Деловая столица: Как используют палестинцев Эрдоган и все-все-все 14 мая Дональд Трамп закрыл вопрос двух государств

Бесконечная протестная активность палестинцев в ее острой фазе (не интифада, но что-то около того), длящаяся с момента оглашения президентом США Дональдом Трампом решения о переносе посольства в Иерусалим, то есть признания этого города столицей Израильского государства, достигла своего апогея в понедельник, 14 мая. Непосредственно в день открытия дипмиссии.

В церемонии приняли участие представители американского и израильского истеблишмента. А в первом ряду сидели посланники лично Трампа – его дочь Иванка и его зять – советник и куратор израильского вопроса Джаред Кушнер, сын лидера еврейской общины Нью-Йорка Чарльза Кушнера. Именно Иванке президент Реувен Ривлин адресовал личную благодарность ее отцу, а Кушнер, взяв слово, говорил о высокой чести и дружбе США и Израиля, а прежде всего о том, что Дональд Трамп слово держит.

С утра же в секторе Газа началось движение. Тысячи палестинцев, по некоторым данным порядка 35 тыс. человек, направились зачем-то к разграничительному барьеру, где их уже поджидали израильские силы. Итог: 59, согласно заявлению палестинских чиновников, погибших и сотни раненых. Зачем-то – поскольку последовавшие затем трагические события показали: особого плана у организаторов не было. Устроить прорыв, смять израильских военных и пройти маршем километров эдак 100 до Иерусалима…

Чтобы что? Прийти и плюнуть на табличку на здании посольства США, сжечь американский флаг? Нет, это был никудышно организованный бунт с тягой насилию, к которому стремились горячие молодые палестинцы (да, к сожалению, среди погибших и пострадавших были совсем юные). Они выплеснули нереализованную энергию, метая камни, бросаясь на забор, поджигая шины. В черном облаке пытались действовать представители Хамаса, подбадривая молодняк. Даже организовали пару-тройку вылазок с целью прорвать-таки барьер. Не вышло. На пути стояли израильские солдаты.

А Хамас серьезно ослаблен своим участием в сирийской войне по отмашке из Тегерана.

Поэтому протест поручили преимущественно лицам позднего пубертатного и раннего постпубертатного периода, делая ставку на их жажду приключений и зашкаливающий гормональный уровень. Безусловно, как показывает история, без юношеского энтузиазма и вовлеченности многие значимые события могли и не случиться. Но когда в процессе участвуют фигуры без понимания и четкого плана, или хотя бы когда протестный актив не разнороден (молодые-горячие действуют сообща с более рационально мыслящими людьми постарше), все катится к чертям.

Молодые люди, движимые авантюризмом и неким идеологическим базисом, калечатся и гибнут напрасно, бездумно атакуя неприступные стены. В случае с сектором Газа нужно выделить еще и такой важный аспект, как религия. Ведь она обещает им светлое и радостное посмертное будущее. В результате по одну сторону оказываются люди, готовые геройски погибнуть, а по другую – люди, стремящиеся во что бы то ни стало выжить.

Израиль – общество апартеида, это было бы глупо отрицать. Однако в нынешних реалиях иная модель существования для него невозможна. Потому как демография в регионе далеко не в пользу государства евреев, и без протекционистских мер Израиль попросту перестанет существовать. Причем с трудом представляется, чтобы та же Европа была столь возбуждена гонениями в отношении евреев при таком раскладе. Традиционный антисемитизм, прописанный в западной культуре, никуда не девается. Те же французы с завидной регулярностью поддерживают арабов.

Но вчера мир был шокирован: в прохладе под специальным шатром у дипмиссии пели “Аллилуйя”, а в Газе в это время гибли люди. Европа призывала прекратить насилие. ООН призывала прекратить насилие. А в Вашингтоне раз за разом повторяли: Израиль имеет полное право на защиту своего суверенитета. В общем, налицо очередной трансатлантический раскол из-за трамповых методов решения ближневосточных проблем. Впрочем, напряжение в отношениях США с европейскими партнерами может оказаться в целом даже полезным.

Но вернемся к треугольнику Палестина-Израиль-США.

На самом деле Вашингтон одобрил перенос посольства еще 23 года назад. Конгресс тогда дал необходимые для этого голоса.

Американские же президенты, надеясь на эффективность плана по примирению и двухгосударственности, просто каждые полгода отодвигали признание Иерусалима столицей Израиля. Но вот пришел Трамп и выполнил обещание, которое давал едва ли не каждый кандидат-республиканец. После смерти Ясира Арафата остался открытым вопрос, с кем договариваться в автономии. С Махмудом Аббасом и Фатх? Да, вполне. Но есть ведь и Хамас, занимающий сектор Газа, который проповедует политику силы. Причем противоборствует и с Фатх. И эта раздробленность на руку Израилю, поскольку сводит на нет усилия палестинцев по созданию своего государства.

Второй фактор – застройка еврейскими поселениями Западного берега, осуждаемая Европой и администрацией Барака Обамы. Она проходила таким образом, что провести границу между Израилем и Палестиной стало попросту невозможно. То есть, невозможно и имплементировать договоренности, достигнутые в Осло в 1993 г.

Что остается? Попытаться инкорпорировать палестинцев в Израильское государство? Но ведь те, кто хочет, и так спокойно ездят на работу и пользуются определенными правами. Остальные полагаются на финансовую помощь извне. Собственно, это и является отправной точкой “плана Трампа”: Израилю и Штатам нужно договариваться со спонсорами палестинцев. Прежде всего в арабском мире. Что в нынешних обстоятельствах арабо-иранского противостояния вполне реализуемо. Тем более что палестинцев в регионе не жалуют.

В общем, договориться с теми же арабскими монархиями, в первую очередь с Саудовской Аравией и Иорданией, Вашингтону и Иерусалиму не составляет труда. Неоформленный союз, в общем, уже наличествует. Те же монархии, которые мешают происходящему, в результате получают оплеуху. Как в случае с Катаром, которого под эгидой Эр-Рияда наказали блокадой за шашни с Тегераном.

А вот с кем из мусульманских стран договориться не выйдет, так это с Ираном и Турцией. Однако первый сейчас по уши в проблемах, возникших синхронно с фактическим признанием США Иерусалима столицей Израиля. Речь о выходе Трампа из ядерной сделки. Конечно же Иран будет очень активно пытаться раскачать лодку посредством Хамаса, но у него довольно ограниченные ресурсы. На все точно не хватит. Ведь еще есть и Йемен, и Сирия. Бросить хуситов – значит признать поражение перед саудовцами и подыграть движению кронпринца Мохамеда ибн Салмана к статусу регионального лидера.

Присутствие же в Сирии Тегерану прежде всего необходимо для сохранения режима Башара Асада, а следовательно, своей зоны влияния.

Теперь Турция. Вот Анкара действительно может внести определенный диссонанс. Для этого у Реджепа Тайипа Эрдогана есть пространство для маневров, полученное еще со времен “Флотилии Свободы”. С 2010 г. Эрдоган, сперва как премьер, а затем как президент, раскручивает свой неоосманский проект. И с тех же времен было четко видно (это подтверждала и соответствующая социология), что у Эрдогана наибольший уровень доверия среди политических лидеров исламского мира. Полученный политический капитал турецкий лидер успешно инвестировал в дальнейшее укрепление своих позиций.

  • Во-первых, его влияние, в том числе, на Палестину – это кирпичик в пресловутый проект.
  • Во-вторых, примеряя имидж светоча и защитника обездоленных исламского мира, Эрдоган “колет” саудовских королей, непонятно с какого перепугу контролирующих Мекку и Медину, которыми некогда вообще-то управляли турецкие султаны.

На вчерашнем конфликте Эрдоган тоже ожидаемо начал пиариться. Сонм турецких руководителей, включая премьера Бинали Йырдылыма, осудил действия Израиля. Глава МИДа Мевлют Чавушоглу заявил, что одного осуждения мало, и давайте, мол, накажем израильтян. А Эрдоган оставил себе самый “вкусный” вердикт: действия у границ сектора Газа – геноцид, а сам Израиль – террористическое государство. В общем, президент Турции продолжил разворот на восток в качестве его лидера и защитника мусульман. Это, наверное, самый неприятный момент в данной ситуации, потому как противодействовать такой его игре сейчас не в состоянии ни Европа, ни Америка, ни Израиль.

Используя палестинский вопрос, Эрдоган, к примеру, может торговаться с Вашингтоном на иранском направлении, выбивая определенные исключения для Турции в рамках санкционного режима в сфере торговли и взаимодействия с Тегераном.

Во-вторых, бетонирует сферу влияния в Сирии. В-третьих, ведет газопровод TANAP из Азербайджана в Европу в обход России (открытие 12 июня). В-четвертых, выступает в роли “альтернативного” Ирану патрона палестинцев.

В общем, вчерашние события подталкивают к неутешительному выводу: на противостоянии палестинцев (читаем, на их гибели) с израильтянами кто-то больше, кто-то меньше, но зарабатывают все. И Эрдоган, который прокачивает авторитет. И Биньямин Нетаньяху, который испытывает трудности с популярностью, в том числе из-за коррупционного скандала. Точнее, испытывал вплоть до недавнего времени.

Удар ЦАХАЛа по иранцам в Сирии привел к резкому повышению его рейтинга, а открытие посольства США – еще больший бонус. Зарабатывает очки и сам Трамп, ведь выполняет предвыборное обещание. Причем не только свое, но и предшественников. А вот палестинцы в проигрыше. Их вновь используют как разменную монету.

Деловая столица
Поделитесь.