Деловая столица: Саудовская “перестройка”. Путину следует поучиться оправдываться у принца Салмана Саудовского принца Салмана выводят из-под удара: его реформаторский курс слишком выгоден западным контрагентам и на него возлагают большие надежды по "перестройке" Саудовской Аравии

Любовь Доди Аль-Файеда часто называют причиной гибели принцессы Дианы. Любовь и поход в стамбульское консульство за документами о разводе с бывшей женой в исполнении его двоюродного брата Джемала Хашогги чуть не стала причиной ухода в небытие (на этот раз политическое) другого принца – наследника саудовского королевского престола. А вместе с ним – и системы международной безопасности (или того, что от нее осталось после агрессии России против Украины).

Серьезных последствий удалось избежать благодаря усилиям западной дипломатии во главе с Государственным секретарем США, который, очевидно, на прошлой неделе в ходе ближневосточного турне смог убедить власти в Эр-Рияде частично признать вину за гибель оппозиционного журналиста.

Наследный принц королевства Саудовская Аравия Мухаммед ибн Салман Аль Сауд

Отмазать принца

Как уже писала “ДС”, 23 октября Майк Помпео на брифинге для журналистов анонсировал меры, которые его страна намерена предпринять в связи с “делом Хашогги “, а также, что вероятно более важно, очертил круг лиц, на которых падет гнев Вашингтона. Он заявил: “Мы выявили как минимум несколько ответственных лиц, включая людей из разведки, Королевского суда, министерства иностранных дел и других министерств Саудовской Аравии, которые, как мы подозреваем, были вовлечены в инцидент с гибелью Джемала Хашогги. Мы предпринимаем необходимые действия, которые включают в себя отзыв виз, контроль за въездными визами и другие меры”.

И хотя затем последовали заверения, что “это, безусловно, не последний шаг”, который будет предпринят американской администрацией в данном вопросе, многие пришли к выводу: после признания Эр-Риядом причастности своих спецслужб к гибели оппозиционного саудовского журналиста драма с его исчезновением, конечно же, еще далека от завершения, но вполне возможно “выходит на финишную прямую”. В конце которой будет возвышаться тезис, который лет десять назад сделал популярным украинский артист Виктор Андреенко: “Бог с ней, с правдой. Дайте мне шо-нибудь в шо не стыдно бы было поверить”. Так, с большой долей вероятности, очерчен сценарий, по которому будут развиваться события и в данной ситуации. Только вместо полуШтирлица-полуГоцмана будет фигурировать наследный принц королевства Саудовская Аравия Мухаммед ибн Салман Аль Сауд.

Так или иначе, все идет к выведению из-под удара саудовского наследника. Делается это путем перекладывания вины на плечи “перестаравшихся” исполнителей, которых могут назвать инициаторами неудавшегося похищения, предпринятого то ли с целью сделать принцу “приятный сюрприз”, то ли вообще, с целью очернить в глазах Запада наследника-реформатора.

Интерес иностранных контрагентов Эр-Рияда здесь очевиден: принц затеял масштабное переформатирование своего государства-корпорации, и это открывает немалые перспективы для них в различных плоскостях, которые в конечном счете сводятся к простому тождеству: вестернизация=деньги.

Конечно же, в СМИ, особенно в турецких, еще будут появляться “утечки” фактов, указывающих на чуть ли не прямое руководство Мухаммедом бин Салманом “расчленением еще живого Хашогги ” и на получение им подарка в виде то ли скальпа, то ли “всего лишь” отрезанных пальцев журналиста. Но западной публике скажут: все произошло на Востоке, который, как известно, “дело тонкое”. Поэтому понять, где правда, а где “сказки Шахерезады” трудно даже относительно массива информации, предоставляемого одним источником. Ну любят восточные люди все приукрашивать, а мы потом мучаемся, пытаясь определить: мог ли такое действительно сказать неназванный “высокопоставленный источник” или информация “слегка” приукрасилась по дороге к нам через СМИ либо безответственно-популистических (а может быть, и просто заинтересованных) политиков. Ну, например, путем трактовки предположения “источника” как достоверного факта.

И неизвестно, сможет ли разобраться в этом нагромождении фактов, слухов и недомолвок даже глава ЦРУ Джина Хаспел, прилетевшая на днях в Стамбул, чтобы ознакомиться с результатами расследования, среди которых ведущее место должны занимать аудио- и видеофайлы последних минут жизни Джемала Хашогги . Ведь то, что до сих пор их не обнародовали, уже породило сомнения не только в том, что они были получены законным путем (из телефона журналиста, синхронизованного с “умными часами”), но и в том, что они содержат “бесспорные” (по словам СМИ и некоторых политиков) доказательства вины представителей саудовской королевской семьи.

Как удачно покаяться

Тем же, кому подобной аргументации о тонкостях Востока будет недостаточно, расскажут, что о “неоспоримых доказательствах” предварительного планирования убийства журналиста (например, о загодя припасенной в целях расчленения хирургической пиле) говорят в основном политики и СМИ Турции, которая не только стала местом событий, но и давно уже является серьезным конкурентом Саудовской Аравии за роль лидера на Ближнем Востоке. И не только лидера, но и основного союзника США в регионе, а с этим у Анкары в последнее время были значительные проблемы из-за дела лишь недавно отпущенного пастора Эндрю Брэнсона и ряда иных причин, о чем “ДС” подробно уже писала. При этом напомнят, что Турция в последнее время также отнюдь не считается раем для журналистов: часто утверждается, что в ее застенках работников СМИ больше, чем в любой другой стране.

При этом турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган не чувствует по этому поводу ни сожаления, ни раскаяния. В отличие от короля и наследного принца Саудовской Аравии, которые встретились с родными Джемала Хашогги. Саудовское госинформагентство SPA сообщило, что они выразили соболезнования брату и сыну Хашогги , а в ряде других СМИ появилась информация, что даже были принесены извинения за действия подчиненных.

Этому предшествовало признание королевством вины своих подданных в непреднамеренном убийстве: министр иностранных дел Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр после трех недель отрицания властями причастности к инциденту дал интервью американскому телеканалу Fox News. И с измученным взглядом, который навевал мысль “з його очима тільки українську літературу в середніх класах викладати”, обращаясь в том числе и к семье погибшего, заявил: “Это страшная ошибка. Это ужасная трагедия. Наше сочувствие им. Мы чувствуем их боль. К сожалению, была сделана огромная и досадная ошибка, и я уверяю их, что виновные в этом будут привлечены к ответственности”. Параллельно появлялась информация об увольнениях и арестах двух десятков подозреваемых в убийстве журналиста – как зафиксированных турецкими камерами наружного наблюдения непосредственных участников событий, так и тех, кто якобы руководил ими из Эр-Рияда. Среди последних значится Сауд аль-Кахтани, называемый серым кардиналом уже бывший советник (в ранге министра) принца. Именно аль-Кахтани якобы руководил операцией по Skype и отдал приказ об убийстве, вспылив во время перепалки с журналистом, отвергнувшим предложение вернуться на родину.

О пользе глобализации

О дальнейшей судьбе арестованных, а тем более только уволенных (как Сауд аль-Кахтани) никто особо не переживает. Их вряд ли казнят (если такое случится, то наиболее правдоподобной версией станет предположение о попытке “подставы принца-реформатора”), будут долго допрашивать, скорее всего, осудят, а потом… Вариантов хватает. Могут тихо выпустить через какое-то время, необходимое публике, чтобы забыть скандал. А могут и “закрыть” надолго, но только содержать в “царских” условиях, выделив для этого гостиницу не менее шикарную, чем та, в которой год назад содержали высокопоставленных коррупционеров (среди которых были и принцы, а на этой неделе в той же гостинице прошел международный экономический форум Riyadh Future Investment Initiative, названный “Давосом в пустыне”, но о нем чуть-ниже). Однако эти подробности останутся неизвестными широкой публике и тем более не окажут значительного влияния на отношения Саудовской Аравии с ее основными партнерами. Даже с теми западными странами, которые сейчас заявляют о прекращении поставок саудитам вооружений и о других возможных санкциях.

При всей скандальности ситуации представители Запада предпочтут удовлетвориться тем, что саудовская королевская семья перестала отпираться от доказательств вины своих подданных. И дело тут не только в меркантильных интересах, завязанных на энергоресурсах, хотя многие предрекали, что изоляция Саудовской Аравии может привести к “нефти по 200” и глобальному экономическому кризису. Ждать большего от одной из последних абсолютных монархий, лишь недавно начавшей очень медленно “откручивать гайки”, никто особо и не собирался. Требовать от королевства сейчас большего – значит перечеркнуть все пока робкие новации (типа открытия кинотеатров и разрешения женщинам водить машину), которые к тому же приписывают именно будущему “Хранителю двух святынь” Мухаммеду бин Салману. А его, напомним, турецкие СМИ называют главным виновником и чуть ли не “заказчиком” убийства, участниками которого оказались люди из его окружения.

В геополитическом же плане “отталкивание” Западом КСА означало бы переход ее в лагерь стран-террористов, каковыми все чаще признаются Россия и Иран.

Такого развития событий с большим нетерпением и “потиранием рук” ждали в Москве, но, по всей видимости, скоро не дождутся. Запад, скорее всего, ограничится угрозами (или даже введением, но кратковременным) санкций и “показательной поркой” в виде критики и снижения уровня участия в вышеупомянутом “Давосе в пустыне”, который должен был стать одним из главных показателей успешности политики Мухаммеда бин Салмана. Ведь и эти меры – например, отказ от участия в форуме министра финансов США (притом что в Саудовскую Аравию он все-таки приехал) – произвели на Эр-Рияд достаточно сильное впечатление. Следствием чего стало отсутствие на открытии Riyadh Future Investment Initiative и самого наследного принца, но произошедшее отнюдь не “в пику” сниженному представительству гостей: именно в это время он встречался с родственниками Джемала Хашогги.

Вполне возможно, что делал он это для того, чтобы уровень или даже количество делегаций не стали еще ниже. Но, видимо, при этом усвоил и то, что потенциальные западные инвесторы, чье мнение и отношение для него достаточно важны, вынесли ему последнее (и отнюдь не “китайское”) предупреждение: даже если удастся в этот раз “пропетлять” (что вполне возможно), в случае повторения ситуации у них уже не получится действовать вразрез с мнением их избирателей, скверно относящихся к сотрудничеству с режимом, столь откровенно попирающим права человека (и это касается даже Дональда Трампа со скепсисом относящегося к правозащитной тематике). Забавный получается побочный эффект у глобализации: немецкие или, скажем, канадские избиратели, оказывается, вполне способны – пусть и в ограниченной степени – диктовать условия саудовскому монарху.

Вряд ли Эр-Рияд сразу же “исправится” и прекратит, например, внесудебные расправы над неугодными. Но делать он это будет более точечно и только в крайних случаях. Да еще и пойдет, скорее всего, на определенные дальнейшие демонстративные послабления своим подданным, еще меньше оглядываясь на внутренние консервативные круги (именно их представители могут оказаться среди тех объектов точечных расправ, но которые Запад постарается не обращать внимания).

Урок того, что упор на права человека и соблюдение международных норм работает, когда это выгодно большому количеству весомых игроков (в том числе и в плане исполнения их предвыборных обещаний), предстоит усвоить и России. Кремль, занятый, носясь со своим “величием”, этого пока не понял, вследствие чего продолжает до сих пор “включать дурака” в ответ на обвинения в международных преступлениях.

Деловая столица
Поделитесь.