Деловая столица: Как Трамп сам себя подставил Бывшие адвокат и сотрудница Белого дома позволили себе писать на диктофон разговоры Дональда Трампа

Американский лидер Дональд Трамп — фигурант сразу нескольких скандалов различного характера. И не успевает утихнуть один, как тотчас вспыхивает новый. Причем имеют они персонализированный характер, поскольку проблемы создают люди, бывшие в команде президента. Сейчас, судя по всему, все движется к укреплению устойчивого тренда в скандалах с участием Трампа — наличию записей, компрометирующих хозяина Овального кабинета.

Ну, например, Трамп продолжает расхлебывать последствия своей любвеобильности. Да-да, речь о его связях с порноактрисой Стефани Клиффорд и бывшей моделью Playboy Карен Макдугал. Они говорят, что нынешний президент познакомился с ними в 2006 г., то есть через год после бракосочетания с Меланией, и имел сексуальные контакты с обеими в один период времени. И по своей привычке после попытался купить их молчание. Адвокаты Трампа предложили Клиффорд $130 тыс., а Макдугал — $150 тыс. Обе подали на президента в суд: первая обвинила в клевете, вторая — в намерении аннулировать соглашение о неразглашении информации.

От скандала Трамп еще мог бы отмахнуться, только вот на сцену вышел его бывший адвокат Майкл Коэн, подтвердивший факт выплат в 2016 г. — накануне президентских выборов. На этом роль Коэна себя не исчерпала, поскольку в прошлом месяце AP и The New York Times, ссылающиеся на источники, осведомленные о ходе расследования, написали, что адвокат тайно записал разговоры Трампа о покупке молчания Макдугал за два месяца до выборов. Мало того, аудиозаписи благополучно перекочевали к агентам ФБР, которые в апреле провели обыски в офисе, доме и гостиничном номере юриста, изучая его деловые отношения, в том числе и что касается выплат. Попытки Коэна оправдать президента (“не сделали ничего плохого”) неубедительны и для бывшего клиента бесполезны.

После Коэна объявилась Аннушка в лице бывшей участницы реалити-шоу “Ученик” Омаросы Маниголт-Ньюман, с треском вылетевшей из администрации Трампа. По некоторым данным, между ними возник конфликт в связи с реакцией президента на трагедию в Шарлотсвилле в 2017 г.

В Белом доме она занимала пост директора по коммуникациям, а с самим Трампом знакома с 2004 г. Она его давний фанат — “трампликанец”, как она себя именовала. И, видать, потому получила работу сначала в штабе Трампа в 2016 г., а затем и в Белом доме. Поклонение является одним из ключевых для Трампа критериев в подборе персонала. Лесть — как свидетельство лояльности. Только было бы ошибкой так думать, поскольку порой лесть всего лишь лесть, базирующаяся исключительно на личной выгоде. А когда выгода улетучивается, то и нужды в лести более нет. А если выгода улетучивается по вине благодетеля, то лесть быстро трансформируется в месть.

Тем более сам Трамп утверждает, что Маниголт-Ньюман “умоляла меня со слезами на глазах взять ее на работу. Я согласился”. “Сотрудники Белого дома ее ненавидели. Она была злобной, но не умной”, — добавил президент США. Если характеристика Трампа хотя бы отчасти справедлива, то это объясняет переход Маниголт-Ньюман на “темную сторону” посредством книги “Нестабильный: Рассказ инсайдера о Белом доме Трампа”. В ней она пишет много нелицеприятного о хозяине Овального кабинета. О том, как он раздавал обидные прозвища: министра образования Бетси Девос называл Ditzy DeVos (“бестолковая Девос”), генпрокурора Джеффа Сешнса — Бенджамином Баттоном, и даже намекал, что его собственный зять выглядит как гей. Кроме того, по словам автора книги, Трамп якобы хотел присягнуть на своем бестселлере вместо Библии. И вдобавок Маниголт-Ньюман утверждает, что, когда она заводила Майкла Коэна в Овальный кабинет, увидела, как известный “гермофоб” Трамп положил в рот некую записку. “В ней, скорее всего, было что-то очень, очень, деликатное”, — непрозрачно намекает она на скандал с порноактрисой и моделью.

Сам Коэн все отрицает. Трамп назвал ее “чокнутой”, а юристы Белого дома готовят иск, поскольку Ньюман записывала на диктофон разговоры с Трампом и его помощниками в ситуационной комнате Белого дома, где это запрещено. Свои записи бывшая подчиненная слила журналистами, что еще больше взбесило Трампа. Он называет ее плохим работником, хотя сам же и нанял. Президент перекладывает ответственность на главу аппарата Джона Келли, дистанцируясь от нового скандала. Мол, это у Келли с Ньюман разногласия были, а не между Ньюман и Трампом. Только вот известный факт, что без ведома Трампа работу в его команде никто не получит. Вот и получается, что его стремление избежать конфликта провоцирует еще большие конфликты и создает проблемы лично для 45-го. Особенно, если учесть, что подчиненные не боятся все фиксировать на диктофон.

Благодаря Коэну у правоохранителей есть определенные записи, но что более важно — сам факт их существования. История уже давно показала, какое это опасное оружие, если речь идет о применении его в отношении самых сильных мира сего. Пленки Мельниченко. Уотергейт… Кстати, последнее дело навсегда прописалось в летописи президентов США. О нем вспоминают, хотя сам Ричард Никсон уже 24 года как почил. Уотергейтский скандал и персона 37-го президента очень востребованы. Его, к примеру, воскресили Мэтт Грюнинг и Дэвид Коэн в своей “Футураме”. И одна из сцен сериала как нельзя лучше описывает ситуацию с Трампом: “Секундочку, Никсон. Ты знаешь, что такое аудиозапись? — Ого. Не люблю, когда с этого начинают разговор”. Кто его знает, может, это станет неприятной тенденцией для самого Трампа, который не раз уже терял тех или иных работников.

Список немаленький: экс-глава кампании Пол Манафорт, бывший советник по нацбезопасности Майкл Флинн, спикер Белого дома Шон Спайсер, глава аппарата Райнс Прибус; Спайсера сменила Сара Сандерс, а Энтони Скарамуччи стал директором по коммуникациям, но продержался на посту лишь 10 дней. Потом, а точнее, на фоне опять-таки инцидента в Шарлотсвилле, был уволен советник Стивен Бэннон. После череды разногласий ушел и Рекс Тиллерсон, которого в должности госсекретаря сменил куда более лояльный Майкл Помпео. А 22 марта уволили и преемника Флинна Герберта Макмастера. Трамп взял вместо него более жесткого Джона Болтона. Текучка кадров в администрации серьезная, и довольно часто причиной тому является сам Трамп.

Да и его деятельность на посту пронизана парадоксами. С одной стороны, Трамп знает, чего хочет, и ему не чужд принцип “цель оправдывает средства”. С другой — он подвержен влиянию извне, а потому его хотелки имеют свойство меняться. Порой радикально. И он вспыльчив. Добавить сюда Twitter как новоявленный инструмент внешней политики Вашингтона — и на выходе получим еще одну причину частых “белодомотрясений”.

Итак. К положительным качествам Трампа как президента можно отнести целеустремленность, рисковость, определенную политическую смелость, красноречие. Несмотря на наличие отрицательных черт, шокирующих временами европейских партнеров, он все же не раз демонстрировал, что умеет добиваться своего. Как с НАТО, к примеру. Президент США поставил на уши союзников своим требованием, а точнее, жесткой формой, в которую обличено было это требование, повысить расходы на оборону до 2% ВВП. Достигнув своей цели, Трамп не побоялся рискнуть и повысил планку до 4%. Что сделали союзники по НАТО? Правильно, в большинстве своем согласились.

Но есть одно “но”. И это “но” сильно вредит Трампу. Речь о кадровой неразборчивости или, вернее, непродуманности. Из-за нее администрация Трампа, да и сам 45-й, периодически прихрамывают на пути к решению важных вопросов. В лагере нет стабильности, нет уверенности, что завтра кто-нибудь не лишится работы или не сдаст Бюро либо журналистам очередные пленки.

Деловая столица
Поделитесь.