Deutsche Welle: Должна ли Германия финансировать восстановление Сирии? Хотя гражданская война в Сирии еще не закончилась, Дамаск вместе со своими союзниками Москвой и Тегераном говорит о необходимости восстановления страны. Но кто будет его финансировать?

Война в Сирии продолжается. На сегодняшний день правительственные войска при поддержке России и Ирана контролируют практически две трети территории страны. Как только падет последний оплот сирийских повстанцев – город Идлиб, битва за который уже началась, президент Башар Асад будет чувствовать себя абсолютным победителем.

После нескольких лет войны страну придется восстанавливать – многие сирийские города лежат в руинах. Но кто будет это финансировать? Ни Сирия, ни Россия, ни Иран не желают заново отстраивать разбомбленную страну лишь на собственные средства. Спецпосланник генсека ООН по Сирии Стаффан де Мистура говорит, что для восстановления разрушенной инфраструктуры в Сирии понадобится около 250 млрд долларов. Правительство Асада называет цифру в 400 млрд долларов.

Россия требует финансового участия Европы

Россия настаивает, чтобы Европа приняла участие в финансировании восстановления Сирии. Но в Берлине пока воздерживаются от однозначного ответа, несмотря на то, что канцлер ФРГ Ангела Меркель (Angela Merkel) и президент РФ Владимир Путин на встрече в Мезеберге 18 августа говорили о совместной ответственности России и Германии в вопросе урегулирования конфликта в Сирии.

Официальный представитель правительства ФРГ Штеффен Зайберт (Steffen Seibert) несколько дней спустя после встречи Путина и Меркель заявил о том, что правительство считает преждевременным обсуждать вопрос о помощи в восстановлении Сирии. Как подчеркнул Зайберт, “сначала в Сирии должно быть достигнуто политическое перемирие”.

Еще в апреле нынешнего года в Брюсселе на международной встрече доноров, посвященной ситуации в Сирии, министр иностранных дел Германии Хайко Мас (Heiko Maas) также указывал на то, что политическое урегулирование сирийского конфликта является предпосылкой для оказания помощи в восстановлении страны.

Между тем, по словам Штеффена Зайберта, Германия желает внести свой вклад в политическое урегулирование конфликта, чтобы обеспечить населению Сирии мир и безопасность, и готова к четырехсторонней встрече по Сирии с участием представителей России, Франции и Турции, которая может состояться в начале сентября. Меркель и Путин договорились о том, чтобы ускорить подготовку такой встречи, добавил Зайберт. Предложение организовать ее ранее поступило от президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана.

Сначала политическое урегулирование, затем восстановление

Владимир Путин, говоря об участии Европы в восстановлении Сирии, подчеркнул, что это будет способствовать возвращению беженцев в страну. Российский лидер знает, какой раскол эта тема вызывает в ЕС и, в частности, в Германии. Зампредседателя фракции либеральной СвДП в бундестаге Александер Ламбсдорф (Alexander Lambsdorff) жестко раскритиковал предложение России.

По его словам, “помогать режиму Асада – не в интересах Германии”. В интервью газете Die Welt Ламбсдорф подчеркнул, что Россия своей военной кампанией в Сирии достигла предела финансовых возможностей, поэтому в восстановлении страны не может играть серьезной роли. “Однако это не должно привести к тому, что мы восстановим разбомбленные Россией улицы (сирийских городов. – Ред.), на которых приспешники Асада будут хватать возвращающихся беженцев для пыток в тюрьмах”, – сказал Ламбсдорф.

Он считает, что вместо наивной реакции на слова Путина Германия должна поставить ему четкие условия. “Путин многократно говорил, что не поддерживает Асада, а добивается сохранения сирийской государственности и достижения стабильности в стране”, – напомнил Ламбсдорф.

Чего хочет Асад

Как будет функционировать сирийское государство после войны, пока не ясно, и это вызывает множество вопросов, касающихся восстановления страны и возвращения беженцев. Эксперт Социал-демократической партии Германии (СДПГ) по внешней политике Рольф Мютцених (Rolf Mützenich) в этой связи говорит о необходимости выполнения одного условия: “Это условие заключается в том, что должно быть достигнуто политическое перемирие, одобренное ООН. Решение, которое позволит всем сирийцам, желающим вернуться в свою страну, сделать это”.

Но пока вопрос о том, кто будет жить в послевоенной Сирии, похоже, решает Башар Асад. Еще в 2017 году на конференции в Дамаске он заявил, что его “народ понес большие потери, инфраструктура страны разрушена, но Сирия сохранила здоровое, гомогенное общество”.

“По моему впечатлению, сирийское руководство систематически истребляло население тех районов страны, где были особенно сильны повстанцы”, – говорит немецкий эксперт по Ближнему Востоку из берлинского фонда “Наука и политика” Гидо Штайнберг (Guido Steinberg).

Он также обращает внимание на спорный документ сирийского правительства, декрет номер 10, в котором указано, что сирийские власти имеют право на конфискацию недвижимого имущества беженцев, если в течение года его владельцы не заявили в Сирии о своих правах. В конечном итоге это может привести к тому, что некоторые регионы страны в интересах правительства будут заселены определенными этническими группами. Интересы беженцев при этом учитываться не будут, что значительно усложнит процесс их возвращения домой.

Немецкий эксперт указывает и на другую опасность: если же в страну вернутся беженцы из регионов, где были наиболее сильны антиправительственные настроения, или те, кто являются противниками Асада, их могут арестовать, пытать или даже убить.

Возвращение беженцев пока невозможно

Гидо Штайнберг считает возможным участие Германии в восстановлении Сирии только в том случае, если “возникнет перспектива и появится возможность отправить сирийских беженцев обратно на родину”. В противном случае Штайнберг, считает неверным шагом возможное участие Германии в восстановлении Сирии. “Ни Москва, ни Тегеран, ни Дамаск все равно не воспринимают Германию всерьез как игрока во внешней политике и политике безопасности в контексте сирийского конфликта”, – говорит он.

Но в настоящий момент о возвращении сирийцев на родину не может быть и речи, говорит Рольф Мютцених. Беженцам запрещено возвращаться в Сирию, особенно в те районы, откуда они были изгнаны. Более того, депортировать сирийцев на родину с практической точки зрения невозможно, говорит представитель правозащитной организации Pro Asyl Бернд Мезович (Bernd Mesovic).

По его словам, из-за спешной процедуры предоставления убежища в 2014-2015 годах при оформлении документов было собрано недостаточно личных данных, причины не были детализированы. Поэтому во многих случаях неизвестно, к какой из сторон конфликта относился соискатель убежища.

Рольф Мютцених говорит, что необходимо задуматься над тем, как международные организации и страны-члены ООН могут участвовать в восстановлении страны и на каких условиях. Полмиллиона сирийцев погибло в ходе гражданской войны, которая длится уже семь лет. Не значит ли это, что предоставление финансовой помощи для восстановления страны является поддержкой режима Асада?

Facenews
Поделитесь.