Деловая столица: Как Вашингтон накажет Кремль за разжигание расизма в США ФБР, со слов одного конгрессмена, полагает, что Россия причастна к трагедии в небольшом городе штата Вирджиния

Воскресное шествие в Вашингтоне “Объединенных правых” – американских националистов и неонацистов – в годовщину трагедии в Шарлотсвилле для организаторов завершилось пшиком. Ну, почти. Свою порцию славы в СМИ они, так или иначе, получили. А вот красок добавил республиканец Том Гаррет, являющийся членом комитетов Палаты представителей по внутренней безопасности и иностранным делам, своим заявлением о российском следе в событиях 12-13 августа 2017 года.

Инцидент в небольшом городе в Вирджинии тесно переплетается со случившимся двумя годами ранее расстрелом в африканской методистской епископальной церкви в Чарлстоне (Южная Каролина): тогда 21-летний Дилан Руф убил 9 человек. Его поступок вызвал активизацию сторонников деконфедератизации – т.е., тех, кто выступает за снос памятников известным южанам времен Гражданской войны. Кампания докатилась и до Шарлотсвилля, в городском парке которого установлен памятник генералу Роберту Эдварду Ли (тогда парк носил его имя, но теперь называется Парком эмансипации).

Правые выступили против. Их лицом стал активист Джейсон Кесслер. Под его эгидой в 2017 году прошли несколько митингов. В июньском засветились полсотни членов ку-клукс-клана. Они же вместе с еще целой плеядой разношерстных борцов за права белых вышли на улицы Шарлотсвилля 11 и 12 августа. Их встретили противники расизма и ксенофобии. Не обошлось без столкновений, несмотря на присутствие копов.

Кстати, о последних. Первый день активности правых ознаменовался крушением полицейского вертолета Bell 407 близ города, в результате чего погибли двое правоохранителей, близких к губернатору-демократу Терри Макколиффу. После оценки ситуации в центре вертолет направился за черту города для сопровождения губернатора штата, что было продиктовано ситуацией в Шарлотсвилле.

Расследование еще продолжается, но известно, что вертолет был исправен, так что причину, как обещал в сентябре прошлого года Нацсовет по безопасности на транспорте (NTSB), должны установить в течение 12-18 месяцев. Правые же имеют лишь косвенное отношение к катастрофе на уровне “если бы да кабы…”, однако что бесспорно – гибель полицейских Джея Каллена и Берка Бейтса – намертво впечаталась в память о шарлотсвилльском побоище и роли правых в случившемся.

Речь о том, что произошло на следующий день: 20-летний Джеймс Филдс, член ультраправой организации “Авангард Америки” на автомобиле протаранил демонстрантов из противоположного лагеря. В итоге скончалась 32-летняя Хезер Хейер и еще 19 человек получили различные травмы. Естественно, это повергло общественность в шок. И еще больший шок вызвала реакция президента Дональда Трампа, взвалившего вину и на правых, и на их оппонентов. В нынешнем году хозяин Овального кабинета был мудрее – загодя осудил протесты в Шарлотсвилле и призвал американцев к единению. “Я осуждаю все формы расизма и насильственных действий. Мир всем американцам”, – написал он в Twitter. Трамп заблаговременно обеспечил себе амплуа миротворца, лидера нации на случай, если протесты в Вашингтоне выльются в новые столкновения.

Собрались, разобрались

Организатором марша, как и в 2017 году, выступил все тот же Джейсон Кесслер. А как иначе. Персона-то уже известная и достаточно противоречивая для обоих политических лагерей. После трагедии в Шарлотсвилле придерживающееся правых взглядов издание The Daily Caller даже удалило три его статьи с призывом к объединению правых и объяснением мотивов прошлогоднего марша.

В этом же году было заявлено порядка 400 участников. Согласно плану, в пять вечера по местному времени (после полуночи 13 августа в Киеве) они должны были собраться возле станции подземки “Фогги Боттом” и пройтись к площади Лафайетт у Белого дома. Шеф полиции округа Колумбия Питер Ньюшем объявил “мобилизацию”, дабы обеспечить правопорядок, поскольку правых в столице США собирались встретить порядка 40 групп, выступающих против расизма. То есть, несколько сот правых различного пошиба и несколько тысяч крайне возбужденных оппонентов.

На деле же участники шествия “Объединения правых”, а их было человек 20-25, лишь промелькнули перед камерами в окружении полиции и разошлись задолго до пяти часов вечера. Хотя этого, как видим, хватило, чтобы вызвать ажиотаж и собрать в центре Вашингтона тысячи человек и представителей прессы. Т.е., Кесслеру удалось привлечь внимание, если не массовостью сторонников, то, по крайней мере, массовостью противников. И еще неким пока неидентифицированным чернокожим парнем с зведно-полосатым флагом на плечах, ни на шаг не отходившим от Кесслера во время шествия.

Цель понятна – убедить всех, что ничего ужасного в требованиях белых ультраправых нет: глядите, нас и афроамериканцы поддерживают. Правда, и следующая аналогия может показаться грубой, но глядя на снимки, вроде вышеприведенного, почему-то в памяти всплывает образ управляющего Стивена, прекрасного сыгранного Сэмюелем Л. Джексоном в тарантиновском “Джанго освобожденном”. Уж больно дешев прием, примененный Кесслером.

Российский след

Безусловно куда более значимым оказалось заявление республиканца Гаррета о причастности россиян к трагедии в Шарлотсвилле. Член Палаты представителей говорит, что эта информация прозвучала в ходе брифинга с директором ФБР Кристофером Рэем два месяца назад. По словам Гаррета, вмешательство России заключается в “подстрекательстве одних американцев к вражде с другими американцами, чтобы подорвать доверие к западным демократиям”.

В России на слова американского законодателя отреагировали стремительно – и предельно скучно. Член Совета по межнациональным отношениям при президенте России Богдан Безпалько в комментарии RTпредсказуемо заявил, что “никаких доказательств российского вмешательства в события в Шарлотсвилле не представлено”. При этом не забыл “макнуть” американцев: “Не говоря уже о том, что расовая сегрегация, в принципе расовая неприязнь – это черта, характерная для американского общества с момента его зарождения”. Один в один заявление и у посольства РФ. В общем официальные представители России умудрились, оправдываясь, подыграть тем кремлевским пропагандистам и ботам, направлением информационной деятельности которых в США является разжигание ненависти.

С другой стороны, кого в США заботят оправдания российских чиновников, и кто этим оправданиям верит. Заявление Гаррета, как видится, направлено, прежде всего, на внутреннюю аудиторию и ложится в канву расследования вмешательства РФ в американские выборы и жизнь американцев в целом. Как ни крути, но и в Капитолии, и в ФБР выиграли бы, в независимости от исхода воскресного шествия ультраправых. Если бы вновь были столкновения и пострадавшие, то наряду с осуждением расизма тезисы о причастности РФ получили бы еще больший вес. Акции завершились тихо-мирно, и это прекрасно, поскольку дает законодателям и правоохранителям право говорить о том, что копы успешно справились со своей задачей по обеспечению правопорядка. Это раз. Два – американцы не так уж подвержены заразе ксенофобии, распространяемой ко всему и при помощи россиян. Осталось лишь постараться не допускать больше чарлстонов или шарлотсвиллей.

В данном контексте Шарлотсвилль – как локальная иллюстрация того, что Кремль может сотворить с процветающим и успешным государством. В 2014 году Национальное бюро экономических исследований признало этот сорокатысячный городок самым счастливым городом в стране. Кроме того, он входил в число наилучших для жизни мест Америки. Но всего три года спустя город попал на первые полосы, прочно ассоциируясь с убийством на почве расизма. Аналогичные трансформации переживают с большим масштабом европейские страны и другие государства, в том числе Украина, естественно, находящиеся в сфере интересов Москвы. России удается найти и ковырнуть нарыв, чтобы все в итоге перевернуть вверх дном.

И последнее. В Шарлотсвилле пролилась кровь – погибла гражданка США. Возможно, ответственность несет Россия. Здесь четко прослеживаются параллели с инцидентами в британских Солсбери и Эймсбери. И если заявление Гаррета получит подтверждение и продолжение в виде расследования, в ходе которого будет доказана причастность Москвы к случившемуся, то ей не миновать новых санкций. Учитывая, что только анонс о введении мер в связи с применением россиянами химоружия в Солсбери спровоцировал  многомиллиардные потери российского бизнеса и обвал рубля до пятилетнего минимума, новая порция санкций может стать не гвоздем в гроб, а надгробием.

Деловая столица
Поделитесь.