Деловая столица: Из жизни насекомых. Почему русские верят в “мировое правительство” Около половины россиян считают, что интересы "мирового правительства" противоречат интересам России

И снова, как это бывает всегда, социология приносит нам радость и оптимизм. Согласно данным ВЦИОМа доля граждан России, убежденных в существовании теневого мирового правительства, за последние четыре года выросла с 45 до 67%. При этом 74% из тех, кто верит в его существование, то есть, на минуточку, 49,6% всех россиян, считают, что интересы “мирового правительства” противоречат интересам России. А ведь в 2014 г. процент россиян, веривших во враждебные замыслы “мировой закулисы” составлял всего 25,7%.

Это уже интересно, но мы добавим еще немного социологии. Международная группа исследователей опросила 6 тыс. студентов из разных стран, задав им довольно спорный, рассчитанный скорее на эмоциональный отклик, вопрос: “Каков вклад страны, в которой вы живете в мировую историю?”. Ответ предполагался в %, от 0 до 100, где 0 означал отсутствие какого-либо вклада, а 100% – ну, в общем, вы поняли. Полученные ответы затем усреднялись. На первом месте оказались россияне – 61%, далее Великобритания – 54%, Италия – 44%, Канада – 40%, Португалия – 38%, Испания – 34%, Япония 33%, Германия 32%, США – 30%, причем в широком в диапазоне от 9% в Айове до 41% в Вирджинии; Франция – 20% и Швейцария – 11%. Подчеркну еще раз – опрашивали студентов, то есть относительно образованных и относительно молодых людей.

Можно было бы, конечно, поспорить о том, насколько справедливы эти оценки объективно. Но в любом случае надо признать, что с учетом американского потенциала, а также влияния США на мир за последнее столетие, американцы выглядят скромнягами, включая даже вирджинцев. Тем не менее американские комментаторы тут же заговорили о якобы присущем жителям США “национальном нарциссизме”. Российские же 61% они вообще не обсуждали, упомянув о них лишь вскользь, без явно высказанной оценки, но с очевидным контекстом “посмотрите, какие странности встречаются в живой природе”.

Но нас с вами  интересуют именно странности и курьезы, то есть Россия. На первый взгляд две приведенные оценки: о наличии мирового правительства, враждебного России, и о влиянии самой России на ход мировой истории явно диссонируют. Ведь если все решает “мировая закулиса”, к тому же враждебная России, то о каком влиянии России может идти речь? И, напротив, если Россия столь влиятельна, что определяет ход мировой истории аж на 61%, а США при этом нервно курят в стороне со своими 30%, то “мировая закулиса” в очевидном пролете. Конечно, ждать от россиян строгой логики едва ли возможно, к тому же и их ответы в значительной степени определялись именно формулировкой вопроса, цельной же картины мира у большинства населения нет. Но все-таки хоть какая-то псевдологика должна же тут быть?

Может быть, все дело в том, как россияне представляют себе мировое правительство? По мнению респондентов ВЦИОМ, в “мировое правительство” входят, в первую очередь олигархи и финансисты, а их главной целью являются власть и влияние, а также управление всеми людьми.

Почти половина россиян, как мы помним, полагает, что это сообщество враждебно России. “Россия” же в сознании большинства россиян, и чтобы увидеть это, уже не надо никаких опросов, есть прежде всего “держава”, гигантский медведеподобный монстр, от шагов которого сотрясается Земля. На спине у этого монстра, вцепившись в его шерсть, сидят простые россияне, отчаянно стараясь не упасть, и не быть им затоптанными. Но если все идет хорошо, и вы хоть как-то удерживаетесь на этой волосатой спине, не обращая внимания на характерную для дикого хищника вонь, то можете наблюдать, как хищный монстр топчет и пожирает другие народы. И, наблюдая этот процесс с подходящей позиции, вы приобщаетесь к величию этого зверя, преисполняясь гордости за свое возвышение над общим для других уровнем земли.

Конечно, в отличие от насекомых, обитающих в шкуре медведя, и питающихся им, россияне, обитающие в российской шкуре, сами питают этого хищника, поддерживая его своим трудом. Но, в силу привычки считать себя ничтожными по сравнению с государством, выработанной веками беспощадного отбора и отбраковки недостаточно покорного человеческого материала, они не осознают этого факта, а, напротив, полагают себя полностью зависимыми от России.

Разумеется, у такого монстра есть и враги – ну, а кому понравится, когда его топчут? Эти враги управляются тем самым, враждебным России “мировым правительством”, и так и норовят перетянуть хищника палкой по хребту. В ходе такой операции россияне, оказавшиеся в зоне соприкосновения палки с российской шкурой, будут, очевидно, этой палкой прибиты, отчего “мировая закулиса” и воспринимается ими как личный враг.

Понятно, что, чем сильнее хищник, в шкуре которого россияне обитают, тем в большей безопасности ощущают они себя. Конечно, жизнь в такой шкуре тоже полна рисков, поскольку Россия чешется и вылизывается, а иногда и отряхивается, и те, кто держался непрочно, оказываются раздавлены и проглочены. Но к этим опасностям россияне привыкли и воспринимают их как неизбежное зло. Зато жизнь вне привычной шкуры их пугает. Они просто не понимают ее правил. Оказавшись волей судьбы вне российской шкуры, они ощущают дискомфорт из-за собственного ничтожества. Им непривычно и жутко жить самим, отдельно от дикой и грубой силы, способной сотрясать и пугать весь мир.

Вся эта ситуация была когда-то подробно исследована Лемом на примере граждан придуманной им Курляндии, переселившихся с поверхности планеты в тонкий кишечник гигантских ящеров-курдлей, и обосновавших преимущества жизни по горло в экскрементах сложной системой культурных и идеологических конструкций, получивших название “нациомобилизма”. Все это сооружение было скреплено воедино национальной гордостью, зашкаливающей за все мыслимые пределы. И, право же, великий пан Станислав создавший своим воображением страну-пастбище, по которой бродит стадо курдлей-“политоходов”, управляемых Председателем, сумел уловить самую суть русской души как никто другой до него. Так что всякий раз, когда вам становится трудно понять современную Россию, а равно и современный Запад, также описанный Лемом весьма подробно и с сочными деталями, перечитайте внимательно “Осмотр на месте”.

Обитание на российской шкуре дает россиянам ещё одно преимущество – свободу от какой-либо личной ответственности. Россияне согласны быть даже обманутыми – лишь бы не оказаться перед необходимостью знать и решать. Естественно, что такое положение устраивает и российскую власть – и Герман Греф, президент Сбербанка России, высказался на эту тему с предельной откровенностью.

“Вы говорите страшные вещи – вы предлагаете передать власть в руки населения, – заявил он в ходе телевизионной дискуссии.– Если каждый человек сможет участвовать в управлении – что же мы науправляем? Как только все люди поймут основы своего “я” или самоидентифицируются управлять или манипулировать ими будет чрезвычайно тяжело. … Любое массовое управление подразумевает элемент манипуляции – как жить, как управлять таким обществом, где все имеют равный доступ к информации?”

Произнеси это Греф в любой западной стране, и его слова вызвали бы дикий скандал, а сам он был бы подвергнут остракизму. Но в России все сошло гладко, причем Греф наверняка и заранее знал, что недовольство его выступлением если и будет, то лишь сугубо внешним. В глубине же души россияне согласятся с его главным тезисом: с безусловным благом верховенства государства над личностью.

Но россияне все же осознают, что если чудовище, на котором они обитают, будет убито и освежевано – а к этому все идет, их вытряхнут из снятой шкуры на грешную землю и призовут к ответу

Эта перспектива их пугает. Хотя о Нюрнбергском процессе россияне имеют представление крайне смутное, а о денацификации постгитлеровской Германии знают и того меньше, призраки грядущей расплаты нет-нет да и всплывают у них в подсознании, в особенности при выключенном телевизоре. И тогда они успокаивают себя очередной дозой Российского Величия, давно превратившегося для них в психологический наркотик.

Разумеется, любуясь Великой Россией они любуются и собой, обитающими на ней. Им даже не очень важно, что они живут плохо. Куда важнее для них, чтобы кто-то жил еще хуже, чем они. И тут мы видим еще один поворот, еще одну особенность российского самосознания: самоотчуждение в сочетании с проекцией себя на свой политоход.

Образчики такого поведения можно найти в сети. Вот характерный пример: в одной из петербургских групп – в Петербург, как-никак, это “культурная столица”, идет обсуждение проблем крупного российского туроператора “Натали турс”. Обсуждают сорванный отдых, кидалово туристов – словом, ничего необычного. В какой-то момен, один из участников приносит ссылку на материал о проблемах с чартерными рейсами в Украине – там тоже все нормально: отмены, дикие переносы, сотни зависших туристов. Сначала в группе разгорается бурное веселье на излюбленную российскую тему “посмотрите, какие хохлы тупые”, “доскакались” и т. д. Но потом до участников этой приятной беседы вдруг доходит суть проблемы: в Украине-то оказывается не хватает самолетов, чтобы развезти всех желающих к зарубежным курортам. Перевозчики работают на пределе, и малейший сбой вызывает эффект домино.

Наступает неловкая пауза, после чего на свет появляется список чартеров, включая региональные аэропорты. Чартер “Кривой Рог – Даламан” вызывает легкий шок. Но уже окончательно всех накрывает регулярным рейсом Херсон – Люблин. Херсон – это ж вообще в…. И как они оттуда летают?

Тут возникает человек из Крыма и пишет, что да, аэропорт в Херсоне, конечно, не ахти, но зато там есть регулярный рейс на Стамбул, а оттуда – в любую точку Европы. Рейс на Люблин он ещё не пробовал, но собирается, а через Стамбул пару раз летал.

Дальше разворачивается настоящая драма. Как это он летал из Крыма не через Москву или Питер, или Сочи, или на худой конец через Ростов, а через Херсон? Оказывается, так удобнее. И дешевле. И не будет последующих проблем в Украине из-за выезда-заезда в Крым через Россию. “У тебя что, украинский паспорт?” – начинают закипать россияне.

Крымчанин, поняв, что сболтнул лишнего, исчезает, но одного из россиян осеняет: безвиз! После этого в группе четверо суток идет истерика: “Мы зачем Крым от фашистов спасали? Мы зачем санкции терпим? Мы мост для кого строили? Чтоб они теперь через Херсон по европам без виз летали?” В итоге один из участников подводит итог: “Сам факт, что Херсон в какой-то из реальностей может быть альтернативой Москве для полетов в Европу, у меня в голове не укладывается. Это выше моего понимания. По ходу нас кто-то где-то обманывает”.

Но бунтарь, пришедший к таким выводам, – редкое исключение. Большинство же россиян легко мирится с тем, что их – да, обманывают и грабят, но если это прикрыто “государственным интересом” – то все нормально. Нормально же, потому что россияне не мыслят себя самостоятельно, без чудовища, на котором живут. И без вождя, который является фронтменом этого чудовища.

А дальше все уже совсем просто. Пока вождь успешно кошмарит мир, ему все будет прощено. Предателем и негодяем он станет только тогда, когда мир перестанет бояться России. Потому что в этом случае жизнь в вонючей российской шкуре для россиян просто теряет смысл: мало того, что мы живем плохо, так нас еще никто не боится, мы никого не убиваем, мы не чувствуем своего превосходства… За что же мы тогда терпим? Измена! Царь не настоящий, это просто Горбачев какой-то!

И Путин, зная особенности своего человеческого стада, понимает, что начни он идти на компромиссы, которые стадо заметит, его тут же спишут и скинут. Он бы и не против, вероятно, соскочить со спины зверя и тихо дожить в какой-нибудь уютной стране без претензий на решающую роль в Мировой Истории, но уже не получается. Нет у него такого окна возможностей. Потому, что Россия лишенная ужаса и тайны, станет познаваема для ее обитателей и уже не сможет поддерживать российский патриотический агностицизм. А это чревато бунтом и для правителя, если он не успеет сбежать – экскурсией в екатеринбургский подвал. Который Ельцин, правда, засыпал – видать и ему он снился по ночам – но можно ведь подыскать и другой, не хуже. Или даже откопать старый по такому случаю.

Все дело в том, что в глазах российских холопов любой российский, а также всеобщий, всероссийский барин может быть полным отморозком и негодяем. Но пока он может побить арапником соседского барина – холопы будут целовать ему руки. Все без исключения. Включая и дворовых арапов, для которых арапник, собственно, и предназначен.

Просто это такая специфическая порода людей – россияне. Ее выводили 600 лет – и нам, вынужденным жить с ними рядом, нужно изучать их побудительные мотивы и уметь прогнозировать их поступки. Для нас это вопрос выживания.

Деловая столица
Поделитесь.