Зеркало недели: Перезагрузка по-корейски Мы являемся свидетелями воистину эпохальных событий на Корейском полуострове

Лидеры двух Корей — Ким Чен Ын и Мун Чжэ Ин — провели саммит в Пхеньяне, столице Корейской народно-демократической республики (КНДР). 

Президент Южной Кореи в последний раз посещал столицу КНДР 11 лет назад. На этот раз три дня, с 18 до 20 сентября, северокорейский лидер делал все возможное для того, чтобы его страна, страдающая от санкций, на должном уровне приняла высокого гостя с юга. Исторический саммит проходил в обстановке показного радушия и, даже можно сказать, непринужденности, которая порой грозила выйти за рамки протокола. Чего стоят, например, жаркие объятия двух лидеров в аэропорту, общение президентов и их жен прямо на виду телекамер на отвлеченные темы, весьма символичное “восхождение” лидеров на гору Пэктусан — священную для корейцев, а также необычные дары — две тонны драгоценных грибов, преподнесенных Кимом гостю.

Лидер Северной Кореи, еще год назад пугавший мир ядерным оружием и баллистическими ракетами, сегодня позиционирует себя как политик, от которого зависит решение многих проблем в регионе. Теперь он получил приглашение посетить столицу Южной Кореи Сеул с ответным визитом. Продолжается подготовка ко второй встрече Ким Чен Ына с президентом США Дональдом Трампом на американской земле, которая может стать поворотным моментом в разрешении корейской ядерной проблемы и открыть Пхеньяну перспективу избавления от международных санкций.

Мы все сегодня являемся свидетелями воистину эпохальных событий на Корейском полуострове. Но они дают мало надежд на то, что процесс установления мира на Корейском полуострове и ядерное разоружение КНДР будут легкими и быстрыми

Исторические саммиты северокорейского лидера с Дональдом Трампом и Мун Чжэ Ином уже вписали имя Ким Чен Ына в анналы мировой дипломатии. Он продолжает из закрытой коммунистической державы, построенной его дедом и отцом по сталинскому лекалу, “лепить” образ страны, которая стремится выйти из международной изоляции, налаживает отношения с соседями и даже бывшими врагами, заявляет о денуклеаризации и вообще пытается измениться. Итоги этой трансформации могут быть грандиозными. Если заглянуть в будущее (хочется верить, светлое), не будет преувеличением сказать, что исчезновение Демилитаризированной зоны на 38-й параллели, воссоединение корейской нации может быть подобно разрушению “Берлинской стены”. В XXI в. это событие может подтолкнуть разрядку в азиатском регионе и в мире, и даже дать старт процессу формирования нового глобального порядка, где нет стран-“изгоев” и стран, признающих приемлемым лишь “нулевой вариант” в свою пользу.

Но в реальном настоящем, в форматах (на двустороннем уровне или многостороннем), в которых сегодня обсуждается комплекс корейских проблем, ни один не является самодостаточным, т.е. таким, который бы позволил решить все проблемы в комплексе. Каждая из вовлеченных в переговоры с КНДР стран имеет собственные интересы, и все они порой слабо согласуются в конечных целях (см. “Игра в го на Корейском полуострове” — ZN.UA, №26 от 7 июля).

Однако межкорейский диалог можно считать важнейшим форматом. Именно в его рамках могут быть наработаны решения, которые Пхеньян и Сеул могли бы предлагать для совместной практической реализации своим главным международным партнерам — в данном случае, соответственно, Китаю и США. Не исключают даже, что в этом межкорейском формате диалога будет достигнуто такое единодушие, что Ким и Мун впоследствии могут выступить с общими позициями и сесть за стол переговоров с Трампом.

Но саммит в Пхеньяне 18—20 сентября показал, что корейские лидеры пока лишь осторожно пытаются нащупать варианты разрешения проблем, хотя при этом уже демонстрируют личные отношения взаимной приязни и доверия.

Так, подписанная 19 сентября декларация по итогам встречи содержит дальнейшие меры по снижению военной напряженности в “демилитаризованной зоне” вдоль 38-й параллели. При этом стороны обязались воздерживаться от каких-либо актов взаимной агрессии на земле, в небе и на море. От 10 до 40 км будет расширена зона вдоль линии размежевания, где стороны не будут проводить маневров и даже разведывательных полетов самолетов. Планируется создать совместную военную комиссию по надзору за выполнением этого решения и оперативной связи между армиями двух стран. Заметим, что на данный момент действует установленная ООН 9-километровая зона, запрещенная для полетов, и новые договоренности надо будет согласовывать с командованием сил ООН и армии США в Южной Корее. \

Оба лидера подтвердили свою решимость превратить Корейский полуостров в безъядерную зону, Ким Чен Ын задекларировал намерение демонтировать полигон для испытания ракет и выразил готовность ликвидировать под международным контролем исследовательский ядерный центр в Йонбене, если со своей стороны определенные шаги сделают США

Также есть договоренности по возобновлению транспортного сообщения и экономического сотрудничества в приграничной зоне, правда, последнее зависит всецело от снятия международных экономических санкций против Пхеньяна. Лидеры решили возобновить постоянные встречи родственников из семей, разделенных еще в годы Корейской войны, а к Олимпийским играм 2020 г. в Токио подготовить единую команду атлетов. В 2032-м Пхеньян и Сеул хотят провести Олимпиаду совместно.

Наблюдатели из разных стран сразу же заявили, что в декларации мало новых положений, и, главное, она совсем не отвечает желаниям США провести полную и безусловную денуклеаризацию КНДР к
2021 г., как этого требовал американский президент. Но ожидать от южнокорейского лидера каких-то больших достижений в ядерном разоружении КНДР, нежели содержатся в договоренностях Кима—Трампа от 12 июня с.г., было бы наивным.

Советник президента Южной Кореи по вопросам объединения, международным делам и национальной безопасности Мун Чун Ин даже созвал специальный брифинг в Сеуле в минувшую среду, чтобы убедить журналистов, что теме ядерного разоружения КНДР на саммите в Пхеньяне лидерами было уделено достаточно времени в ходе переговоров за закрытыми дверями, и прогресс есть. По словам самого президента Муна, Ким постоянно говорил ему о “своих обязательствах по ядерному разоружению”.

Ожидается, что госсекретарь США Майк Помпео посетит Пхеньян еще раз для подготовки встречи северокорейского лидера с американским президентом в США “в самое ближайшее время”. Сам Трамп уже готовится к новому саммиту с Кимом и даже написал в своем Twitter: “Спасибо, руководитель Ким. Мы оба докажем, что все ошибаются”, намекая скептикам на то, что избранный им курс верный и приведет к соглашению.

Дональд Трамп, если судить по его Twitter, также остался удовлетворенным успехами Муна, приветствовав подписанную в Пхеньяне декларацию словами “огромный прогресс”

Однако многие американские наблюдатели обеспокоены тем, что в Пхеньянской декларации содержатся куда более мягкие обязательства, нежели в совместном заявлении по итогам Шестисторонних переговоров по ядерному разоружению КНДР от сентября 2005 г. 13 лет назад КНДР брала на себя обязательство стать безъядерным государством и вернуться под мониторинг инспекторов Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ).

Более того, в Пхеньянской декларации от 19 сентября фактически речь идет о том, что разоружение КНДР будет обусловлено ответными шагами США, — это, по-видимому, неприятный “сюрприз” для Вашингтона и Дональда Трампа.

Все обратили внимание на речь Мун Чжэ Ина на стадионе в Пхеньяне в среду, где его вместе с Ким Чен Ыном встретили 150 тыс. северокорейцев — участников действа под названием “Великая страна”. “Мы вместе открываем новую эру. Перед всем 80-миллионным корейским народом и перед всем миром мы заявляем, что не будет войн на Корейском полуострове. Мы подтверждаем принцип, что с опорой на собственные силы наш народ может определять свою собственную судьбу”, — говорил Мун. Он также подчеркнул, что корейцы жили вместе 5 тысяч лет, и только 70 лет народ расколот. “Сегодня мы сделали большой шаг к миру”. “Моя позиция в отношении Договора о мире такая же, как у руководителя Кима”, — подчеркнул Мун.

Эти слова в американской прессе и экспертной среде истолковали так, что президент Южной Кореи поддержал идею лидера Северной Кореи в том, что, прежде чем КНДР начнет ядерное разоружение, США должны подписать с Пхеньяном мирный договор, которым будет формально закончена Корейская война 1950–
1953 гг., завершившаяся лишь Соглашением о перемирии.

Все эти вопросы, очевидно, будут обсуждаться уже на будущей неделе в США, где открылась Генеральная Ассамблея ООН. Здесь запланирована встреча Дональда Трампа и Мун Чжэ Ина. Причем, заметим, встреча с президентом Южной Кореи у американского президента стоит по графику “в приоритете”. Также известно, что глава Южной Кореи Мун везет из Пхеньяна личное послание Ким Чен Ына для Дональда Трампа.

В завершение хотелось бы обратить внимание на недавние события, которые, на первый взгляд, не имели отношения к межкорейскому саммиту, но могли на него повлиять. С 11 по 13 сентября с.г. во Владивостоке проходил Восточный экономический форум. Президент Российской Федерации Владимир Путин очень хотел, чтобы под крышей этого форума он встретился с лидерами КНДР, Южной Кореи, а также Китая и Японии, создав новый формат диалога, но без США. Однако за месяц до форума сначала лидер Северной Кореи, а затем и Южной отказались от участия в саммите во Владивостоке. Причем делегация КНДР была представлена лишь министром внешнеэкономических дел КНДР Ким Ён Чжэ.

Официально из Пхеньяна сообщили причину — “руководитель Ким лично очень этого хотел”, но в связи с подготовкой межкорейского саммита не смог отправиться во Владивосток. Кремль был разочарован, а мировые СМИ написали, что Путин теряет влияние на своего давнего союзника. В то же время Ким Чен Ын 9 сентября заявил, что стремится поддерживать активные контакты с китайским лидером Си Цзиньпином (уже состоялось три их встречи). Поддержка Пекина может дать молодому северокорейскому лидеру дополнительную уверенность в переговорах с американским президентом. 

Зеркало недели
Поделитесь.