Европейская правда: Зачем Белград реанимирует конфликт с Косовом Сербия считает Косово и Метохию своей провинцией. Косово считает себя независимым государством. Компромиссного определения статуса частично признанной страны за все шесть лет сербско-косовских переговоров под эгидой ЕС так и не было найдено

2 октября на аэродроме Батайница в 25 км от Белграда начались совместные тренировочные полеты российских и сербских военных летчиков.

Учения “БАРС-2018” продлятся до 6 октября. В них принимают участие военно-воздушные силы, подразделения противовоздушной обороны Сербии и Воздушно-космические войска Российской Федерации. Полеты проводят смешанные экипажи на самолетах военной авиации Сербии.

Как сообщило сербское Министерство обороны, цель учений заключается в повышении уровня оперативных возможностей авиации обеих стран. Перед участниками учений стоят задачи по контролю и защите воздушного пространства и выполнению поисковых и спасательных задач.

Совместное мероприятие двух армий стало красноречивым фоном для встречи 2 октября в Москве президента Сербии Александара Вучич и президента РФ Владимира Путина.

Картинки по запросу вучич путин

Александр Вучич и Владимир Путин

Российская военная помощь

Сербский и российский лидеры в своих заявлениях для прессы ничего не говорили о возможности прямой военной помощи Москвы Белграду. Но сам факт проведения совместных тренировок, не первых и не последних, говорит сам за себя – стороны явно настроены развивать партнерские отношения в оборонной сфере.

Кроме постоянных совместных учений, наиболее масштабными из которых являются ежегодные маневры под красноречивым названием “Славянское братство”, Белград и Москву связывают активные поставки военной техники.

В декабре 2016 года Сербия и Россия подписали соглашение о военной помощи, по которому Москва обязалась бесплатно передать Сербии значительные партии бронетехники, военных самолетов, вертолетов, систем ПВО, другого военного имущества. Белград должен платить только за ремонт и модернизацию. С тех пор процесс передачи техники идет полным ходом, причем часть ее поступает не напрямую из России, а из Беларуси.

Появились даже слухи о поставках в Сербию зенитных систем С-300, но пока стороны не подтверждают эту информацию.

Несмотря на эти процессы, публичная риторика Сербии на данном этапе остается подчеркнуто мирной.

Хотя это и может показаться немного странным, но действительно все указывает на то, что сейчас в планы Белграда не входит вооруженная эскалация конфликта с Косовом. Тем более, что 4 октября президент Сербии уже отменил свой приказ о приведении Вооруженных сил страны в полную боевую готовность.

Впрочем, многое из того, что происходит в последнее время, не добавляет уверенности в такой оценке ситуации.

Последний пик напряженности был вызван довольно провокационным вояжем президента Косова Хашима Тачи на ГЭС и водохранилище Газиводе на севере республики, в район, который де-факто не контролируется Приштиной. Событие привело к приведению сербской армии в боевую готовность, но все же все завершилось лишь демонстрацией готовности к бою, а не запуском силового сценария.

Впрочем, поездка косовского президента на озеро все же стала очередным поводом для обострения ситуации, но в другой сфере – политико-дипломатической.

Нормализация отменяется?

Из последних заявлений и речей сербских чиновников можно сделать только один вывод: Белград решил провести ревизию всех процессов, которые продолжаются последние шесть лет, в рамках так называемой нормализации отношений Сербии с Косовом.

Де-факто еще раньше состоялся выход Белграда из трехстороннего формата сербско-косовских переговоров при посредничестве Европейского Союза в Брюсселе. Как известно, на последнем таком “микро-саммите” в начале сентября президент Сербии устроил демарш, просто отказавшись от встречи со своим косовским коллегой.

Хотя сербские официальные представители приводят другие причины, в реальности камнем преткновения, или, скорее, стеной, к которой пришли стороны, стал статус Косова.

Сербия считает Косово и Метохию своей провинцией. Косово считает себя независимым государством. Компромиссного определения статуса частично признанной страны за все шесть лет сербско-косовских переговоров под эгидой ЕС так и не было найдено (потому что в действительности его не существует).

И теперь пришло время, когда Сербия решила переходить в наступление – пока на политико-дипломатическом уровне.

Активность в этом направлении продолжается уже некоторое время. Например, сербское Министерство иностранных дел последние месяцы регулярно рапортует об отказе от признания независимости Косова разных небольших государств, в основном в Африке или на островах.

Или можно вспомнить визит сербских чиновников в США летом этого года, по итогам которого они констатировали, что Вашингтон больше не считает вопрос Косова закрытым и готов обсуждать и другие варианты окончательного решения этой проблемы, кроме безальтернативного признания независимости.

И нынешний визит Вучич к Путину стал как бы объявлением о переходе к следующему этапу операции на “косовском фронте”.

Атака на миротворцев

Главное, о чем договорились сербский и российский президенты – это совместные действия в международных организациях. Можно, очевидно, ожидать появления инициатив по пересмотру нынешнего положения дел в Косове, например, по поводу миротворческой миссии.

Белград, после поездки косовского президента в Газиводе, выдал целый ряд критических замечаний в адрес миротворцев KFOR и НАТО в целом, обвинил их в том, что они не выполняют свою миссию, определенную мандатом, предоставленным Советом Безопасности ООН.

Задача миротворческого контингента в Косово, с сербской точки зрения, должна заключаться в защите сербов на основе уважения территориальной целостности Сербии. Тогда как руководство и НАТО, и, соответственно, KFOR считает Косово независимым государством и не видит проблем с перемещением косовских лидеров и/или силовиков по территории республики или, наоборот, с тем, что сербский президент не может попасть в некоторые районы Косова из-за блокирования дорог местными косоварами (как это произошло в начале сентября с Вучичем).

Можно спрогнозировать, что первое, что будет делать на данном этапе Сербия вместе с Россией – это выдвижение претензий к работе миротворческой миссии.

Сербские провластные СМИ уже анонсируют рассмотрение вопроса о ситуации в Косове на Совете Безопасности ООН в ноябре, когда председателем этого органа будет Китай (еще один союзник Сербии по косовской теме). Как предполагается, на заседании будет представлен доклад генерального секретаря ООН Антонио Гутерреша с критикой власти Приштины.

В докладе, как пишет сербская пресса, есть упоминание о нераскрытом убийстве сербского политика в Косове Оливера Ивановича, есть описание намерений по строительству современной автодороги Дечани (Косово) – Плав (Черногория) поблизости от старинного храма, что, по мнению Сербской православной церкви, приведет к разрушению святыни, а также другие проблемные моменты.

При обсуждении надо ждать от российской делегации высказывания возмущения, в том числе по поводу бездействия миротворцев (с подобным заявлением уже выступил МИД РФ). Возможно, прозвучат также заявления о необходимости переформатирования миротворческой миссии.

“Мы не хотим заморозить конфликт”

В целом выступление Антониу Гутерреша в который раз напомнит миру позицию ООН, которая не приняла Косово в свои ряды и, таким образом, не признала это государство, что, конечно, станет хорошим сигналом для тех, кто считает, что “Косово – это Сербия”.

Об этом, кстати, напомнил недавно генсек ООН, который во время встречи с сербскими чиновниками в Нью-Йорке прямо заявил, что для ООН Косово не является государством. “Мы стремимся найти решение, и мы не хотим заморозить конфликт”, – отметила тогда, комментируя результаты своего визита в ООН, премьер-министр Сербии Ана Брнабич.

“Размораживание” косовского конфликта – новая цель внешней политики Сербии,

задачей которой является изменение статуса косовского вопроса с “решенного” на “нерешенный” и возвращение этой темы в повестку дня мирового сообщества.

О большем, чем “размораживание” ситуации, никто не говорит, но активное и во многом демонстративное сотрудничество Сербии с Россией, в том числе в военной сфере, убеждает в готовности Белграда немного дать этому вопросу “нагреться”.

Понятно, что во время подобных “экспериментов”, для предупреждения развития событий в непредсказуемом направлении, сербскому руководству необходимо контролировать ситуацию целиком и полностью. Но можно ли это сделать, находясь в пороховом погребе Европы и имея в качестве партнеров по “игре” страну, которая не так уж и далеко от Балкан пятый год ведет захватническую войну против соседней страны?

Европейская правда
Поделитесь.