Леонид Старов: Украина в сценариях Иранского кризиса Возобновляя санкции против Ирана США оставили ему европейское “окно возможностей” - в ином случае, иранский газ вполне может стать очередным российским рычагом экономического давления на нашу страну

Администрация Дональда Трампа приступила к реализации жесткой  внешнеполитической комбинации для того чтобы не допустить вовлечения Ирана в новый сценарий Москвы на европейском рынке природного газа. По этому сценарию, Иран к началу 2019 года должен был начать своп-поставки своего природного газа через Армению в российский газопровод “Турецкий Поток”, и далее в ЕС по этому и другим направлениям.

Что удалось нейтрализовать для Украины

В более отдаленной перспективе, появление гигантского ресурса перекупки иранского газа давало Москве две фееричные по размаху надежды. Первая надежда – освободить благодаря иранскому газу значительный внутренней ресурс российской добычи. И полностью заполнить три обходящих Украину газопровода, “Ямал-Западная Европа”, “Северный Поток” и “Турецкий Поток”.

Путин и Президент Турции Реджеп Эрдоган пытаются договориться о строительстве “Турецкого потока”

Вторая надежда – благодаря наличию нового ресурса иранского газа, увеличить к 2020 году экономический натиск на  Украину предложением увеличить украинский транзит газа в ЕС с российского направления. Этот нюанс вознес бы до небес удальство и амбиции российской власти. В Москве злые языки в таких случаях говорят “эка мы всех за их счет”.

В тоже время, например, Армения, которая до самых недавних пор рассчитывала выпутаться из нищеты благодаря ирано-российскому транзиту газа и своп-операциям, первой почувствовала подвох изложенного выше российского газового сценария. Эта страна, как и Украина, обладает мощной диаспорой в США, благодаря мобильности которой стране намного легче оценивать будущие риски и потрясения.  А газовый обман Москвой Тегерана, и планы решить российские проблемы не за свой, а за иранский счет – это именно такой риск.

Во многом из-за такого риска, армяне нынче заметно разуверились в перспективах “большого газового транзита”. И в минувшем месяце, сменили свое бывшее жестко промосковское правительство на правительство более гибкое.

Ориентиры пересмотра сценариев

Контрольной датой смены сценариев развития газовой промышленности Ирана станет 19 июня – в этот день в Турции состоится ввод в строй конкурентного РФ европейского проекта, Трансанатолийского газопровода (TANAP). Этот стратегически важный для Европы новый путь импорта природного газа соединит газопроводные системы ЕС с восточной Турцией.

В июле начнется прокачка газа в Турцию по TANAP в коммерческих целях. Карта

Кроме Азербайджана и иракского Курдистана, этот газопровод может быть открыт и для иранского экспорта – все зависет от сговорчивости Ирана с Европой. А так же от понимания того, что Москва с ее газовым сценарием опять подведет Тегеран.

Так уже было во время передачи российских “мирных” космических и атомных и технологий в 1990-е годы. Тогда обещали свободный транзит через РФ иранских энергоресурсов в обход санкций. Но вместо обещанного свободного транзита как-то все время получалась банальная и невыгодная Ирану российская перекупка его ресурсов.

Ровно за месяц до ввода в строй TANAP,  Вашингтон решил заставить иранские власти вспомнить былые ошибки, предпринимавшиеся режимом аятолл в российском направлении. И  подтолкнул нынешний Иран к Европе, обозначив, так сказать, широкий выбор между трагедией и перспективами.

Инструментарий пересмотра сценариев

Для понимания того как выглядит трагедия, 8 мая США приняли президентский меморандум o выходе из многосторонней  Ядерной сделки с Ираном, – заключенного в 2015 году Joint Comprehensive Plan of Action, JCPA. Подписавшие сделку Китай и страны Европы тут же заявили, что для них сделка остается действующим и эффективным инструментом.

В сугубо формальном, пока что, расколе между США и остальными членами Ядерной сделки, в чем и заключался глубокий смысл происходящего – либо Иран  признает, то что РФ много лет водила его за нос, и консолидируется с Европой. Например, пока еще есть возможность, находит иранское место в европейском проекте TANAР. Или делает другие подобные по смыслу жесты.

https://youtu.be/uylzYNH5NCc

Либо – Тегеран вообще останется сам с собой. В прикупе с остатками Йемена и Сирии, за разрушение которых кому-то рано или поздно придется платить. И очень вероятно, что это будут не некоторые отягощенные победами на всех фронтах жители Москвы, которые к моменту оплаты уже явно не доживут. А платить будут именно иранцы.

Сколько времени есть у Ирана на выбор, разъяснил Минфин США. Это ведомство сообщило прессе, что согласно президентскому меморандуму, американские санкции против Ирана будут приведены в то состояние, которое они имели до сделки. Американское Управление контроля за иностранными активами (OFAC) уточнило прессе, что по указанию Минфина с 6 сентября будет восстановлен запрет на покупку американских долларов золота и других драгметаллов для правительства Ирана. Кроме этого будут запрещены операции с суверенным долгом Ирана, продажа ему программного обеспечения, автомобильных запчастей и шин, угля, стали и алюминия.

На следующий день после денонсации участия в иранской Ядерной сделке, 9 мая, американское правительство обнародовало реестр санкций, который призван усложнить закупку средств ПВО для прикрытия оружия массового поражения (ОМП) в Иране, Сирии и КНДР.

Главной мишенью санкций стали российские научные и военные учебные центры, которые обеспечивают иностранным заказчикам подготовку персонала для эксплуатации систем ПВО/ПРО. В  том числе — комплексов С -300 и С -400, которые ранее были заявлены РФ для продажи в 2018-20 годы Сирии, Ирану и Турции.

Российская зенитно-ракетная система С-400

В ходе расследования сделок, связанных с подготовкой продажи российских систем противоракетной защиты объектов ОМП в Иране, Сирии и КНДР, американскому Минюсту удалось проделать работу, которая имеет невиданные ранее масштабы расследований в сфере торговли противоракетными вооружениями. В частности, в пакет санкций вошли турецкая компания Seden Denizcilik Hizmeleri Sanayi de Ticaret Ltd., египетская Sakr Factory for Developmental Industries Ltd., и Yona Star International Ltd. из ОАЭ.

Кроме военных ведомств стран-покупателей, направленные против Ирана, Сирии и КНДР “противоракетные санкции” также охватили целую группу компаний Китая. Это  Easy Fashion Metal Products Trade Co.,Raybeam Optronics Co., Shanghai Rotech Pharmaceutical Engineering Co, Sinotech Dalian Carbon and Graphite Corр., Sunway Tech Co. и T-Rubber Co. Ltd.

Третий сценарий: израильская газовая альтернатива

Если Тегеран поддастся провокациям из Москвы и вместо диалога пустится в конфронтацию вокруг стартовавших американских санкций, для него может найтись еще один сценарий дальнейшего хода событий вокруг иранского экспорта газа и военно-ядерных программ.

Израильское шельфовое месторождение «Левиафан»

Этот альтернативный сценарий развития газовой промышленности на Ближнем Востоке и в Центральной Азии с 2013-16 годов транслируют Израиль и Королевство Саудовская Аравия. Ориентиры этих двух абсолютно разных стран по отношению к Ирану считаются наиболее радикальными.

Ключевой перспективой этих двух стран в сфере добычи и экспорта природного газа считается строительство до 2022 года подводного газопровода из Израиля и Египта в Грецию (EMP).

В перспективе, такой маршрут экспорта на юге к 2024 году может быть  расширен за счет газопровода, который в 2015 году соединил Саудовскую Аравию и Центральный Ирак. А на севере, в Греции, эта будущая магистраль экспорта газа будет расширена присоединением к Трансадриатическому газопроводу (ТАР).

На нынешнем, раннем этапе,  Адриатический маршрут является продолжением Анатолийского, и инвесторы этих проектов почти не конкурируют между собой. Но на следующем этапе, Греция рассчитывает стать газовым хабом Ближнего Востока, а Турция превратится в главный газовый хаб стран Каспия, конкуренция на выходе с системы магистральных газопроводов Ирана в Турцию может драматически обостриться, угрожая иранским экспортным доходам.

Это все – для сегодняшнего дня вопросы сравнительно отдаленного будущего. Но горизонт планирования газовой индустрии составляет более 15-20 лет. Исходя из него и  боясь окончательного ухода Ирана от проекта “Турецкий Поток” и российского сценария, в Москве сейчас лихорадочно вынуждены меняют российские ориентиры и задачи в отношениях с Ираном.

На первый план, выходит вполне коммерческое запугивание Тегерана тем, что если не он – тогда работающие в Казахстане и Туркменистане китайские нефтегазовые компании помогут Москве заполнить “Турецкий Поток” ресурсами газа. Такую новую торговую угрозу Ирану Москва формирует с севера.

Президент РФ Владимир Путин на встрече с премьер-министром Израиля Беньямином Нетаньяху

А на юге, новым партнером РФ по принуждению “качать газ куда надо” становиться Израиль. Который вяло поддерживает санкции против РФ за аннексию украинских территорий. И как и соседний Египет, может с радостью запустить на свой газоносный шельф российские компании.

Нынешнее ужесточение политики США по отношению к Ирану, в таком контексте, выглядит двояким. С одной стороны, в Вашингтоне планируют все необходимые меры для окончательного распада российско-иранского военного альянса в Сирии. Этот распад несет фиаско и Тегерану и Москве.

Но с другой стороны, новая волна санкций оставляет Ирану окно возможностей в отношениях с Европой. В случае с РФ, подобных американских “окон” для Москвы даже хорошо вооруженным глазом не наблюдается. И вероятно, в Тегеране в ближайшее время будут вполне способны адекватно оценить такую разницу в подходах.

Леонид Старов, специально для Planeta
Поделитесь.