Деловая столица: Когда Британия передумает уходить из Европы Лондон ищет альтернативу существующему варианту Брекзита, который отверг ЕС. Между тем Тереза Мэй теряет авторитет

После провала переговоров с Брюсселем политическая жизнь Великобритании взяла курс на новые (условно “досрочные”, хотя определенных сроков местной политической традицией не устанавливается – потеряв большинство, кабинет идет в отставку) парламентские выборы.

Политическое садо-мазо

Фиаско с “мягким Брекзитом”, пока, правда, неокончательное, поскольку надежды на исправление ситуации еще остаются, – лишь спусковой крючок политического кризиса на острове. В июне прошлого года консерваторам под руководством Терезы Мэй не удалось взять однозначного большинства на объявленных ею же самой (премьеру хотелось стать самостоятельной фигурой, а не преемницей Дэвида Кэмерона) досрочных выборах. Также она хотела утверждения в качестве управляющей Брекзитом в той форме, в которой она его видит, – долгого процесса с максимально щадящими условиями, транзита Великобритании в статус отношений с ЕС, схожий, скажем, с норвежским.

Но Мэй едва удержала власть, от отчаянья заручившись поддержкой небольшой группы юнионистов из Северной Ирландии, то есть местных политиков-протестантов, поддерживающих нахождение Ольстера в Северной Ирландии. Казалось бы, кабинету следовало в таком случае проводить наименее конфликтный, тихий курс, не раскачивать лодку. Однако эти год и четыре месяца были, к сожалению для Мэй, были выдержаны в совершенно другой, рваной динамике и стилистике. Сразу после выборов она лишилась ближайших советников, взявших на себя ответственность за низкий результат тори.

Затем был скандальный визит Дональда Трампа, разверзающийся ад в российском вопросе (риторикой здесь не отделаешься, Великобритания нуждается в глубокой чистке от пустившего в стране корни российского криминала). И, наконец, раскол правительства из-за проекта мягкого выхода из ЕС (представленного на конференции в Чекерс), который правые союзники премьера назвали капитуляцией. По их мнению, Лондон лишается голоса в европейских делах, но при этом продолжает зависеть от ЕС даже в изменениях собственных законов.

Правые тори, ведомые более или менее внятным Борисом Джонсоном (у которого, правда, пока нет простых путей возглавить партию – надо, чтобы Мэй ушла или проиграла выборы), не оценили уступок ЕС. К примеру, того, что Брюссель засекретил сумму потенциальных британских компенсаций за выход, а также того, что сумма эта явно не так велика, как изначально предполагалось. Очевидно также, что идеологические вожди Брекзита переоценили значение Великобритании в экономике ЕС – оказалось, что Лондон гораздо больше зависит от партнеров по союзу, чем они от Великобритании. Любопытно, как в очередной раз сработал деструктивный мем “мы всех кормим”, разрушивший уже не одно государство. Теперь сепаратисты хотели бы спрятаться за спинами избирателей, убеждая их в том, что раз политический мазохизм не удался, то надо попробовать политический садизм – резкий односторонний разрыв всех связей с континентом.

Можем повторить

Сама Тереза ​​Мэй считает, что переговоры по соглашению о выходе страны из состава Европейского Союза заглохли. Об этом она заявила в специальном видеообращении после встречи с лидерами стран – членов ЕС в Зальцбурге, которое опубликовано в Twitter. “Дональд Туск отметил, что наши предложения могут подорвать единый рынок. Он не объяснил причин и не предоставил альтернативного предложения. Итак, мы зашли в тупик”, – сказала Мэй. Похоже, имеется в виду то, что нельзя участвовать в едином рынке на тех условиях, которые хотел бы Лондон – так, Норвегия и Швейцария не рвутся в члены ЕС, но и не требуют для себя особой роли.

Но примечательно, что Мэй уже осознает: нынешняя линия Лондона практически неизбежно приведет к развалу Великобритании. Так, премьер-министр подчеркнула недопустимость экономического отделения Северной Ирландии от остальной Великобритании, а также варианта, при котором страна останется в европейской экономической зоне и продолжит подчиняться всем европейским правилам

 

Иными словами, позиция британского кабинета несколько ужесточилась в угоду радикалам, но как-то совсем уж не вовремя. Премьер-министр ожидает, что в ЕС объяснят, что конкретно мешает достижению соглашения, и предложат альтернативы. Этот странный тезис напоминает навязчивые звонки друг другу распавшихся пар, пытающихся склеить расколовшийся сосуд былых отношений.

Проблема, в общем, в самой Великобритании и политике ее правительства, пытающегося оседлать волны общественного мнения. Но не факт, что кабинет правильно их интерпретирует. К примеру, Мэй также напомнила о том, что она категорически отвергает идею проведения второго референдума о Брекзите. И очень зря, поскольку именно в этом направлении начал разворачиваться корабль общественных настроений. Ведь менее чем неделей ранее к повторному голосованию призывал мэр Лондона лейборист Садик Аман Хан.

Недавно гарантировав себе новое выдвижение партией в мэры, Хан все чаще бросает вызов партийному лидеру Джереми Корбину, застрявшему в антиглобалистских фобиях коммунистов времен холодной войны и борьбе с “израильской военщиной”.

“Мы стоим перед подлинным риском – плохая сделка или ее отсутствие. Оба варианта нанесли бы огромный ущерб Лондону и Соединенному Королевству”, – написал Хан в своем микроблоге в Twitter 15 сентября. Далее, в колонке для британской газеты The Observer, мэр британской столицы отметил угрозы, которые несет Брекзит. “Я не верю, что Мэй обладает полномочиями для того, чтобы столь грубо подвергать опасности экономику и источники дохода людей”, – отметил Хан

 

Проблему широко обсуждают и мастодонты британской и глобальной политики, в частности, исторически наиболее успешный лидер лейбористов Тони Блэр. По его словам, в течение ближайших пяти лет Великобритания может пересмотреть свое решение о выходе из ЕС. Этот прогноз экс-премьер-министр Соединенного Королевства сделал, выступая на 15-й встрече Ялтинской европейской стратегии (YES) “Будущее поколения всего”. “Сделаю один прогноз, а через пять лет увидим, ошибся ли я: Европа выживет, Европа будет процветать, и Великобритания отменит свое решение о Брекзите”, – сказал он.

Блэр напомнил, что после Второй мировой войны Европа объединялась ради поддержания мира, однако пребывание в ЕС дает и другие значительные преимущества. “Мы имели 60 лет мира – это очень серьезное достижение… Но главная цель существования Европы сегодня – быть сильными”, – сказал он и добавил, что для противостояния возможному давлению со стороны трех стран-гигантов – США, Китая и Индии, странам среднего размера следует держаться вместе.

Любопытно, что Россия среди стран-гигантов названа не была. Впрочем, картины с имитационных выборов в крупных российских провинциях, которые Кремль каким-то образом умудрился проиграть, показавшие миру обнищавшую и разоренную милитаристской политикой Путина страну, в какой-то степени объясняют, почему это так.

Между тем оппозиция тоже пытается распутать клубок Брекзита, сплетенный недалекими экстремистами под влиянием российских спецслужб. Политический Лондон ищет альтернативу существующему варианту Брекзита, который отверг ЕС.

25 сентября лейбористы утвердили свой план. Среди предложений – опять-таки новый референдум и досрочные выборы в парламент перед разработкой нового соглашения.

Консерваторы тем временем рассматривают более жесткие договоренности по примеру отношений ЕС с Канадой (да только ЕС не намерен ничего подобного подписывать – процедура предполагает старт всего процесса с самого начала и никак иначе. Напомним, что Украина шла к нынешнему соглашению не менее шести лет).

Выборами по Брекзиту

Терезу Мэй, впрочем, не устраивает ни один из вариантов: она по-прежнему считает “план Чекерс” наиболее удачным. Проблема в том, что на неформальном саммите глав государств и правительств ЕС в Зальцбурге его просто засмеяли. Президент Франции Эммануэль Макрон отметил, что предложения Лондона в существующем виде “не являются приемлемыми, особенно в том, что касается экономической сферы”. Председатель Европейского совета Дональд Туск назвал позицию британского премьера “на удивление жесткой и фактически бескомпромиссной”.

Тем временем даже Лондонская фондовая биржа официально признала Польшу развитой страной, а сепаратизм ударил по повседневной жизни британцев. В частности, Лондон был вынужден заявить, что примет односторонние меры для “поддержания стабильной работы своих учреждений” в случае отсутствия соглашения о дальнейшем сотрудничестве с Евросоюзом.

Эта декларация – ответ на многолюдный лондонский митинг: общественные активисты обеспокоены, что в Британии возникнет острый дефицит медикаментов в случае, если соглашение с ЕС не будет достигнуто. Британские власти пытаются последовательно развеивать страхи населения и настаивают, что это соглашение, скорее всего, будет достигнуто, хотя неизвестно когда и неизвестно кем.

Тем более что теперь Мэй завязла еще и в обсуждении торговых вопросов с президентом США Дональдом Трампом на полях Генассамблеи ООН. Но насколько конструктивно общаться на тему Брекзита с Трампом – неизвестно. Мэй в его глазах – предательница великого дела развала глобализации и региональной интеграции. Скорее всего, президент США спросит британского премьера о здоровье Бориса Джонсона.

В этих обстоятельствах неудивительно, что, как пишет The Sunday Times, советники Мэй тайно начали готовиться к возможным досрочным выборам в парламент едва ли не в ноябре, пока ее светлый образ совсем не угас (хотя с антирейтингом там ситуация тяжелая, она уступает чуть ли не всем заметным тори).

Цель ясна – спасти переговоры с континентом и сохранить пост премьера для Мэй. В команде считают, что посредством выборов получат поддержку нового плана по выходу Великобритании из Евросоюза. При этом сама Мэй готова уйти в отставку следующим летом, чтобы избежать вотума недоверия в правительстве. Что еще больше запутывает ситуацию – зачем же тогда голосовать за нее и тори через один-два месяца?

На сегодняшний день рейтинги обеих партий практически равны, но золотой акцией владеет возродившаяся Либерально-демократическая партия. Которая на этот раз, скорее всего, объединится с лейбористами. Однако представляется, что к тому времени руководство обеих ключевых политических сил – консерваторов и лейбористов – пройдет сквозь изменения и перестановки, поскольку с ситуацией оно явно не справилось. В Брюсселе же спокойно наблюдают за происходящим, поскольку ничего неожиданного для континента в этом отношении не происходит.

Деловая столица
Поделитесь.