The New York Times: Перл-Харбор эпохи кибервойн Масштабная хроника российского вмешательства в выборы в США

Новых откровений в тексте нет, зато в нем детально собрано все, что удалось выяснить за два года: встречи и связи советников Трампа с Россией, данные о хакерских взломах Демократической партии и приключениях русских троллей в Facebook и Twitter. Издание thebell.io выбрало из текста самые интересные отрывки.

Ответ на «годы провокаций»

Вступал ли Трамп в сговор с Путиным или нет, российское вмешательство в выборы в США — реальность, констатирует NYT. «Спустя два года можно утверждать с уверенностью: Россия произвела беспрецедентное вмешательство, которое будет изучаться десятилетиями. Движимые личной неприязнью Владимира Путина, публичные и скрытые инструменты российской власти со смелостью и умением обратили в свою пользу механизмы американской политики», — пишет издание.

Многим американцам вмешательство могло показаться внезапным ударом, Перл-Харбором эпохи кибервойн, нанесенным необъяснимо агрессивной Россией. Но для Путина это была долгожданная расплата, оправданный ответ на годы «провокаций» со стороны США, и в то же время — успешная попытка подарить президентский пост поклоннику Путина Дональду Трампу, заключает NYT. Российское вмешательство газета сравнивает с угоном самолета — русские воспользовались американскими компаниями (такими как Facebook и Twitter), смешанными чувствами американских граждан об иммиграции и расовом вопросе, охотой американских журналистов за сенсациями, и наивными (а может быть, и не столь наивными) амбициями советников Трампа.

Кремль начал поддерживать Трампа за 4 года до выборов

Владимир Путин долго копил раздражение политикой США, которые, по его мнению, вмешивались в российские дела, провоцируя «оранжевые революции» в постсоветских странах и протесты в России, пишет NYT. Но в начале предвыборной кампании 2016 года случилось нечто неожиданное. В числе более 20 кандидатов, претендовавших на участие в президентских выборах от крупнейших партий, нашелся один, который постоянно говорил о восхищении Путиным как сильным лидером и отвергал критику России, — Дональд Трамп.

Только у него не было никакого интереса к традиционным американским темам демократии и прав человека. Только он годами изучал возможности для своего бизнеса в России, пытаясь договориться о строительстве Trump Tower и проводя в Москве конкурс «Мисс Вселенная» в 2013 году. «Как думаете, Путин придет на «Мисс Вселенная»? Если так, станет ли он моим новым лучшим другом?», — писал тогда Трамп в твиттере. Уже тогда Трамп привлекал внимание у российских консерваторов со связями в Кремле. Прокремлевский интернет-предприниматель Константин Рыков начал продвигать Трампа как кандидата в президенты США еще в 2012 году, а три года спустя создал русскоязычный сайт в его поддержку.

«Команда мечты»

В марте 2016 года, когда Трамп был уже близок к тому, чтобы получить номинацию в президенты от Республиканской партии, 122 влиятельных республиканцев—специалистов в области национальной безопасности подписали открытое письмо с призывом не допустить выдвижения кандидата, «полностью неподходящего для этой должности» и отдельным предупреждением о том, что будущий президент США не должен восхищаться зарубежными диктаторами, такими, как Владимир Путин. Но Трампа было трудно смутить. Он нашел себе новых советников — и Кремлю этот набор должен был показаться командой мечты.

Бывший глава военной разведки Майкл Флинн всегда рассматривал Россию как естественного союзника в «мировой войне» против радикального ислама. В июне 2013 года как глава военной разведки он дружески болтал с офицерами ГРУ в его московской штаб-квартире, а два года спустя был соседом Владимира Путин на гала-ужине в Москве. Пол Манафорт, опытый республиканский лоббист, сделал миллионы, работая на прокремлевского президента Украины Виктора Януковича, и имел длинную историю бизнеса с Олегом Дерипаской, олигархом, близким к Путину. Манафорт был почти банкротом, когда его позвали в штаб Трампа, чтобы предотвратить бегство делегатов с мартовского партийного съезда 2016 года, — но он согласился работать бесплатно.

Советник по внешней политике Картер Пейдж, бизнесмен, работавший в Москве несколько лет, был практически неизвестен в Вашингтоне — зато был отлично известен российской Службе внешней разведки. Еще в 2013 году российский шпион под легендой атташе при ООН встречался с Пейджем в Нью-Йорке и предлагал ему выгодные энергетические сделки. Следившая за ними ФБР считает, что Пейдж не знал, что он встречается с российским агентом. К марту 2016 года команда Трампа была собрана. Операция российской разведки по вмешательству в американские выборы к этому моменту уже началась.

Встречи с русскими

Россияне или предполагаемые агенты России — дипломаты, олигархи, бывшие военные и просто мутные посредники, — встречались с сотрудниками Трампа во время кампании десятки раз. Они связывались с сотрудниками штаба по почте, через твиттер и Facebook и искали контакты с помощью российских деловых связей Трампа, через академические институты, общества ветеранов и Национальную стрелковую ассоциацию. Они встречались с помощниками Трампа в Москве, Лондоне, Нью-Йорке и Луисвилле, штат Кентукки. Один из них сообщал, что у России есть «грязь» на Хиллари Клинтон, другой обещал передать ее штабу Трампа.

Почти в каждом из этих случаев сотрудники и помощники Трампа были воодушевлены перспективой сотрудничества с русскими. За месяцы этих контактов ни один из них не сообщил о них в ФБР. К середине лета 2016 года, российские связи советников Трампа вынудили ФБР плотно ими заняться. Бюро даже внедрило в штаб Трампа своего агента — бывшего советника Никсона и Рейгана Стефана Халпера. Позже это даст Трампу повод обвинить администрацию Обамы в незаконном вмешательстве в работу его штаба.

В документах ФБР и расследования Роберта Мюллера до сих пор не упоминается слово «сговор». NYT приводит альтернативное объяснение теории сговора: помощники Трампа не верили в то, что их кандидат одержит победу, и с радостью встречались с россиянами, потому что полагали, что эти встречи позволят им заключить прибыльные сделки после окончания предвыборной кампании. «Черная икра» — именно такое словосочетание значилось в теме электронного письма, которое Манафорт получил в июле 2016 года от своего знакомого в Киеве, намекавшего на возможность заработать на консультациях для российского олигарха, предположительно — Олега Дерипаски.

Взлом серверов Демократической партии

Сейчас нет никаких сомнений в том, кто взломал D.N.C. и штаб Хиллари Клинтон, заключает NYT. Детальные обвинения, выдвинутые спецпрокурором Робертом Мюллером против 12 офицеров ГРУ, описывают каждый их шаг — в том числе техники взлома, попытки спрятать свое присутствие на серверах Демпартии и даже их поиски в Google. ГРУ оказалось одновременно быстрым, наглым и не очень осторожным — такое же поведение оно продемонстрирует двумя годами позже во время отравления в Солсбери.

Во время съезда Демократической партии на ее серверах разворачивалась настоящая киибердрама, о которой ничего не знали делегаты. Эксперты компании Crowdstrike, обеспечивавшей кибербезопасность партии, пытались отследить российских хакеров, проникших в сети национального комитета партии (D.N.C.). Участвовавший в процессе расследователь Crowdstrike Роберт Джонстон говорит, что они были похожи на бурю с молниями, прорывавшуюся сквозь систему — «очень, очень шумно». Crowdstrike начала следить за российскими хакерами в апреле, попросив сотрудников D.N.C. молчать о вторжении. Только слежка за хакерами в течение нескольких недель дала Crowdstrike возможность установить, какими средствами взлома пользовались хакеры, и заблокировать им доступ в систему.

Но каким-то образом — возможно, в результате взлома коммуникаций D.N.C. или расследовавшей взлом ФБР, россияне узнали, что они были обнаружены. 31 мая, за две недели до официального объявления о взломе, хакер ГРУ Иван Ермаков, использовавший американские ники “Kate S. Milton,” “James McMorgans” и “Karen W. Millen”, внезапно начал искать в Google информацию о CrowdStrike. Он пытался выяснить, что его противникам известно о главном инструменте российских хакеров — программе X-Agent, говорится в документах Роберта Мюллера. После этого битва хакеров достигла апогея. «Мы знали, что это русские, и они знали, что мы знаем. Я бы назвал это кибер-эквивалентом рукопашного боя», — вспоминает Роберт Джонстон.

Взлом мог бы не привлечь большого внимания, если бы ГРУ просто украло письма, чтобы использовать их в разведывательных целях. Но решение России опубликовать имейлы, чтобы помешать избранию Хиллари Клинтон, было настоящим вызовом. Российская военная разведка работала быстро. На следующий день после того, как D.N.C. и его подрядчик по киберзащите, компания Crowdstrike, объявили о взломе, офицеры ГРУ создали сайт, где выложили имейлы, и якобы автора взлома — выдуманного румынского хакера Guccifer 2.0, который во всех своих постах и интервью доказывал одну вещь: он никак не связан с русскими. Но главным ходом россиян была передача имейлов WikiLeaks, которая распространила данные по всему миру.

Трамп не первый американский президент, которому Россия предлагала помощь. Но он первый, кто ее принял

 

Во время американских выборов в 1960 году тогдашние потенциальные кандидаты в президенты от Демократической партии Эдлай Стивенсон и Джон Кеннеди получили тайные предложения от Хрущева помочь им выиграть выборы. «Мы знаем, каковы убеждения Стивенсона, и в душе поддерживаем его, — написал Хрущев в сообщении, которые он передал через советского посла в США. — Может ли советская пресса помочь Стивенсону в достижении успеха? Каким образом?». Стивенсон отказался, по его собственным словам, сообщив Хрущеву, что считает предложение «крайней неуместным, неосторожным и опасным для всех причастных». Когда номинацию получил Джон Кеннеди, советские агенты пытались предложить ему поддержку через его брата Роберта, но получили отказ.

Трамп отреагировал на помощь от предполагаемых русских хакеров совсем по-другому, отмечает NYT. После взлома национального комитета Демократической партии он призвал Россию поискать еще 30 тысяч писем, которые Клинтон стерла с партийного сервера, аргументировав это тем, что в них речь шла о личных делах, не имеющих отношения к работе Госдепартамента. «Россия, если ты меня слышишь, я надеюсь, ты сможешь найти те 30 тысяч пропавших электронных писем», — заявил Трамп на пресс-конференции во Флориде. Как показало расследование Мюллера, Россия его услышала: в тот же день хакеры, связанные с ГРУ, начали рассылать фишинговые письма на адреса, связанные с личной почтой Клинтон.

Хартыя97
Поделитесь.