Детали: Кремль атакует Нидерланды А в мае 2018 года правительство Голландии запретило использовать антивирусное компьютерное обеспечение «Лаборатории Касперского» — как указал министр юстиции Фердинанд Гропперхаус в докладной записке местному парламенту, «из-за опасений, что Кремль может использовать его для шпионажа»

Высылка из Нидерландов разоблаченных агентов ГРУ — лишь очередной эпизод в ожесточенной «холодной войне», которую власти этой небольшой страны ведут с Россией на протяжении последних лет. Голландцы обороняются, а Кремль, как и в других странах мира, атакует.

Премьер-министры Нидерландов и Великобритании, Марк Рютте и Тереза Мэй, в совместном заявлении назвали последние действия ГРУ на территории Нидерландов неприемлемыми, безрассудными и деструктивными. Они еще мягко выразились: ведь хакерской атаке, организованной ГРУ, подверглась не частная лавочка, и даже не местная правительственная инстанция, а международная организация по запрещению химического оружия (ОЗХО), созданная при ООН в 1997 году. В ее задачи входит обеспечение норм Конвенции о запрете химоружия, принятой в 1993 году, в том числе, защита государств, подвергшихся химической атаке, или тех, кому угрожает такая атака. Россия вступила в ОЗХО, Великобритания тоже, а между тем, согласно Конвенции, ни одно государство не может отказать в инспекции на предмет разработки или хранения у нее химоружия — если на то поступил запрос от другого государства. Но запрос должен быть обоснован, потому проверки, проводимые здесь, так важны.

Штаб-квартира ОЗХО находится в Гааге. И четверых российских агентов местная служба военной разведки накрыла на попытке взломать ее внутреннюю сеть 13 апреля — как раз, когда здесь исследовали вещество, которым в британском городе Солсбери были отравлены Скрипали. Затем всех четверых выдворили из страны.

Это уже не первая атака российских хакеров против Голландии. В 2017 году они пытались взломать серверы голландского Управления безопасности (DSB), также находящегося в Гааге.

Когда-то оно называлась Управлением транспортной безопасности, которое занимается расследованием происшествий в авиации и строительстве, а также вопросами охраны здоровья людей и животных, защитой трубопроводов, безопасности железнодорожного транспорта и судоходства. DSB обладает полномочиями проводить расследование несчастных случаев и катастроф, случившихся в любой из перечисленных областей. Именно к DSB обратилась Украина, в лице своего национального бюро по расследованию авиакатастроф, с просьбой изучить и выявить причины крушения самолета «Малазийских авиалиний» — еще и потому, что среди погибших было немало голландцев, да и вылетел самолет из Амстердама, взяв курс 17 июля 2014 года на Куала-Лумпур.

Самолет был сбит над Донецком ракетой ЗРК «Бук», погибло 298 человек, Украина обвинила Россию, и голландцы обвинения поддержали. Но Россия назвала предварительные выводы DSB предвзятыми и заказными (Украине, впрочем, они тоже не особо понравились). Следственная группа, между тем, продолжила работать — и, видимо, российской разведке захотелось узнать, не нашли ли дотошные нидерландские следователи еще какие-то неприятные подробности. Финальный отчет DSB представила в октябре прошлого года, а первая кибератака на нее была осуществлена в сентябре: хакеры пытались украсть данные входа в систему, создав фальшивую страницу регистрации. Позднее они попытались взломать и закрытую сеть, в которой сотрудники DSB конфиденциально общаются друг с другом.

Крушение Боинга МН17

Еще двух российских шпионов поймали в той же Гааге в сентябре 2018 года. Эти, правда, ехали в Швейцарию с целью проникнуть в лабораторию Шпиз, где исследовали как упомянутое вещество из Солсбери, так и образцы газа, который режим Асада применял против своих противников в Сирии. Швейцарская разведслужба передала сведения и голландским, и британским коллегам, потому шпионов взяли еще в пути. В момент ареста у «туристов» нашли оборудование, используемое для хакерских взломов. Их тоже депортировали.

Скорее всего, выводы лаборатории не понравятся России. И пока ученые в Швейцарии корпели над микроскопами, сотрудники российского посольства в Нидерландах тоже не сидели сложа руки. Пообещали, например, доставить в эту страну из Сирии 17 человек, пострадавших от газа, но не на лечение — а чтобы показать, что видеоролики с мертвыми людьми, подтверждающие факт использования режимом Асада (при возможном содействии его военных союзников) химического оружия — это инсценировка, а на самом деле участники тех съемок живы-здоровы и довольны жизнью. Как именно посольские пропагандисты планировали доказать по одному лишь внешнему сходству, что речь идет об одних и тех же людях — остается только гадать.

Помимо хакеров, в Нидерландах активны и сетевые российские тролли.

В июле этого года Кремль с их помощью пытался влиять на публичные дебаты в этой стране, а также в Бельгии. Проверка показала, что троллями управляют из хорошо известного санкт-петербургского Агентства интернет-исследований. Они публиковали, на голландском языке, посты в «Твиттере».

Ранее бывшая глава МВД Голландии Кайса Оллонгрен уже обвиняла Россию в попытке распространять подобным образом свое влияние. А в мае 2018 года правительство Голландии запретило использовать антивирусное компьютерное обеспечение «Лаборатории Касперского» — как указал министр юстиции Фердинанд Гропперхаус в докладной записке местному парламенту, «из-за опасений, что Кремль может использовать его для шпионажа». Министр подчеркнул, что о таких случаях пока ничего неизвестно, но такую возможность нельзя исключать в свете российской кибер-агрессии, «нацеленной, в частности, на Нидерланды». И, в качестве доказательства своим сомнениям, рассказал, что российские компании обязаны помогать спецслужбам по их требованию.

Правда, неясно, убрали уже российский софт с компьютеров местных правительственных служб, или пока еще не успели. Но российское ГРУ своими действиями доказало, что Нидерландам в самом деле есть, от чего защищаться. Впрочем, пока что это у них хорошо получается.

Детали
Поделитесь.