DW: Почему США и Европа не идут на конфликт с Саудовской Аравией Убийство журналиста Джамаля Хашогги в саудовском консульстве в Стамбуле могло привести к экономическим потрясениям в мире. Но, скорее всего, этого не произойдет, говорят эксперты.США намерены аннулировать визы саудовцев, причастных к убийству журналиста Джамаля Хашогги

Об этом госсекретарь Майкл Помпео заявил в Вашингтоне во вторник, 23 октября. Принятые меры “не станут последним словом”, добавил он. Как стало известно позднее, ограничение затронет 21 гражданина Саудовской Аравии.

Между тем, если судить по котировкам цен на нефть последних дней, то ни США, ни Европа не хотят вступать в споры с Эр-Риядом из-за того, что власти Саудовской Аравии предположительно ответственны за убийство Джамаля Хашогги. Поскольку цены на нефть, обычно подскакивающие при первом признаке неуверенности в завтрашнем дне, испытали лишь мелкое колебание после того, как в начале октября Хашогги исчез после посещения саудовского консульства в Стамбуле.

“В настоящее время участники рынка не ожидают, что случай Хашогги повлечет за собой серьезные последствия, иначе колебания цен на нефть были бы намного сильнее”, – сказал DW аналитик банка Commerzbank Ойген Вайнберг (Eugen Weinberg).

Нефть по 400 долларов?

Поначалу не было недостатка в сообщениях в пользу ужасающих сценариев. Президент США Дональд Трамп сперва пообещал “суровое наказание” Саудовской Аравии за убийство журналиста. В ответ на возможные санкции Запада Эр-Рияд пригрозил использовать нефть в качестве оружия.

“Последствия санкций США против Саудовской Аравии привели бы к экономической катастрофе, которая сотрясла бы весь мир”, – написал Турки ад-Дахиль, гендиректор телеканала “Аль-Арабия”, контролируемого саудовскими властями. По его словам, в таком случае цена на нефть могла бы подскочить с нынешних 80 до 400 долларов за баррель. Рост цены на нефть в пять раз действительно стал бы шоком для мировой экономики, более сильным, чем во время нефтяного кризиса в 1973 году.

И все же сырьевые рынки пока сохраняют спокойствие. Цена на нефть испытала лишь кратковременное незначительное колебание. По мнению Вайнберга, не в интересах Эр-Рияда огорчать своих основных клиентов резким повышением цены на нефть, поскольку это привело бы к “их ускоренному переходу на альтернативные источники энергии”. Кроме того, это повысило бы прибыльность добычи в США сланцевой нефти.

США и Европа не будут рисковать связями с Саудовской Аравией

Похоже, что рынки также не рассчитывают и на то, что, с другой стороны, США и Европа будут рисковать экономическими связями с Саудовской Аравией из-за убийства журналиста. Вскоре после первого жесткого заявления Трамп значительно смягчил риторику в отношении Эр-Рияда. “До сих пор высказывания американского президента были очень сдержанными, если не сказать равнодушными. От инцидента с Хашогги он отмахнулся как от пустяка”, – указывает Вайнберг.

Европейский Союз также до сих пор весьма сдержанно относится к этому инциденту. По мнению аналитика, Европа не рискнет пойти конфликт с Саудовской Аравией. По крайней мере рынки этого не ожидают, иначе цена на нефть была бы значительно выше нынешних 80 долларов за баррель, отмечает Вайнберг. “Вероятность введения даже минимальных санкций в отношении Эр-Рияда, по мнению участников рынка, близка к нулю”, – добавил он.

Около трети импорта Саудовской Аравии приходится на Европу, 13 процентов – на США. Так что возможности для санкций имеются, однако, по всей видимости, ни ЕС, ни США не хотят потерять надежного клиента в лице Эр-Рияда.

Поставки вооружений Эр-Рияду

Саудовская Аравия закупит оружия на сумму в 110 миллиардов долларов, заявил в прошлом году Дональд Трамп во время своего визита в Эр-Рияд. “Все хотели получить этот заказ. Россия хотела и Китай, но мы его получили”, – сообщил Трамп на прошлой неделе в интервью телекомпании CBS. И добавил, что не будет угрожать саудовцам разрывом этого соглашения, поскольку “не хочет потерять контракты и не будет рисковать рабочими местами (в США. – Ред.)”.

Немецкие политики высказываются более осторожно. Но и нынешнее правительство ФРГ за время нахождения у власти разрешило поставки вооружений в Саудовскую Аравию на сумму в 250 миллионов евро, хотя саудовцы участвуют в войне в Йемене. Французские фирмы только в прошлом году поставили Эр-Рияду оружия и военной техники на один миллиард евро.

Саудовцы пытаются купить влияние на Западе через стратегические инвестиции

Саудовская Аравия проводит реструктуризацию своей экономики с целью снизить зависимость от нефти. Около 90 процентов доходов королевство получает от нефтяной промышленности, примерно столько же составляет доля нефти в экспорте.

Чтобы обеспечить растущее население работой и сохранить конкурентоспособность в будущем, страна создает новые отрасли промышленности и развивает инфраструктуру. “Реализуются мегапроекты на миллиарды долларов, и немецкие компании надеются получить крупные заказы”, – пояснил DW Томас Рихтер (Thomas Richter) из гамбургского Института по изучению Ближнего Востока.

Кроме того, Саудовская Аравия намерена увеличивать свой государственный инвестиционный фонд PIF, который в настоящее время располагает 250 миллиардами долларов. Согласно планам правительства, Public Investment Fund of Saudi Arabia к 2030 году должен стать крупнейшим в мире.

В последние годы PIF вложил крупные суммы в западные компании. “Саудовцы пытаются купить политическое влияние через стратегические инвестиции в западных странах”, – указывает эксперт по Ближнему и Среднему Востоку Штефан Ролль (Stephan Roll) из берлинского фонда “Наука и политика” (SWP).

Это могут быть компании в ключевых отраслях экономики или инвестиционные фонды, как Blackstone в США, в который саудовцы вложили 20 миллиардов долларов. Кроме того, они инвеcтировали 45 миллиардов долларов в фонд Vision Fund японского технологического концерна Softbank, 3,5 миллиарда – в американскую компанию по автомобильным перевозкам Uber, а также владеют 5 процентами акций компании Tesla.

Интересы крупных компаний влияют на внешнюю политику ФРГ

Боясь навредить собственным бизнес-интересам, немецкие компании долго не могли принять решение об отказе или участии в международной конференции инвесторов Future Investment Initiative (FII-2018), открывшейся в Эр-Рияде 23 октября.

От участия в этом престижном и сулящем выгодные сделки форуме, неформально названном “Давосом в пустыне”, из-за убийства Хашогги отказались многие представители мировой бизнес-элиты и известные политики. В отличие от руководителей таких крупных американских, британских, французских или швейцарских компаний и банков, как Ford, Uber, JP Morgan, Virgin, HSBC, EDF, AccorHotels, BNP Paribas, Société Générale, ABB, Credit Suisse, глава Siemens Джо Кезер (Joe Kaeser) колебался до последнего момента.

“Если мы перестанем разговаривать со странами, в которых люди пропадают без вести, то нам придется сидеть дома, потому что не с кем будет говорить”, – заявил Кезер журналистам еще 16 октября. О решении не ехать в Эр-Рияд глава Siemens объявил в Twitter 22 октября, меньше чем за сутки до начала форума.

Интересы крупных компаний оказывают влияние на внешнюю политику Германии. Совсем недавно Siemens сдал в эксплуатацию в Египте неподалеку от Каира три газо- и паротурбинные электростанции, являющейся частью крупного контракта на 8 миллиардов евро.

“Политика Германии в отношении Египта после 2014 года сильно изменилась, став благосклонной к режиму Аль-Сиси, поскольку Siemens получил этот крупный заказ на строительство электростанций”, – считает Штефан Ролль. Это был самый крупный разовый заказ в истории компании. Эксперт не ожидает, что инцидент с Хашогги повлечет за собой экономические последствия для Саудовской Аравии.

DW
Поделитесь.