Александр Гирин: Короткая и длинная партия между РФ и НАТО Страны Евросоюза акцентируют внимание на необходимости действовать сообща в рамках НАТО

Новая война России и НАТО вновь на слуху. С подобными заголовками вновь разгорелись споры в СМИ о вероятном противостоянии РФ с Прибалтикой и Североатлантическим альянсом соответственно.

Все началось неделю назад в российском сегменте интернета. На сайте ИноСМИ была опубликована статья «Какой будет война между НАТО и Россией?», со ссылкой на норвежское издание «VG» и автора Симона Шульца ван Энгеланда. К слову отчет, который называют «свежим», был опубликован Шведским институтом тотальной обороны 13 февраля 2018 г., а в названии указан анализ военных возможностей Запада в Северной Европе за 2017 год. И именно сейчас к нему возник интерес.

Также в российских новостях начали раскручивать новость о том, что НАТО подготовит в Европе 30 тысяч резервистов «для войны с Россией», которые будут дополнением к уже существующим силам NATO ResponseForce. При этом усиление группировки Североатлантического альянса в Балтийском регионе называют «беспрецедентным».

Президент Литвы Даля Грибаускайте: Переброска “Искандеров” в Калининградскую область — агрессивная демонстрация силы

Основной акцент в отчете Шведского института тотальной обороны сделан на том, что, если В.Путин решится на захват Латвии, Литвы и Эстонии, российской армии потребуется на это по меньшей мере трое суток. Но и цена за подобные действия для Кремля будет слишком высока.

Группа шведских экспертов считает, что Россия попытается достичь политического и военного коллапса сперва в Латвии, затем в Эстонии и Литве. В отчете также делается акцент на недостаточной оперативности принятия коллективных решений в НАТО, и утверждается возможность России собрать больше сил на протяжении первой недели конфликта.

Однако если учесть заголовок исследования «анализ Северной Европы 2017», то как раз тут появляется логика, ведь в отчете много внимания уделено российским учениям «Запад-2017», которые одни называли реальной угрозой странам Балтии и НАТО, другие же рекламной акцией в пользу российской армии.

Во время учений “Запад 2017”

Допускалась вероятность, что часть российских войск после учений 2017-го года останется в Беларуси, что повысило бы уровень беспокойства в Прибалтике. Тем более, что российские учения «Кавказ-2007» были подготовкой к атаке против Грузии, а «Запад-2013» – подготовкой к вторжению в Украину.

Роберт Дальшё, старший научный сотрудник Института тотальной обороны и один из авторов отчета, акцентирует внимание на неспособности НАТО провести быструю мобилизацию. В связи с этим возникают разные варианты применения сценариев выхода из кризиса. Р. Дальшё в своих сценариях переходит из крайности в крайность: либо НАТО парализовано внутренними разногласиями, либо начинается сдерживание России по примеру времен холодной войны, либо дело доходит до обмена ядерными ударами.

Ознакомление с отчетом Шведского института тотальной обороны наводит на мысли о фильме ВВС 2016 года «Третья мировая война: в командном пункте», в котором был разыгран гипотетический сценарий ядерной войны с России со странами НАТО. Главный вопрос, который встает перед героями фильма – реализация пятой статьи Договора НАТО, в соответствии с которой нападение на одного члена альянса рассматривается как нападение на всю организацию.

Необходимость НАТО своевременно реагировать на кризисы в странах, которые находятся по-соседству с Россией, не стала новостью в «свежем» отчете норвежского института. Более того, в Прибалтике всегда с опаской относились к соседству с РФ. Поэтому следует разделять саму публикацию Шведского института тотальной обороны, и разгоревшийся интерес к отчету в российских СМИ.

Владимир Путин и бывший канцлер Германии – Герхард Шрёдер

В 2005 году множество дискуссий было из-за «Пакта Путина-Шредера» – так назвали европейские политики договор о строительстве газопровода на дне Балтийского моря. Северо-Европейский газопровод рассматривали как дополнительный инструмент для манипулирования Балтийскими странами. Отношения РФ и стран Балтии ухудшались также по причине отказа Кремлем ратифицировать пограничные договора с Эстонией. А российские самолеты нарушали воздушные границы балтийской страны.

Далее в 2007 году произошли события, после которых Эстонию назвали «первой кибержертвой Москвы». Хотя в балтийской стране предусмотрели возможность кибератаки еще в 2006 году, усиление обороноспособности в этом направлении не было рассчитано на масштабное нападение.

В конце апреля-начале мая сайты государственных организаций Эстонии подверглись кибератаке, что стало причиной международного скандала. Был блокирован доступ на сайты президента Эстонии, парламента страны и эстонского МИД. Атаки были связаны с решением властей страны начать работы по эксгумации и идентификации  останков советских воинов, захороненных у монумента Воину-Освободителю. Представители правительства Эстонии обвинили в организации хакерских атак Россию и российские спецслужбы.

С этого момента Эстония начала играть ведущую роль в укреплении европейской киберзащиты, а в НАТО официально признали киберпространство операционной средой, приравняв существующие в нем угрозы к военным угрозам.

Страны Евросоюза, которые в большей мере чувствуют себя в опасности от российского влияния, постоянно акцентируют внимание на необходимости действовать сообща в рамках ЕС и НАТО.

Глава МИД Эстонии Свен Миксер

Глава МИД Эстонии в марте 2017 года заявил: «Мы рассматриваем РФ как страну, стремящуюся к восстановлению своей былой гегемонии на территориях, которые раньше входили в состав Российской империи или в ее сферу влияния. В минувшие десять лет кремлевский режим развязал на Украине и в Грузии две войны, и это кое о чем говорит. Впрочем, я не думаю, что Владимир Путин каждое утро просыпается с мыслью о том, чтобы завоевать Эстонию. Но что касается отношений с Западной Европой и НАТО, то он рассматривает безопасность как игру с нулевой суммой. Он считает: то, что с геополитической точки зрения хорошо для Запада, по определению не может быть хорошо для России. И там, где Путин видит недостаток единства Запада или его сомнения, он видит шансы заполнить возникающий там „вакуум власти“ собой, и не упускает таких шансов. Путин — рациональный игрок. С нашей точки зрения, очень важно, чтобы страны на евроатлантическом пространстве противостояли его политике экспансии сообща, и четко и ясно демонстрировали собственную позицию. Это — лучший способ обескуражить его. Тем самым НАТО подаст четкий сигнал: мы готовы в случае необходимости защищать наших союзников. Численность войск НАТО весьма скромна по сравнению с численностью войск России на противоположной стороне границы».

Относительно соотношения войск РФ и НАТО министр отмечал следующее: «достаточна (численность войск НАТО в Прибалтике – Ред.), чтобы послать политический сигнал, что альянс един, и Путину следует избегать провокаций. «Тем не менее, русские иногда жалуются, что НАТО приближается к их границам и угрожает им. Однако если подсчитать количество войск НАТО и их вооружений, то понятно, что НАТО никоим образом не угрожает России. НАТО — исключительно оборонительный блок, у которого совершенно нет амбиций относительно России. Россия рассматривает соседние страны как естественную сферу собственного влияния и собственных интересов. Мы же считаем, что каждая страна сама имеет право принимать решения о своей геополитической ориентации, в том числе и Россия. Она может решать, что хочет, но только относительно самой себя, но не относительно Украины, Грузии или стран нашего региона». 

Для стран НАТО исследования на подобие отчета Шведского института тотальной обороны необходимы для постоянного акцентирования внимания внутри альянса о необходимости трансформации и адаптации современным вызовам.

Российский же интерес просматривается в двух направлениях. Для населения присутствие большего количества солдат НАТО в соседних странах оправдывает увеличение госсредств на военные расходы. А ответные маневры РФ приводят к реакции со стороны мировых лидеров, что дает возможность Кремлю быть на повестке дня.

Александр Гирин, специально для Planeta
Поделитесь.