The New York Times: Падение американской империи Американский президент требует, чтобы правоохранительные органы прекратили расследовать его связи и сам собирается выяснять отношения с политическими врагами

Американское правительство, реализуя свою политику, буквально вырывает детей из рук их родителей и размещает их в огражденных закрытых помещениях (чиновники настаивают, что это не клетки, что вы).

Американский президент требует, чтобы правоохранительные органы прекратили расследовать его связи и сам собирается выяснять отношения с политическими врагами.

Он оскорбляет демократических союзников и нахваливает диктаторов-убийц. И глобальная торговая война кажется все более вероятной.
Что общего имеют эти истории? Очевидно, все они связаны с характером человека, возглавляющего Белый дом. Бесспорно, худшего человеческого существа, когда-либо находившегося на этом посту. И вокруг еще больший простор для контекста, и речь идет не только о Дональде Трампе. То, что мы наблюдаем, это систематическое отвержение испытанных временем американских ценностей — того, что действительно сделало Америку великой.

До этого времени Америка была сильной нацией. Особенно благодаря тому, что мы выбрались из Второй мировой войны, доминируя на экономическом и военном поприщах, — невиданная вещь со времен расцвета античного Рима.

И наша роль в мире была всегда о чем-то большем, чем деньги и оружие. Речь шла также об идеях: Америка выступала за несколько большее, чем сама — за свободу, права человека и верховенство права как универсальные принципы.

Конечно, мы часто были далеки от этих идеалов. И эти идеалы были настоящими, с ними считались. Многие наций исповедовали расистскую политику. И когда шведский экономист Гуннар Мюрдаль написал в 1944 году книгу о «проблеме негров», он назвал ее «Американская дилемма», поскольку видел нас как нацию, чья цивилизация имела «привкус просветления» и чьи люди на некотором уровне осознавали, что их отношение к чернокожим шло вразрез с их принципами.
И его вера в то, что у нас присутствует определенная доля достоинства — или, возможно, даже доброты — которая, впрочем, была подтверждена тем подъемом и успехом Америки, была неполной, исходя из существования движения за гражданские права.

И что может сделать эта американская доброта — которая иногда является несколько надколотой, и все же настоящей — с американскими властями, не говоря уже о мировой торговле? Ответ заключается в том, что в течение 70 лет американская доброта и американское величие шли рука об руку. Наши идеалы, и тот факт, что другие страны знали, что мы придерживаемся этих идеалов, делали нас несколько отличной большой силой — вызвавшей доверие.

Подумайте над этим. В конце Второй мировой войны, мы и наши союзники, так сказать, оккупировали большую часть мира. Мы могли остаться оккупантами на постоянной основе и/или основать там правительства-марионетки, так как СССР в Восточной Европе. И да, мы действительно делали так в некоторых развивающихся странах. Наша история с тем же Ираном не слишком красивая.
И взамен мы в основном помогали нашим побежденным врагам становиться на ноги, формируя демократические режимы и делясь своими ключевыми принципами чтобы, наконец, стать союзниками на поприще защиты всех ценностей. […]
И пока ты натыкаешься на соблазн рассматривать международные торговые переговоры, что по словам Трампа превратившиеся в «свинью-копилку, которую все подряд грабят», это совсем другая история, — это не так. Торговые соглашения имели целью (и воплотили ее) сделать Америку богаче, и изначально они также были о несколько большем, чем доллары и центы.
На самом деле, современная система торговли во всем мире была в основном детищем не экономистов или заинтересованных бизнесменов, а Корделла Халла, долгоиграющего государственного секретаря ФРГ, который считал, что «процветающая торговля между народами» является важным элементом в построении «прочного мира». Итак, вы можете считать, что послевоенное создание Генерального соглашения по тарифам и торговле, в рамках той же стратегии, более или менее одновременно порождала План Маршалла и создание НАТО.
И все то, что происходит сейчас — тоже часть этого процесса. Преступления на границе, атака на внутреннее верховенство закона, оскорбления в адрес демократических лидеров с одновременным восхвалением бандитов, расторжение торговых сделок — все это означает конец американской исключительности, поворот спиной к тем идеалам, которые отличали нас от других сильных наций. […]
Поэтому Трамп не делает Америку снова великой. Он выбрасывает в мусорку все те вещи, которые делали нас великими, превращая нас в еще одного хулигана — того, чья травля будет менее эффективной, чем он себе представляет.

The New York Times
Поделитесь.