система не перейдёт к новой институциональной платформе, идеологической основе и «лицам» в политике, пришедшим из числа молодого поколения. Этот переходный период будет болезненным для многих слоёв населения, и особенно для мирового порядка и региональной системы, поскольку избрание Болсонару – это ещё один гвоздь в крышку гроба старого мирового уклада.

Хвиля
Поделитесь.