BuzzFeed: Женщина, которая с гордостью носит звание главного в России тролля Ее задача - не делать людям приятно, а объяснять все так, как выгодно России. Это невероятно трудно, ведь часто взгляд официальной России очень отличается от правды

“С тех пор как Мария Захарова приступила к работе по информированию остального мира о намерениях России, ее еженедельный брифинг стал популярным на телевидении. Ее стиль, боевой и агрессивный, отразил растущую воинственность России как внутри страны, так и за рубежом”, – пишут в совместной статье журналист BuzzFeed Эмили Тэмкин и корреспондент “Медузы” Константин Бенюмов.

“Ее бесцеремонно конфронтационный подход заставил бы Дональда Трампа и Сару Сандерс позавидовать, – отмечают авторы статьи. – Она обливала грязью репортеров и критиковала предполагаемые фейковые новости еще до того, как это стало термином. Она воплощение того времени, когда Россия, чувствуя, что на нее кричали годами, стала готова прикрикнуть в ответ – громко, яростно и не давая возможности усомниться в ее позиции. И в конце концов, даже те, с кем она схлестнулась, называют ее успешной”.

“Ее задача – не делать людям приятно, а объяснять все так, как выгодно России. Это невероятно трудно, ведь часто взгляд официальной России очень отличается от правды. И Захарова достаточно хорошо справляется с этой задачей. В истории со мной, например, для российских СМИ она вышла победительницей”, – сказал в интервью “Медузе” финский журналист Эркка Микконен, чей вопрос о положении геев в Чечне Захарова переадресовала Кадырову.

В советские времена пресс-конференции МИДа были рутинными и скучными: серьезные мужчины в костюмах зачитывали сухие официальные заявления и таким же официальным языком отвечали на вопросы.

“После распада Советского Союза так, по большому счету, и оставалось. А затем пришла Мария Захарова, – говорится в статье. – 42-летняя Захарова полностью изменила публичное лицо российской дипломатии. Исчезли сухие статистические данные, и на их место пришел искрометный язык и шутки на грани приличия. Она одна из немногих официальных представителей в России, которых знают по имени. Ее брифинги, набирающие миллионы просмотров на YouTube, также сделали ее звездой в интернете”.

“Кажется, что Захарова везде – на брифингах, в ток-шоу на телевидении и во всех соцсетях. В “Инстаграме” сплошной латте и цветы. По-настоящему блистает она в Facebook, где она высказывает своим почти 395 тыс. фолловеров мнение обо всем – от поэзии до бед Запада”, – продолжают журналисты.

“Она не всегда в своих высказываниях придерживается дипломатического протокола, – пишут Бенюмов и Тэмкин. – Однажды на ток-шоу она сказала украинскому эксперту: “Дайте мне сказать. Иначе вы сейчас действительно услышите, что такое российские ракеты!” Она заявляла, что у администрации Барака Обамы нет достижений во внешней политике. Когда госсекретарь Обамы Джон Керри в речи на выпускном в Гарвардской школе Кеннеди сказал, что при администрации Трампа студентам следует “учить русский язык”, Захарова указала на то, что у него самого было на это два срока. Она особенно откровенно высказывала свое мнение о Майкле Макфоле, после США в России при Обаме: “Мы помним его профессиональную некомпетентность”.

“Захарова также полностью переосмыслила то, как Россия представлена в сети. У МИДа внезапно появился аккаунт в Twitter, продвигающий образ России и рьяно отстаивающий свою точку зрения. На Западе этот аккаунт (как и аккаунты российских посольств по всему миру) заработал репутацию агрессивного и вольно обращающегося с фактами”, – повествуют авторы статьи.

Агрессивная позиция в сети совпала со столь же воинственной внешней политикой России, пишут журналисты, перечисляя события на Украине и в Сирии. “Захарова на каждый новый виток откликалась шутками в сети и репликами прямо для соцсетей, но в каждом выпаде был глубоко серьезный месседж: она и министерство будет высмеивать, а не принимать или усваивать критику российской внешней политики, – отмечают авторы. – Со временем это только усилилось. С тех пор как Россию обвинили во вмешательстве в американские выборы в 2016 году и слово “тролль” практически стало синонимом России, МИД только подыгрывал”.

“Провокационность сослужила ей хорошую службу и в профессиональном отношении”, – говорится в статье. По словам политолога Мэтью Рожански, директора Института Кеннана в Международном научном центре имени Вудро Вильсона, у людей уровня Захаровой в российской политике “есть все причины попытаться повысить или сохранить свой статус. Один из самых очевидных способов это сделать – пытаться лезть в драку”.

“И Захарова показала, что умеет вступать в драку с самым могущественным и крупнейшим задирой из всех – с Соединенными Штатами Америки. Ее недипломатичный, саркастический подход принес ей немало недоброжелателей на Западе”, – пишут авторы статьи. “Я понятия не имею, почему она так мною одержима, – сказал Майкл Макфол. – Но она правда ведь кажется одержимой”.

Захарова, однако, признает, что ее работа во многом нацелена на внутреннюю аудиторию. Она считает важнейшей частью своей работы возможность говорить напрямую с людьми: “Сегодня ты должен говорить не только со СМИ”.

“Ее готовность к взаимодействию, пусть даже воинственному, принесла ей кое-каких поклонников в российских СМИ. Они привыкли к непроницаемым министрам и чиновникам, которые ведут себя так, будто пресса – это злотворная сила, которую нужно избегать. И для них Захарова, по крайней мере, кто-то, с кем можно поговорить. Она обрушит поток критики и язвительности, но потом ответит”, – пишут журналисты.

Близкие к правительству источники считают все это шоу-бизнесом для повышения цитируемости в прессе. Бывший научный руководитель Захаровой профессор ВШЭ Алексей Маслов считает, что Захарова оказалась в нужном месте в нужное время – когда правительству понадобился яркий человек, представляющий его во внешней политике. “Мария Захарова, безусловно, войдет в историю, – сказал Маслов. – Она олицетворяет собой новый этап развития российской дипломатии. Но когда этот этап закончится, ярких людей могут вообще убрать”.

BuzzFeed
Поделитесь.