The Nation: «Северный поток — 2» и трансатлантическая политика С одной стороны, Германия недовольна тем, что Россия аннексировала Крым и проводит интервенционистскую политику в балтийском регионе. А с другой ей очень хочется как можно быстрее завершить строительство газопровода «Северного потока — 2».

Отношения между Россией и Германия вступили в очень интересную фазу. С одной стороны, Германия недовольна тем, что Россия аннексировала Крым и проводит интервенционистскую политику в балтийском регионе. А с другой ей очень хочется как можно быстрее завершить строительство газопровода «Северный поток — 2», по которому газ с российских месторождений пойдет в газовые сети ЕС через трубу, выходящую к балтийскому берегу Германии.

Многие обозреватели предсказывали, что прошедшая в прошлом месяце встреча между российским президентом Владимиром Путиным и канцлером Германии Ангела Меркель еще больше осложнит двусторонние отношения. Звучали резкие слова, к согласию стороны не пришли, но по крайней мере, два руководителя сумели сохранить этот проект, несмотря на мощное противодействие. Дебаты заинтересованных сторон о новом газопроводе из России в Германию встряхнули всю геополитику и поставили немецкого канцлера в очень сложное положение как внутри страны, так и на международной арене. «Северный поток — 2», как называют этот проект, вызвал раздражение у американского президента Дональда Трампа и серьезную обеспокоенность у лидеров на европейском континенте.

По плану новый подводный газопровод, по которому газ с российских месторождений пойдет в Германию, удвоит пропускную способность данного морского маршрут, в который входит первый трубопровод «Северный поток», построенный в 2011 году. Главным собственником трубопровода является российский «Газпром». «Роял Датч Шелл» и еще четыре инвестора, включая немецкие «Унипер» и «Винтерсхалл», предоставили половину средств на его строительство, общая смета которого составляет 9,5 миллиарда евро.

Швейцарское подразделение «Газпрома» «Норд Стрим 2» получило от Финляндии, Германии и Швеции все экологические и строительные разрешения, однако столкнулось с трудностями на переговорах с Данией. Трубопровод будет пересекать экономические зоны этих четырех стран, а также России. Возражения Дании вынудили компанию изменить маршрут прокладки, проведя его подальше от датских вод. Тем самым удалось преодолеть последнюю юридическую преграду. По некоторым оптимистическим оценкам, строительство будет завершено к концу 2019 года. Однако по вполне очевидным причинам этот проект стал одним из самых неоднозначных начинаний Меркель за последние годы.

Россия десятилетиями направляла более 75% своего газового экспорта в Европу через трубопроводы, расположенные на Украине. После распада Советского Союза отношения Москвы с этой страной ухудшились. Кремль опасается возможных перебоев с поставками, которые имели место во время ценового спора с Украиной в 2009 году. Тогда русские были вынуждены на 13 дней перекрыть подачу газа в Европу. С тех пор отношения между двумя странами еще больше ухудшились, и в итоге в результате народного восстания на Украине был свергнут пророссийский президент, а Россия аннексировала Крымский полуостров. На самом деле, проект «Северный поток» является важнейшей составной частью московской стратегии диверсификации экспортных маршрутов, ведущих в Европу. Россия рассчитывает на то, что спрос на газ в Европе будет непрерывно расти, поскольку все новые страны отказываются от атомной энергии и угля. Но американцы и европейцы смотрят на этот проект с большим недоверием.

Одним из самых яростных противников «Северного потока — 2» стал американский президент Дональд Трамп. Он неоднократно критиковал Меркель за ее желание построить этот трубопровод. Мнение Трампа о том, что «Северный поток — 2» усилит зависимость Европы от российского газа, разделяют многие европейские политики, аналитические центры и специалисты по энергетике, в том числе, берлинские.

Находящиеся между Россией и Германией страны получают плату за транзит газа, перекачиваемого через их территорию. Среди них Украина, Польша и Словакия. Они обеспокоены по двум причинам: во-первых, потому что теряют доходы, а во-вторых, потому что в периоды политических трений Россия сможет полностью отказываться от транзита через эти страны. Но больше всех по поводу «Северного потока — 2» негодует Украина, которая потеряет миллиарды остро необходимых ей долларов, если Россия начнет поставлять газ в Европу по дну Балтийского моря, а не по трубам, идущим по украинской территории. Недавно президент Петр Порошенко сказал: «Это не коммерческий проект — он неэкономичен и нерентабелен. Это целиком и полностью политический проект. С экономической точки зрения в его реализации нет никакого смысла. Это целиком и полностью геополитический проект».

В марте группа американских сенаторов выступила с предупреждением о том, что из-за «Северного потока — 2» американские союзники в Европе станут более уязвимы для российского давления и злонамеренного влияния. 11 июля перед встречей с генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом Трамп заявил, что Германия сделала себя «заложницей Москвы, получая оттуда так много энергоресурсов». Проведя впоследствии встречу с Путиным, Трамп пообещал, что будет бороться за европейский газовый рынок.

Девять дней спустя Трамп лично договорился с председателем Еврокомиссии Жан-Клодом Юнкером о пошлинах, которыми он грозил Европе, и сказал, что ЕС будет в больших количествах покупать американский СПГ. Но это будет очень дорогостоящее предложение. Газ из США нельзя перекачивать по трубопроводам; его нужно сжижать, а затем перевозить в танкерах-газовозах, что обойдется Европе в кругленькую сумму.

Россия же поставляет газ в Европу главным образом через трубопроводную сеть, которая работает на протяжении десятилетий. И ее газ намного дешевле. Однако президент Трамп изо всех сил пытается представить доводы против этого проекта и подтолкнуть европейцев к закупкам американского газа. Но ему будет очень непросто убедить своих европейских союзников платить больше за газ из Америки.

Бесспорно то, что Германия попала в чрезмерную зависимость от импорта органического топлива, а другой ее источник, каким являются месторождения Голландии, быстро истощается. Россия на 46% обеспечивает потребности Германии в газе и на 59 — в нефти. Ей необходимо сохранить эти энергетические потоки ради поддержки своей экономики. Да, Трамп преувеличивает, говоря о том, что когда войдет в строй «Северный поток-2», Германия будет получать из России до 70% потребляемых ею энергоресурсов. Меркель и Путину трудно убедить критиков в рентабельности данного проекта. Путин прав, когда заявляет, что Трамп со своими возражениями руководствуется стремлением отстаивать интересы американского бизнеса, который хочет продавать сжиженный природный газ в Европу.

Его доводы заключаются в том, что Киев ненадежный партнер, а его тарифы за перекачку газа очень высоки, в силу чего украинский маршрут неэкономичен. Меркель также упорно защищает «экономические аспекты» «Северного потока — 2», и по всей видимости готова успокоить Украину гарантиями того, что ее не исключат полностью из транзита. Но ей становится все сложнее. Вашингтон в предстоящие дни будет давить на нее изо всех сил.

The Nation
Поделитесь.