Деловая столица: Когда Иран предложит Трампу “хорошую сделку”? Иранцам нужно взять старое соглашение с Обамой, немного его видоизменить. После чего заключить его с Трампом, чтобы он мог сказать миру: «хорошая сделка»

Обмен резкими заявлениями между США и Ираном нарастет после того, как в мае Дональд Трамп, сославшись на данные израильской разведки о продолжении разработки ядерного оружия Тегераном, в одностороннем порядке вышел из Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе 2015 года, а также пригрозил новыми санкциями. Еще более остро ситуация усугубилась, когда главный дипломатический канал США – твитер Дональда Трампа – резко раскритиковал Иран и его президента Хасана Рухани, пригрозив последствиями, “которые в истории были лишь несколько раз”. 

Твит президента США появился после того, как Рухани заявил, что “Америка должна знать, что мир с Ираном – это мать общего мира, а война с Ираном – это мать всех войн”.

Масла в огонь добавили и слова госсекретаря США Майк Помпео, который назвал лидеров Ирана “мафией” и пообещал поддержку иранцам, недовольными своими властями, традиционно не уточнив деталей.  В свою очередь Рухани заявил, что Тегеран занимает доминирующее положение в Персидском заливе и Ормузском проливе – главной водной артерии региона, поэтому остановить иранский нефтетрафик у Вашингтона не выйдет. Более того, Тегеран готов закрыть пролив, если будет блокирован экспорт нефти из Ирана.

Ормузский пролив считается одним из важнейших транспортных маршрутов планеты. По нему ежедневно проходит примерно 40% мирового экспорта морской нефти. К нефти следует также добавить катарский сжиженный газ, который идет покупателям этим же путем. Пролив достигает примерно 54 километра в ширину, является важным путем поставки нефти на экспорт для Бахрейна, Катара, Кувейта, Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов.

Учитывая глобальное значение нефти как товара, слова о блокировке Ормузского пролива выглядят тревожно. Однако, Тегеран во время конфликтных ситуаций почти всегда угрожал закрытием Ормузского пролива, но до сих пор не претворял эти намерения в жизнь. Иранское руководство прекрасно понимает, что если угрозы станут реальностью, то это будет означать очень большой конфликт в зоне Персидского залива и появление очень широкой антииранской коалиции. Тегеран не может рассчитывать на поддержку ни одного иностранных государств в вопросе блокады пролива, так как подобные действия сильно вредят рынку в целом, и покупатели нефти будут скорее на стороне “сил деблокады”. Китай, Индия и большинство стран Европы, в том числе и Украина, как страны покупатели нефти или нефтепродуктов, “поддержат” коалицию против Ирана как минимум нейтралитетом.

Конечно, для Украины такой конфликт весьма нежелателен, поскольку любые факторы подъема цен на нефть означают усиление возможностей Владимира Путина игнорировать санкции, введенные Западом.

О потенциальных боевых действиях говорить сложно, но США, скорее всего, смогут ликвидировать противовоздушную оборону Ирана, его военные ракетные системы и базовую военную инфраструктуру. Для Ирана конфликт с США будет означать военное поражение, последствия которого просчитать трудно.  Так что, скорее всего, Иран очень сильно блефует. Но также очевидно, что и США, несмотря на непредсказуемый стиль Трампа, не будут спешить лезть в бой, так как решить военные задачи – это одно, а решить политические задачи после военных – совсем другое, что хорошо показали американская интервенция в Ираке и Афганистане.

Парадоксально, но именно вот вся эта напряженность, которую затеял Дональд Трамп вокруг Ирана, является одной из основных причин того, что цены на нефть держатся на более высоком уровне, чем ожидалось и прогнозировалось. В то же время иранская дипломатия, для которой перманентный конфликт с США и санкции дело далеко не новое, будет держать безопасный для себя уровень напряжения.

Поэтому угроза Ирана перекрыть Ормузский пролив является громким пропагандистским шагом, который демонстрирует иранскому народу решительность официального Тегерана и одновременно дает возможность администрации Трампа время для возможного пересмотра своих намерений.

Тем более что Трамп готов заключить с Ираном “настоящую ядерную сделку”. Очевидно, что США не могут внемилитарными методами блокировать иранский нефтетрафик. Да, США могут заставить Евросоюз или Японию отказаться от покупок иранской нефти, но сложно себе это представить с Китаем. Также, вероятно, Индия и, возможно, Турция тоже будут склонны покупать иранскую нефть дешевле рыночной цены. Интерес Пекина к дешевеющей иранской нефти подогревается торговым противостоянием Китая и США.
То есть, несмотря на всю браваду, все игроки, включая США и Иран, не верят в блокировку нефтетрафика Ирана. Как сообщает The Wall Street Journal, в свете возобновления санкций многие энергетические компании уже уходят из Ирана, крупные международные банки отказываются осуществлять транзакции, которые связаны с нефтяными сделками, но Китай, который и так является одним из крупнейших импортеров иранской нефти, намерен увеличивать закупки. По данным издания, Тегеран ведет соответствующие переговоры с Пекином, который неоднократно выступал против возобновления санкций США.

Можно предположить, что цели заявлений Ирана о блокаде Ормузского пролива – прощупать реакцию мира и выйти на новые переговоры с Трампом. Выглядит так, что Трамп просто рушит все, что сделал его предшественник Барак Обама. Его постоянные разговоры  о “плохом Обаме” сильно отдают азаровскими “попередниками”, как универсальном источнике всех бед и проблем. При этом Трамп готов быстро и резко менять позицию. По большому счету и если очень упрощать, иранцам нужно взять старое соглашение, немного его видоизменить. После чего заключить его с Трампом, назвав соглашение именем “великого Трампа”, чтобы он мог сказать американцам и миру: “хорошая сделка”.

Деловая столица
Поделитесь.