Европейская правда: На какие уступки и ради чего пошла Македония В Греции и Македонии есть сильные противники компромиссного соглашения. К тому же переименование Македонии открывает путь к ее вступлению в Альянс. Поэтому не стоит забывать, какое сопротивление расширению НАТО оказывает РФ.

Бухарестский саммит НАТО, который состоялся в апреле 2008 года, у нас помнят из-за решения не давать ПДЧ Украине и Грузии, но для остальных европейских стран там произошло также другое незаурядное событие. И даже дипломатический скандал.

Как только началась итоговая пресс-конференция тогдашнего генсека, часть СМИ демонстративно встали и покинули зал.

Причина протеста – то, что за час до этого Альянс отказал во вступлении небольшой балканской стране Македонии. Это произошло несмотря на то, что македонцы выполнили все требования ПДЧ и соответствовали условиям членства. Единственной причиной стало… название этой страны.

Протест в Скопье против переименования Македонии

27 лет без права на собственное имя? Именно так с момента обретения своей независимости просуществовала Македония.

Точнее, внутри страны все настаивали, что Македония – это и есть название. Но соседи и международные организации называли балканскую республику сложно и несколько странно – Бывшая Югославская Республика Македония (на английском FYROM, Former Yugoslav Republic of Macedonia).

Причина – в споре с Грецией, начавшемся сразу после провозглашения независимости Македонии. А потом Афины начали блокировать вступление Македонии в НАТО и ЕС, требуя от страны изменить название.

Наконец конфликт подходит к концу.

12 июня премьер Греции Алексис Ципрас заявил об окончательной договоренности о новом имени для этого государства.

Теперь оно будет называться Республика Северная Македония.

Взгляд из Греции

Зачем Греции был нужен этот конфликт? Дело в том, что Македонией называется также северный регион страны с центром в Салониках.

Однако в мире есть немало примеров дублирования. Вспомним, например, о Грузии: США со штатом Джорджия (по-английски – Georgia) не имеют претензий к Тбилиси.

Официально в Греции объясняли, что опасаются вмешательства северной соседки в свои внутренние дела. Ведь македонская Конституция определяет государство как защитника интересов всех македонцев, в том числе и живущих за границей. Хотя, конечно же, недавно созданное государство Македония отвергало такие обвинения.

Настоящая же причина, возможно, заключалась в другом.

Для значительной части греков существование государства под названием Македония казалось попыткой “украсть” их историю. И эти ощущения старательно подпитывали националистические партии и Элладская церковь.

Кстати, нынешняя смена названия – далеко не первая уступка, на которую пошли северные соседи греков.

Первоначальный флаг страны изображал старинный македонский символ – Вергинскую звезду. Этот флаг был идентичен флагу одноименной греческой провинции и отличался только цветом поля. В 1995 году, под натиском Афин, флаг Республики Македония изменили.

А вот с названием было сложнее

Сначала Греция требовала полного устранения слова “Македония” из названия государства. Новой стране предлагалось называться Республикой Скопье (по названию столицы) или Вардарской Республикой (по названию главной реки страны, которая, правда, протекает и в греческой Македонии).

Прогресс в переговорах наметился лишь в последний год.

 

На протест в Афинах, по оценке организаторов, пришло 1,5 млн человек
Между тем достигнутый компромисс уже вызвал протесты в Греции. К слову, прошлой зимой, когда переговоры сдвинулись с мертвой точки, в Салониках и Афинах прошли беспрецедентные многотысячные митинги. Их участники требовали отказаться от компромисса, настаивая, что “единственная Македония – это часть Греции”.

Взгляд из Скопье

Чтобы понять важность этого названия для самых македонцев, стоит напомнить о становлении этого государства.

Регион был “яблоком раздора” между Сербией и Болгарией. Обе страны отказывали местным жителям в праве на самоопределение, считая их частью своей нации. В Болгарии до сих пор распространено мнение, что македонского языка не существует, а есть только “македонский вариант болгарского правописания”.

В свою очередь Сербская православная церковь (которая блокирует автокефалию для Македонии) настаивает, что македонцы – это южная часть сербского народа.

А к тому же еще сто лет назад на этот регион зарилась Греция, считая его жителей “славянизованными греками”.

Только во времена социалистической Югославии концепция отдельности македонского народа стала официальной – в Белграде таким образом хотели защититься от территориальных претензий Болгарии.

Что интересно: в тот период Греция не протестовала против названия “Республики Македония”.

Распад Югославии в начале 1990-х Македония пережила наиболее хорошо среди всех частей этого государства. Она единственная смогла объявить независимости, не получив военного сопротивления от бывшей столицы. Но в то же время – получила проблему с Грецией.

В Скопье настаивали на сохранении названия, и это не удивительно. Отказ от собственного имени поставил бы перед Македонией острый вопрос: кто она? И действительно ли ее жители представляют собой отдельный народ?

С 1990-х македонцы пытались найти свое прошлое в античности – а это дополнительно раздражало Грецию.

А после того, как Греция заблокировала вступление соседки в НАТО и конфликт вошел в острую фазу, в Македонии демонстративно назвали именем Александра Македонского столичный аэропорт и главное шоссе, а также установили ему множество монументов.

Не случайно первым шагом Скопье по решению спора с Афинами стало обратное переименование аэропорта и шоссе.

А это значит, что компромисс с Грецией поставит перед Северной Македонией новый вызов – государству нужно будет заново переосмыслить ключевые вопросы собственной идентичности.

О чем договорились?

Договоренность о переименовании страны содержит ряд деталей и уточнений.

В частности, Греция настояла на том, что новое название должно использоваться не только на международной арене, но и внутри Северной Македонии.

В то же время Ципрас согласился на сохранение названий “македонский язык” и “македонская нация”.

Условие греческого премьера таково: в конституцию Северной Македонии должна быть добавлена фраза, которая определяет, что речь идет о славянской нации, а не о греческом регионе. Конституция должна отделить новое государство от античной греческой культуры и истории, отмечают греческие СМИ.

“Я счастлив, что наша договоренность охватывает все условия, выдвинутые греческой стороной”, – заявил Ципрас.

Новое название страны еще предстоит утвердить на общенациональном референдуме. Дата его проведения пока не объявлена, но, скорее всего, он пройдет в ближайшие месяцы. И скорее всего, новое название поддержит подавляющее большинство македонцев.

Ведь его утверждение откроет перед Македонией возможности членства в НАТО и (в перспективе) – в ЕС. И что особенно важно – преграда на этом пути исчезает в тот момент, когда шансы на вступление выглядят чрезвычайно высокими.

Так конфликт завершен?

Еще нет. По меньшей мере, до референдума.

Ведь как и в Греции, в Македонии тоже есть противники договоренности. Нынешняя оппозиция, которая только в прошлом году потеряла власть, обещает сделать все возможное, чтобы заблокировать переименование.

При этом термин “все возможное” – не просто слова. Стоит вспомнить масштабные протесты, которыми год назад сопровождалось формирования нынешней коалиции. Привлечение к ней партий албанского меньшинства привело не просто к протестам – тогда было захвачено здание парламента и избиты депутаты.

А на позапрошлой неделе на протесты против переименования страны оппозиция вывела несколько тысяч человек.

Впрочем, потенциал оппозиции существенно сократился после ареста экс-премьера и лидера оппозиционной VMRO-DPMNE Николы Груевского. Три недели назад его приговорили к двум годам тюрьмы за злоупотребление властью.

Важен тот факт, что переименование Македонии открывает путь к ее вступлению в Альянс.

Поэтому не стоит забывать, какое бешеное сопротивление расширению НАТО оказывает РФ.

Два года назад, чтобы заблокировать вступление Черногории в Альянс, они даже организовали попытку государственного переворота.

О такой опасности говорят и в Македонии. В прошлом году министр обороны Радмила Шекеринска заявила, что у Скопье есть данные о попытках влияния России на политические процессы в стране.

Разрешение конфликта с Грецией открывает для Македонии также путь к переговорам о вступлении в ЕС. В Евросоюзе, как известно, уже давно предоставили всем балканским странам перспективу членства, а в ближайшие 7 лет планируют активные переговоры со всеми балканскими столицами, которые к ним готовы.

Поэтому к Черногории, которая имеет наибольшие шансы стать 28-м членом ЕС, могут присоединиться и другие. В первую очередь – Северная Македония.

Европейская правда
Поделитесь.