Foreign Policy: Ядерное оружие снова в цене После разрыва договора о РСМД безопасный мир вполне может кануть к лету

Cо времен концепции “равновесие страха”, которая определила лицо холодной войны, сменилось несколько поколений. Большинство ныне здравствующих американцев уже не знают, каково это нырять под парту во время учений по гражданской обороне, не застали причудливых схем бомбоубежищ и маршрутов эвакуации или не помнят горячечных споров о том, какая из стран первой обрушит свой термоядерный удар и какова при этом окажется его избыточная мощность.

А произошло это потому, что примерно четыре десятилетия назад Вашингтон и Москва свернули с пути в ядерную пропасть, заключив ряд соглашений о контроле над вооружениями. С решением администрации Трампа выйти из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД) — за которым, возможно, настанет очередь и договора СНВ — этот безопасный мир вполне может кануть в лету.

Подписанный в 1987 году Договор о РСМД стал краеугольным камнем политики разрядки. Он стремился положить конец состоянию повышенной боеготовности, когда ракеты, утыкавшие по периметру весь советский блок, оставляли обеим сторонам не более пары минут на подготовку к Армагеддону. По выражению тогдашнего президента США Рональда Рейгана, РСМД стал первым договором, который не просто ограничил, а уничтожил целый класс ядерных вооружений. США и Советский Союз пообещали уничтожить и отказаться в будущем от баллистических и крылатых ракет наземного базирования с радиусом действия от 500 до 5 500 километров, как ядерных так и обычных.

 

Теперь же Вашингтон замыслил выйти из Договора о РСМД. Президент США Дональд Трамп говорит, что Россия уже несколько лет как его нарушает. В сочетании с перспективой непродления Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ) Вашингтон, таким образом, позволит жуткому прошлому вернуться. Администрация Трампа не просто грозит откатить назад ряд мер предосторожности и безопасности, но вполне осознанно запускает заново гонку вооружений: план полной ядерной модернизации по оценкам Бюджетного управления Конгресса и другим данным займет 30 лет и обойдется в 1,6 триллиона долларов.

Вне всяких сомнений, русские и китайцы не останутся в стороне, однако с прекращением оговоренных соглашениями инспекций, правительства будут гораздо хуже осведомлены о том, что замышляет противоположная сторона.

“Остаться без глаз и ушей внутри стратегических сил России впервые за последние 40 лет чрезвычайно опасно, — полагает Александра Белл (Alexandra Bell), в прошлом чиновник из администрации Обамы, а ныне сотрудник Центра по контролю над вооружениями и разоружению. — Кроме обоюдных инспекций, нет никаких иных способов получения данных. Мы забьем гол в свои собственные ворота, если отберем у военных то, чего они так добивались”.

В понедельник Трамп заявил журналистам, что намерен увеличивать ядерный арсенал США, в том числе и против Китая, до тех пор, “пока люди не успокоятся”. Как его понимать, он не уточнил, однако предположил, что воскрешение Вашингтоном ядерной угрозы сделает другие страны сговорчивее.

“Это угроза кому угодно, всем подряд, — заявил Трамп. — Она касается Китая, она касается России, она касается любого, кто захочет играть в эти игры. Так вот этого вам не удастся. Я этого не позволю”.

В своей совокупности эти шаги в конечном итоге могут поставить мир перед новым “равновесием страха”, причем на нескольких фронтах разу. Теперь это же не только противостояние Вашингтона и Москвы. Большую часть холодной войны Китай имел лишь малую толику ядерных арсеналов США и СССР. Теперь же Пекин запас тысячи ракет, включая тактические и крылатые, ракеты средней и большой дальности и даже межконтинентальные баллистические ракеты наземного, корабельного и воздушного базирования. Китайский ядерный арсенал включает в себя мобильный комплекс “Дунфэн-41” (Dongfeng-41). С радиусом действия порядка 12 тысяч километров он считается самой дальнобойной ракетой в мире.

Доселе Пекин остерегался оснащать все эти ракеты ядерными боеголовками: Китай держит развернутыми порядка 250-300 боеголовок, то есть, примерно столько же, сколько Франция. Однако ситуация может измениться, если возникнет напряженность, а новый договор о сдерживании так и не будет подписан.

Китай уже полным ходом модернизирует свои ядерные силы в рамках более широкого противостояния с США, отмечает Кейтлин Талмадж (Caitlin Talmadge), специалист по оборонной политике США из Университета Джорджтауна. “При этом отнюдь не очевидно, что эта сфера соперничества окажется важнее других, так как противоракетная оборона, киберпространство, обычные ракеты или наземная и подводная война, где США и Китай уже какое-то время пытаются превзойти друг друга”, — сказала Талмадж.

Однако без ограничений, оговоренных соглашениями, “равновесие страха” в Тихоокеанском бассейне может стать столь же непредсказуемым, как то, что царило между Москвой и Вашингтоном в самые мрачные дни холодной войны.

Администрация Трампа в провале Договора о РСМД винит президента России Владимира Путина. В феврале 2007 года Путин заявил, что договор больше не отвечает интересам России. С тех пор Россия систематически его нарушает, оправдывая развертывание собственных ракет противоракетной обороной США. Пока что нарушения были относительно небольшими: по существу, Россия ограничилась лишь строительством порядка 40-50 запрещенных крылатых ракет SSC-8, отметил Мэтью Банн (Matthew Bunn), специалист Центра Белфера при Гарвардском университете по ядерному оружию. Банн отметил, что формально США также нарушают договор, размещая систему корабельного базирования “Иджис” (Aegis) на суше. “Будь на нашем месте кто-то другой, мы бы уже давно подняли крик”, — заявил он.

Беспокойство относительно намерения Трампа выйти из РСМД и его долгосрочных последствий выразил и ряд российских официальных лиц. За десятилетия, последовавшие за подписанием РСМД, был принят ряд ограничительных мер по финансированию демонтажа ядерного оружия в бывших советских республиках, включая программу Нанна — Лугара от 1991 года. Эти меры не только отвели сверхдержавы от края ядерной пропасти, но и укрепили мировую безопасность, лишив террористов доступа к ядерным материалам.

Как говорит Банн, когда он был в Москве в начале года, Сергей Рогов из Института США и Канады РАН — а он вхож в круги российских законодателей — начал конференцию с заявления о том, что выход из РСМД может “обрушить всю систему контроля над вооружениями”.

“Все, что у нас осталось, это новый договор СНВ, — добавил Банн, — но и он кончится в начале следующего президентского срока [2021 год], если не будет автоматически продлен на пять лет. В любом случае, он закончится либо через два с половиной года, либо через семь с половиной лет. И когда это произойдет, мы окажемся в положении, когда о ратификации нового договора в Конгрессе можно будет забыть”.

Похоже, именно этого и добивается советник Трампа по национальной безопасности Джон Болтон (John Bolton), общепризнанный “ястреб”. Свою карьеру Болтон сделал, уничтожая один договор о разоружении за другим, а теперь рядом замечаний дал понять, что уже нацелился и на СНВ тоже.

Трамп часто говорит, будто к ядерному оружию питает отвращение, однако на сей раз он следует повестке дня Болтона, а он, продолжая традиции “ястребов” холодной войны, выступает против всякого контроля над вооружениями. Самоограничивающие соглашения, полагает он и его единомышленники, лишь препятствуют способностям США создавать технологии, позволяющие превосходить силы соперника и доминировать на поле боя. “Ястребы” считают, что одержать победу в холодной войне помогла не политика разрядки и не договоры о сокращении ядерных вооружений, а, напротив того, агрессивное наращивание вооружений, которое привело к экономическому коллапсу СССР в тщетной попытке угнаться за США.

Если судить по Стратегии национальной обороны от 2018 года, администрация Трампа считает, что страна оказалась в таком же положении, вследствие чего считает необходимым освободить США от каких-либо ограничений на наращивание вооружений. “Главным вызовом процветанию и безопасности США является возобновление долгосрочного стратегического противостояния” с Россией и Китаем, говорится в стратегии. “Стремление к разработке новых технологий невозможно остановить”.

Болтон выступал за выход из Договора РСМД “еще в 2011 году, то есть даже до того, как были выявлены российские нарушения”, отметила Линн Растен (Lynn Rusten), занимавшая пост старшего директора по контролю над вооружениями в Совете национальной безопасности бывшего президента Барака Обамы. Как и со многие другие военные, она считает план Болтона о размещении ракет сухопутного базирования на архипелагах вокруг Китая “причудливой и ненужной”, поскольку мощь ракет США воздушного и корабельного базирования считается достаточной.

Стороной, настаивающей на разрядке и соглашениях о разоружении, всегда выступал Вашингтон. Теперь же Вашингтон в одностороннем порядке выходит из всех договоров, по сути предоставляя Путину и Си Цзиньпину возможность наращивать свои силы совершенно бесконтрольно.

“Полагаю, это распахнет ворота для новой, безудержной гонки вооружений”, — считает Растен.

На сегодняшний день шанс спасти Договор РСМД, который требует уведомления за шесть месяцев, еще есть. Растен и другие сторонники договора надеются, что договор может быть спасен, если Россия согласится выполнить его условия, а Конгресс надавит на Трампа. “Пока еще ничего не решено окончательно, и, я надеюсь, предстоит повторное рассмотрение, — сказала она. — Российские нарушения — это проблема, но выход из договора нам никак не поможет. Наоборот, лишь возложит вину на США”.

Большинство же наблюдателей предрекает, что выход США повлечет за собой начало новой эры, когда ядерное оружие снова станет частью стратегического расчета между сверхдержавами. Как сообщил Банн: “Не так давно я имел дружеский спор со старшим коллегой-республиканцем о том, когда отношения между США и Россией были более взрывоопасны: я говорил, что в начале 1980-х, а он — что во времена Карибского кризиса. Если мы лишимся всех соглашений о контроле над вооружениями, стратегический баланс может нарушиться, а это очень опасно”.

112.ua
Поделитесь.