Politico: Эстония готовится к войне с Россией Эстония - все население которой ненамного превышает российскую регулярную армию и которая мало чем располагает в плане военно-воздушных сил и вооружений - сможет сопротивляться российскому нападению, может показаться глупыми разговорами на далеких берегах по ту сторону Атлантики. Но у Эстонии есть ресурсы, которые столь же востребованы в альянсе, как и противотанковые ракеты TOW и танки

“Почти никто в западном альянсе не ждет с нетерпением следующих несколько дней”, – пишет бывший советник президента Грузии (2009-2013) и премьер-министра Молдавии (2014-2015) Молли К. Маккью в статье для Politico.

“Главы государств НАТО должны встретиться в среду в Брюсселе под незаинтересованным взглядом президента Дональда Трампа перед тем, как он отправится на встречу с российским президентом Владимиром Путиным в Хельсинки”, – говорится в статье.

“В то время как президент и другие представители республиканцев обращаются к Кремлю с настойчивыми просьбами, Трамп продолжает считать себя разрушителем НАТО. За несколько недель перед саммитом НАТО президент снова критиковал союзников Америки за их оборонный бюджет”, – пишет автор.

“Все это сопровождалось обыденным циклом докладов накануне саммита об уязвимости в обороне НАТО – включая узкий коридор Сувалки между Польшей и Литвой. И, как всегда, именно союзники к северу от коридора пытаются сконцентрироваться на самом важном – необходимых фундаментальных переменах в альянсе”, – отмечает Маккью.

“Почти через 10 лет после российского вторжения в Грузию в 2008 году ясно, что НАТО все еще нужно быстрее учиться у наших партнеров с более продолжительной историей борьбы с российской агрессией во всех ее формах”, – говорится в статье. Первым из этих партнеров является Эстония, которая, в отличие от Грузии, является полным членом НАТО.

“Та идея, что Эстония – все население которой ненамного превышает российскую регулярную армию и которая мало чем располагает в плане военно-воздушных сил и вооружений – сможет сопротивляться российскому нападению, может показаться глупыми разговорами на далеких берегах по ту сторону Атлантики. Но у Эстонии есть ресурсы, которые столь же востребованы в альянсе, как и противотанковые ракеты TOW и танки, – воля и мобилизованное население. В стране с населением всего в 1,3 млн человек все 60 тыс. прошли военную подготовку и служат в армии или в резерве. Важность этого человеческого фактора нельзя игнорировать: эстонцы все еще живо помнят цену оккупации, и эта перспектива обостряет стратегическое планирование неожиданным образом”, – пишет автор.

“Это не последняя причина, по которой силы спецназа США перебросили в Прибалтику новые ресурсы, в том числе в Эстонию: чтобы поучиться местному опыту и поменять представление Америки о России и о том, что могут сделать США, чтобы создать новый тип сдерживания гибридных угроз”, – отмечает она.

“Одним дождливым днем недавно в Таллине, в тени эстонского Креста независимости я встретила полковника Рихо Ухтеги, командира сил эстонского спецназа”, чтобы обсудить российскую угрозу и новое сдерживание, пишет Маккью.

“Люди говорят об этой “пятидневной войне” в Грузии, – говорит Ухтеги. – Но это были не пять дней. Гибридная кампания началась намного раньше. Никто не хотел ее видеть”.

“У Ухтеги нетрадиционная биография. У него нет традиционной военной родословной, и его биография – включая периоды вне закона, подпольного сопротивления и службы в военной разведке и контрразведке – читается как сюжет серий советского шпионского романа”, – отмечает автор.

“Современное ведение войны асимметрично по природе, – говорит Ухтеги. – Трудно найти войска противника на местах. Трудно их идентифицировать, определить их позиции и уничтожить. Но мы должны здесь к этому готовиться. Как в Афганистане, Ираке – но здесь”.

“Как и почти всеми эстонцами его поколения, Ухтеги движет что-то очень личное и, как правило, связанное с историей его страны”, – отмечает автор.

“У всех нас был один дедушка или бабушка, которые помнили о временах независимости, – говорит Ухтеги, – и они заполняли наши головы рассказами об этом”. “О судьбе всех других дедушек и бабушек – тех, кого казнили русские или которые умерли где-то в ГУЛАГе, ничего не говорится. Не считая военных потерь, более 10% населения Эстонии было депортировано в период до смерти Сталина в 1953 году”, – говорится в статье.

“В конце 1980-х годов, после прохождения службы в советской армии, – рассказывает Ухтеги, – мы были в экспедиции и пришли в отдаленную деревню на границе между Афганистаном и Узбекистаном. И люди в этом отдаленном месте слышали о наших демонстрациях за независимость и считали Эстонию символом свободы. Я был очень удивлен”.

“Вы знаете, почему русские не взяли Тбилиси в 2008 году? – спросил Ухтеги. – Они были уже на дороге, примерно в 50 километрах, и ничто бы их не остановило”.

Проведя много лет в Грузии, я знала ответ на этот вопрос: потому что грузины сумасшедшие. Ухтеги расхохотался: “Да. В точку. Грузины безумны, и они будут сражаться. Идея этой асимметричной борьбы без возможности победить в Тбилиси была не столь привлекательной для русских”.

“Они могут добраться до Таллина за два дня. Но они умрут в Таллине. И они это знают. … В них будут стрелять из каждого угла, на каждом шагу”, – заявил он.

“Действительно, оборонная доктрина Эстонии призывает к сопротивлению в случае вторжения. В предыдущем разговоре о генерале Александре Айнсельне, эстонце, который бежал от оккупации и отслужил 35 лет в армии США, прежде чем стать первым министром обороны Эстонии после обретения независимости, мы обсудили общий приказ Эйнсельна номер 1. В нем говорится, что в случае любого будущего вторжения в Эстонию силы обороны должны “оказывать активное сопротивление агрессору”, без необходимости дополнительных распоряжений, пока им не скажет остановиться избранный президент”, – говорится в статье.

“Об этом до сих пор идут подспудные дискуссии среди союзников НАТО: сдержит ли решительность и готовность бороться с восточным соседом НАТО российский авантюризм, или эта подготовка является “провокацией”, на которую параноидальный Кремль неизбежно слишком остро отреагирует. Однако в Эстонии существует четкое понимание того, что всегда, когда позиции национальной обороны ставятся под сомнение ради успокоения России, мы уже ошибаемся”, – пишет Маккью.

“Внимание Трампа к расходам на оборону не учитывает того, что некоторые союзники, такие как Эстония, не только выполняют обязательства по расходам, но и несут непропорциональное идеологическое бремя НАТО – готовность к борьбе”, – полагает она.

“Я не знаю, что было бы, если бы русские действительно начали войну, – сказал Ухтеги. – Просто каждый эстонец будет сражаться”.

Politico
Поделитесь.