The Guardian: Россия на грани взрыва, несмотря на выдумки пропаганды Путинизм исчерпал себя как формула так называемой «стабильности» в стране

Этим летом Чемпионат мира по футболу создал иллюзию, будто Россия – страна с хорошим управлением и довольным населением. Но спортивный праздник закончился, поэтому россияне вернулись к серой реальности повседневной жизни и отсутствия перспектив. А идея о том, что весь народ объединен вокруг Владимира Путина – это выдумка.

Об этом пишет британское издание The Guardian. Россию часто изображают двоякой. Она якобы делится на путинистов и либералов, богатых и бедных, селян и москвичей, «славянофилов» и прозападных. Риторика Кремля опирается на тезис о «патриотической» России, которая постоянно преодолевает мизерную оппозицию, отмеченную клеймом «пятой колонны» неких внешних сил. Для внешних наблюдателей соблазнительно принять такую черно-белую точку зрения, в которой лидеры доминируют и их любит население. А те, кто занимает другую позицию, – лишь исключение.

На самом же деле существует одновременно три России. Одна из них – путинская, построенная на олигархической властной структуре и мощной пропагандистской машине. Вторая – это Россия простых людей с многими слоями, но общими проблемами. А третья же принадлежит профессиональным элитам и среднему классу, которые получили выгоду от экономического роста в начале 2000-х и теперь у них есть что терять. Подавляющее большинство из 140 миллионов россиян волнуются из-за сокращения уровня жизни, падения уровня здоровья и образования населения, из-за материальной незащищенности и коррупции. Несколько недель назад во многих регионах вспыхнули протесты против правительственного плана повысить пенсионный возраст. Опросы показывают, что 8 из 10 россиян выступают против этой реформы.

Это свидетельствует о росте недоверия к власти. Многие люди начинают сомневаться в том, что система Путина действительно желает им лучшего. Социологи в «Левада Центре» указывают на рост уровня пессимизма. Несмотря на телевизионную пропаганду, большинство россиян не видят никаких перспектив как для себя лично, так и для будущего страны. Существует также недовольство войной против Украины и вмешательством в войну в Сирии, а особенно российскими потерями в этих конфликтах.

Ситуация, с которой имеет дело Путин, – на самом деле это классическая проблема, с которой сталкиваются авторитарные лидеры. Ему нужно демонстрировать легитимность, чтобы убедить внутренние круги и потенциальных соперников в том, что он незаменим и непобедим. Разговоры о высоком уровне поддержки выше 80% были важными для «убедительной победы» на президентских выборах в марте, к которым серьезных оппозиционных политиков, таких как Алексей Навальный, не допустили. Независимые аналитики и наблюдатели на выборах до сих пор подсчитывают масштабы фальсификаций и мошенничества во время российских «выборов».

В современной России надо быть незаурядным смелым, чтобы разоблачать манипуляции и мифы о популярности Путина. Реальное распределение голосов на честных выборах, скорее всего, выглядело бы так: 40% воздержались бы, 20% проголосовали бы за «маленького кандидата», а еще меньше 40% поддержали бы президента. А что же с элитами? Очень важно отличать правящую группу, которая состоит из олигархов Путина и офицеров спецслужб, и группу, которая не при власти и к которую входят зажиточный средний класс, несколько миллионов ученых, интеллектуалов, региональных чиновников, учителей и предпринимателей. Несмотря на коррупцию и бюджетные ограничения, эти люди часто борются за то, чтобы функционировала больница, школа, местная администрация, завод и тому подобное. Они ведут собственный бизнес или учат детей, создают и продвигают инновации. На этих людей упало трудное задание быть посредником между народом и правящим классом. Многие из них чувствуют себя бессильными и остаются лояльными к режиму.

Впрочем, за последнее десятилетие много профессионалов собрали вещи и уехали из России. Десятки тысяч из них теперь живет в Европе, Северной Америке, Украине, Грузии и нескольких городах в Азии. Они пристально следят за событиями дома и надеются, что однажды они вернутся, чтобы участвовать в формировании России без Путина. Впрочем, жесткий Кремль может попытаться устранить этот феномен.

Хотя «отток мозгов» и таланта стал новым вызовом для режима. Несмотря на всю свою напыщенность, Путин боится сочетания мобилизации самых низких слоев и элит. Народные жалобы могут стать угрозой, если их усилят интеллектуалы, журналисты и оппозиционные политики. Внутреннее социальное раздражение, гражданские запросы, молодая оппозиция и «временная диаспора» могут действительно создать проблемы для Путина. Если это произойдет, у него будет не большой выбор: прибегнуть к еще более масштабным политическим репрессиям, которые загоняют страну в стерильный тупик, или начать искать компромисс. Последнее может привести к потере власти президента и его личного богатства.

Путин не демонстрирует никаких намерений покидать Кремль или подготовить преемника. Ему безразличны экономические проблемы и недовольство среднего класса. В правительстве, которое он назначил в мае и которое возглавляет ослабевший Дмитрий Медведев, нет ни одного серьезного реформатора. В ближайшие годы экономисты ожидают сохранения слабого роста и усиление социальных проблем в России. Наконец, провозглашенная кампания по возвращению статуса глобальной силы может оказаться неспособной объединить общество и элиты вокруг автократа. Россияне хотят защиты от сокращения стандартов жизни. Многие из них подозревают, что пенсионная реформа нужна Кремлю для того, чтобы увеличить расходы на военные авантюры и личное обогащение правящей верхушки. Режим пытается отвлечь внимание от депрессии в российской экономике, провоцируя конфронтацию с Западом.

Но эта авантюра дорогая, непродуктивная и не очень популярная. Путин, скорее, сохранит свой курс, чем пойдет на риски либерализации и ответственности. Российские лидеры, озабоченные элиты и пессимистическое население находятся в очень неустойчивом равновесии. Три России начинают все больше осознавать, на сколько нестабильно их положение. Они очень пристально смотрят друг на друга. Путинизм как формула «стабильности» исчерпал себя.

Уніан
Поделитесь.