Деловая столица: Меркель в поиске немецкого Макрона Чего точно не надо делать - так это ожидать, что Ангела Меркель возьмет и покинет свой пост, когда и если съезд ХДС изберет нового лидера на декабрьском съезде

Трудно не увидеть символизма в том, что заявление Ангелы Меркель о намерении не выдвигать свою кандидатуру на пост лидера Христианско-Демократического союза (ХДС) и отказе от участия в новых выборах даже в роли кандидата в рядовые члены Бундестага почти совпало с ее визитом в Киев. Ведь на своем посту канцлера Германии Меркель пересидела уже трех украинских президентов, и нынешний может оказаться четвертым.

Не ждите скорого исхода

Модель европейской интеграции нашей страны и ее статус в континентальной политике во многом продиктованы Берлином (так, при Джордже Буше-младшем Германия закрыла Украине дорогу в НАТО, а при Бараке Обаме украинский вопрос был тому же Берлину делегирован – об ориентации Киева на США или Германию еще несколько лет назад велись бесконечные дискуссии). Ключевым вызовом европейской внешнеэкономической политики является сегодня вопрос “Северного потока-2”, строящегося из России в Германию по дну Балтийского моря.

Иными словами, как нынешний Евросоюз, так и система его отношений с Украиной во многом являются проектом Ангелы Меркель. Ее предполагаемый уход вносит нестабильность во все сферы ассоциируемой с ней политики как в Германии, так и в Европе. Но сначала обратимся к нотке вероятности и самой Германии – quo vadis?

Чего точно не надо делать – так это ожидать, что Ангела Меркель вот так прямо возьмет и покинет свой пост, когда и если съезд ХДС изберет нового лидера на декабрьском съезде. Ведь она заявила, что не будет баллотироваться, а вовсе не о том, что сдаст бразды правления новому руководителю партии. Да и не так-то это просто сделать. Тем более что

следующие выборы в Бундестаг пройдут только летом-осенью 2021 г.

Стоит поэтому обратить внимание на то, что разнообразные фракции в составе ХДС могут просто-напросто переругаться и вообще никого не выбрать. Противоречия в партии – в особенности после провальной серии земельных выборов – достигли крайней точки. Победа центристов – речь в данном случае о секретаре партии Аннегрет Крамп-Карренбауэр – отнюдь не гарантирована. Глава минздрава Йенс Шпан тянет партию влево, а бывший лидер фракции христианских демократов в Бундестаге Фридрих Мерц – вправо. Вряд ли, конечно, партия развалится – в основанной на компромиссах и умеренности немецкой политике это большая редкость, но ее скромные результаты на земельных выборах не могут не порождать подобных опасений. Поэтому нельзя исключать ситуации, при которой Меркель уговорят остаться еще на какое-то время.

Кроме того, Ангела Меркель имеет полное право не покидать поста канцлера. Передача его вместе с постом партийного председателя – нечто вроде хорошего тона, но вовсе не писаное правило. Возможно, то, что она предлагает, всего лишь распределение власти и освежение партийного руководства в силу деградации популярности ХДС, а совсем не вариант с отставкой.

Картинки по запросу Христианско-Демократического союза

Иное дело, что давний ее оппонент Мерц точно потребует синхронности в замене первой фигуры германской политики, но именно это может удержать партию от того, чтобы доверить лидерство именно ему. Сама Меркель получила определенный иммунитет, отказавшись от претензий на партийное руководство (сейчас) и премьерство (потом). Так что направленная против нее критика – к примеру, упреки в излишнем властолюбии – будет об этот иммунитет разбиваться. А самому ХДС будет крайне непросто выйти из-под влияния Меркель, ведь очень немногие из заметных христианских демократов появились на авансцене большой германской политики раньше ее.

Оставить как есть

Перспектива ухода Меркель с поста канцлера может подтолкнуть партнеров ХДС по власти, социал-демократов, потребовать перевыборов, элементарно развалив нынешнюю коалицию. Ведь они создавали ее именно с Меркель (а не с кем-то из нынешних претендентов на ее место) в рамках детально выписанных условий. Основания у эсдеков для этого будут железные – избиратели ХДС/ХСС проголосовали за партию Меркель, а избиратели СДПГ – за широкую коалицию с партией Меркель.

Правда, с одной стороны, эсдекам самим пока невыгодно идти на досрочные выборы. Их результаты хуже, чем у ХДС, выразительных отличий от консерваторов после многих лет широких коалиций у них мало, да и в целом пакет предложений социалистов в современной Германии и Западной Европе давно показал дно. С другой стороны, левые могли бы и рискнуть, воспользовавшись тем, что тень Меркель перестанет довлеть над ними. Однако для такой игры эсдекам необходима политическая смелость, а они в таковой не замечены. Стоит вспомнить скандально-короткое лидерство в СДПГ Мартина Шульца.

Картинки по запросу мартин шульц

Мартин Шульц

В то же время резкие шаги не устраивают сегодня и союзника ХДС по блоку, христианских социалистов (ХСС), только что де-факто проигравших выборы в своей Баварии, несмотря на заигрывание с крайне правой риторикой. Они, правда, давно к этому шли, поэтому винить Меркель в нынешнем положении этой партии было бы несправедливо. Но сможет ли ХСС (фракция-то у них в Бундестаге отдельная) сработаться с любым новым лидером “старших братьев” – сказать трудно, в особенности, если победит левый фланг. Так что баварцы вполне могут счесть меньшим злом потерпеть до 2021 г.

Сложившаяся ситуация больше всего устраивает, главным образом, “зеленых”. Земельные выборы показали, что они того и гляди возьмут планку в 20%, что переведет их из второй политической лиги в первую. “Зеленые” за прошедшие десять-двенадцать лет стали всеядны – в разных земельных правительствах они формируют правительства как с левыми, так и с правыми, да и вообще обладают наиболее современной повесткой дня (повестка “Альтернативы для Германии” популярна, но не современна).

Их устроит как формирование нового правительства, “разноцветного”, без эсдеков, но со свободными демократами, так и с эсдеками и свободными демократами, а более прочего – перевыборы, на которых они явно возьмут больше мест, перетянув левый фланг избирателей ХДС.

Точно так же перевыборы устроили бы свободных демократов, хотя в их случае рисков больше – все прошедшие циклы они теряли свою электоральную базу. Поэтому теперь они говорят, мол, давайте перестроим коалицию. Пусть без эсдеков. Может быть, в этот раз удастся договориться с “зелеными” (выборы показывают, что избиратель не воспринимает левую риторику в пользу миграции – “зеленые” и сами понимают, что ее следует “высушить”). Эсдеки впервые уйдут в оппозицию, а править будет коалиция “светофора”, или “Ямайки” (неформальные названия обусловлены партийными цветами). По крайней мере, досидев нынешнюю каденцию без перевыборов.

Ведь, кроме экзотических экстремистов из АдГ, досрочные выборы по большому счету никому не выгодны. Сам факт их объявления сыграет в пользу этой силы, представленной после недавних выборов в Гессене во всех земельных парламентах, а германскую политическую систему сдвинет к четырехпартийному дизайну, где у каждого “акционера” в сейфе будет по 20% голосов немцев.

Причем, поскольку “зеленые” правеют, новый лидер ХДС (такой как Мерц) может подтолкнуть их еще дальше вправо. Тогда коалицию можно будет перестроить и без эсдеков, и без Меркель. А это потянет на настоящую политическую революцию. Но пока спокойнее всем с Меркель, потому что она выступает гарантом предотвращения досрочных выборов и вообще любой турбулентности.

Французский образец

Наконец, очевидно, что нынешний статус-кво рельефно обозначает кризис партийной системы Германии, в которой слишком долго не пускали в правительство третьи партии, обоснованно или нет клеймя их “радикальными”, а теперь за них голосует около половины избирателей, и что делать – неясно. Удерживать “на соплях” нынешнюю конструкцию становится сложно, а отказаться от нее – страшно.

Отметим, что во Франции из подобной ситуации политический класс начал выходить (вроде бы) при Эммануэле Макроне, когда на основе старых центристских партий, левых и правых, появилось новое движение вокруг кандидатуры нынешнего президента. Но французская система более подвижна и лидероцентрична, нежели германская. Тем не менее в ближайшем будущем, похоже, стоит ожидать появления новых партий на старой электоральной базе. Это случится, если противоречия разорвут ХДС и СДПГ, и, таким образом, все основные политические силы окажутся в равных условиях.

Что тогда произойдет с германской внешней политикой? Возможно, она даже оздоровится.

Ведь, напомним, что вообще-то серьезный диалог с Путиным поддерживала именно Меркель (вот и в Киеве она заявила о своем “менее критичном” отношении к проекту СП-2). Однако не сильно заметно, чтобы ее возможные сменщики симпатизировали Путину (в отличие, кстати, от некоторых корыстных “свободных демократов”). Мерц – европейский трампист, Шпан – очевидный прогрессист, а Крамп-Карренбауэр продолжит тяжелую для России, хоть и нервную для Восточной Европы линию Меркель. Это если Ангела вообще уступит руководство кабинетом министров.

Отсюда мораль – не стоит делать поспешных выводов. Трансформация германской партийной системы только начинается. И шансы на то, что Берлин вернется к полноценному альянсу с Вашингтоном времен холодной войны, как и шансы на то, что Германия станет претендовать на статус полюса и сбалансированные отношения с другими великими державами, на данный момент являются равными по вероятности.

Деловая столица
Поделитесь.