Деловая столица: Конец России придет на 18 лет раньше Мигранты уже не перекрывают убыли населения РФ

На фоне споров о решении Украины разорвать Большой договор с Россией, которое в пятницу прошло очередной этап в виде ноты, отправленной нашим МИДом “за поребрик”, украинцы не обратили внимания на некоторые документы, просочившиеся в обратном направлении. А содержащаяся в них информация говорит о том, что в относительно скором времени дружить, сотрудничать, а тем более стратегически партнерствовать будет уже просто не с кем.

Бомба от Росстата

Об этом явственно говорит отчет Росстата за январь-август 2018 года, на котором можно писать тот призыв, который все чаще выносят в шапки оппозиционные российские СМИ: “Читайте, пока не запретили (засекретили)”. Конечно, если просмотреть заголовки публикаций ссылающихся на него российских СМИ (в первую очередь официальных, само собой), то подобное впечатление не сложится. Сплошное “растет процент жиров у масле”, благодаря чему те, кто знакомится с реальностью посредством новостных лент своих социальных сетей, могут радоваться продолжающемуся (вечно) “вставанию с колен”, которому, конечно же, “санкции нипочем”.

Но если эту новость открыть, а тем более дочитать до конца, то картина для россиян становится куда менее оптимистической. Например, в конце публикации о том, что промышленное производство в РФ выросло за отчетный период (когда цены на нефть радовали Кремль) на 3,1%, можно прочитать, что в августе этот рост уже сократился до 2,7% против июльских 3,9%. Но тут хоть рост сохраняется. А вот после бодрых отчетов о том, что доходы россиян за восемь месяцев нынешнего года увеличились на 2,2%, можно прочитать, что в августе они уже сократились по сравнению с июлем на 0,7%.

Самая же бодрая новость, которую российские СМИ почерпнули из росстатовского отчета, радует их читателей тем, что доля бедных в России во II квартале снизилась до 12,8% (18,8 млн россиян вместо 20,8 млн в первом квартале). И это снижение наблюдается впервые за несколько лет. Тут, казалось бы, никакой особой “ложки дегтя” не найти. Кроме, правда, того факта, что “несколько лет”, в течение которых количество граждан РФ с доходами ниже прожиточного минимума только возрастало, упираются в 2012 год, а не в 2014-й, когда против страны начали вводить санкции за ее агрессию в Украине. То есть, коварством Запада обеднение россиян объяснить трудно (украинская экономика, кстати, в этом же году начала демонстрировать отрицательные тенденции, так что объяснять “зубожіння” Евромайданом, начавшимся в конце следующего года, тоже не особо правильно).

Чтобы у этой медали увидеть обратную сторону, о которой не особо хотят говорить российские СМИ, нужно дочитать до конца не их публикации, а сам отчет Росстата. И тогда выяснится, что сокращение количества людей с доходами, не дотягивающими до прожиточного минимума, происходит практически так же, как и в уже классическом номере пятигорского КВНа, показавшем единственно возможный способ исчезновения “бедняков” в России – их вымирание. Причем вкупе с остальным населением РФ. И процесс этот идет набирает темп, просто до прошлого года естественную убыль населения (превышение смертности над рождаемостью) Кремлю удавалось маскировать за счет трудовых мигрантов. Ведь статистика оперировала числом не граждан, а жителей РФ. Благодаря этому даже самый правдивый и последовательный в мире президент (тот самый, который сначала говорил, что российские войска в незаконной аннексии Крыма не участвовали, а потом сам себя опровергал), в послании к Госдуме в 2016 году утверждал, что “естественный прирост населения продолжается”.

Возможно, для Владимира Путина прирост за счет мигрантов и является “естественным”, но для большинства демографов – не совсем, так как зависит от множества факторов, внешних по отношению к стране оценивания (например, тяжелое экономическое состояние или войны в сопредельных государствах). И это видно по таблицам и графикам отчета российского статистического ведомства, где “естественный” прирост/убыль оценивается по вышеупомянутому балансу рождаемости и смертности, а “миграционный прирост” выносится в отдельную категорию.

Снова пробитое дно

Но сейчас речь не о том, что “четырежды легитимный” не разбирается в демографической терминологии, а о том, что миллионы трудовых мигрантов позволяли Кремлю маскировать провалы его социально-экономической политики, не стимулирующей россиян заводить детей (или стимулирующих их любить родину “со стороны”, чаще всего западной, хоть и “бездуховной”). Ведь если от приведенной Росстатом численности населения страны в 146,8 млн. человек отнять 10 млн трудовых мигрантов, то станет понятно, почему российские официальные органы так не любят давать эту окончательную цифру в отчетах.

Они предпочитают “вываливать” на читателей массивы информации о количестве мигрантов из отдельно взятых стран, о распределении их по профессиям, о расселении по регионам РФ, не суммируя. Попробуйте найти окончательную статистику на официальном сайте УФМС России, и мы извинимся за то, что взяли цифру с туристического портала, которая, в принципе, совпадает с данными за 2016 год с портала, не только посвященного проблемам миграции, но и предлагающего срочную консультацию того же юриста, что и портал миграционной службы.

Смысл этих манипуляций, очевидно, в том, что 136,8 млн. человек “непонаехавшего” населения (вкупе с аннексированными крымчанами) несущественно превышает прогнозные 136,7 млн, до которых население РФ должно было бы уменьшиться при самом пессимистичном сценарииразвития социально-экономических процессов только к 2036 году.

Как свидетельствует свежий отчет Росстата, скоро такие приемы утратят всякий смысл. Так, в прошлом году “понаехавшие” помогли лишь вывести в ноль демографический баланс. А восемь месяцев нынешнего показали, что дно пробито: “С начала года число жителей России сократилось на 91,9 тыс. человек, или на 0,063% (в аналогичном периоде предыдущего года наблюдалось увеличение численности населения на 5,3 тыс. человек, или на 0,004%)”. То есть, если в 2017-м миграционный прирост увеличил численность населения РФ на тысячные доли процента, то за восемь месяцев этого года лишь компенсировал естественную убыль россиян – и то частично.

Азиатская Россия

Больше всего в таблицах Росстата нас, конечно, радует то, что количество трудовых мигрантов из Украины  за первые семь месяцев этого года сократилось до 78851 человек с 86956 за аналогичный период прошлого года, а число вернувшихся в Украину возросло едва ли не вдвое: с 42693 до 70564. Причем за год количество выехавших на заработки в РФ уменьшилось в пять с лишним раз: 44263 человек в 2017-м, а в нынешнем – 8287. Конечно, при озвученной Павлом Климкиным в апреле цифре в 3 млн украинских трудовых мигрантов в РФ, это может показаться мелочью, даже с учетом того, что многие из этих миллионов с оккупированных территорий Донбасса (показательно, что под горячую руку Жириновского во время протестов 9 сентября попал луганчанин). Но тенденция радует.

К слову, по сравнению с прошлым годом меньший прирост количества мигрантов в Россию наблюдался из Беларуси, Казахстана, Киргизии, Молдовы и самого густонаселенного “донора” Узбекистана (из-за 30 миллионного населения он “поставлял” в РФ практически столько же трудовых мигрантов, как и Украина, 2-3 млн). Во всех этих странах состояние экономики не лучше, чем в Украине, поэтому количество мигрантов в РФ растет. Но куда меньшими темпами, чем ранее. Это демонстрирует схлопывающиеся возможности российской экономики: сокращение (несмотря на высокую цену нефти) рабочих мест и зарплат, на которые могли бы позариться жители соседних стран. А это рано или поздно отразится и на возможности Кремля финансировать войну в Украине.

Еще один тренд ярко проявился в том, что место главного поставщика гастарбайтеров в РФ Украина уступила Таджикистану. Россия теряет доступ к культурно и/или этнически близким титульной нации людским ресурсам, оставаясь безальтернативным  вариантом трудовой миграции для выходцев из Центральной Азии. По крайней мере, на первом этапе: из РФ мигранты оттуда перебираются и дальше, но она практически всегда значится у них как первое заграничное место работы.

Картина была бы неполной без хотя бы обозначения того, что демографические проблемы в РФ в разных регионах имеют разные масштабы. И если в европейской части убыль населения еще не так видна, в том числе благодаря внутренней и внешней трудовой миграции, то Сибирь и Дальний Восток становятся для Кремля все большей головной болью. Там сокращение населения происходит не только за счет вымирания, но и благодаря активной миграции в центральные регионы РФ и за рубеж.

За последние годы и так не густое для огромных дальневосточных просторов 6-миллионное население сократилось на треть. Чем это грозит, понимает и Путин, который 10 сентября устроил “разнос” попавшимся под руку министрам за недостаточное внимание к проблемам региона, и население этого самого региона днями взбунтовавшееся против поддержанного самими Путиным кандидата на пост губернатора Приморского края. И китайцы, которые уже давно, хотя пока только во внутриполитическом дискурсе, говорят о возвращении территорий, захваченных некогда Россией.

Деловая столица
Поделитесь.