Александр Строев: Отречение от северокорейских иллюзий (анализ) Не нужно тешить себя северокорейскими иллюзиями. России нужна война. Путину, как и Сталину нужна Корейская война. Лишь для одного: отвлечь внимание от точек, где будут проходить главные события в театре военных действий. И ядерное оружие, его применение, - очередная возможность начать полномасштабную войну за чужой счёт

Любые соглашения с КНДР будут предусматривать ядерное разоружение. Об этом сообщил Госсекретарь США Майк Помпео, раскрыв детали своего тайного визита в Пхеньян. По его словам, во время переговоров с лидером КНДР Ким Чен Ыном поднимался вопрос о необратимых шагах по отказу от ядерного вооружения.

«Мы используем слово «необратимые» с искренним намерением. Мы будем требовать тех шагов, которые продемонстрируют, что денуклеаризация будет достигнута», – заявил Помпео.

Глава Госдепартамента США Майк Помпео на встрече с лидером КНДР Ким Чен Ыном

Ранее, кстати, глава Государственного департамента сообщил довольно любопытную информацию: Ын собирается представить Трампу план по денуклеаризации полуострова. Это означает, что американцы не могут диктовать (в полном объёме) условия капитуляции. А как вы помните, не только Южная Корея, но также и США официально пребывают в состоянии официальной войны с КНДР – между Вашингтоном и Пхеньяном заключено соглашение о перемирии, а не мирный договор.

Чего от встречи Трампа и Ына желает достичь американская администрация? Многого: свёртывания ядерных разработок; дальнейшего проведения военных учений на Корейском полуострове и сохранения численности американского контингента – к слову, следует здесь учесть, что после 2015 года США увеличило количество военных до 28,5 тысяч. Кроме того, не стоит забывать о размещении всех шести компонентов американской системы ПРО THAADна территории Южной Кореи. Понятно, что Вашингтон даже не будет рассматривать вопрос о её свёртывании и переносе.

Здесь следует напомнить, что против базирования этой системы активно выступают два ключевых партнёра КНДР – Россия и Китай: последний так вообще ввёл негласные санкции против Республики Корея ещё до установки комплекса.

Серьёзно пострадала корейская киноиндустрия; значительно уменьшился туристический поток – ведь в последние годы (в особенности в 2016-м) на китайцев приходилась практически половина (48%) от общего числа туристов.

Также был нанесён удар по малым южнокорейским предприятиям –структурам, что сфокусировали свою деятельность в районе Ванцзин – «корейского квартала» Пекина. Однако более всего пострадал конгломерат «Лоттэ», занимающийся в большинстве своём пищевой промышленностью и торговлей, работающий в сфере услуг.

Причина проста: под позиции для установок THAADбыли отданы земли, ранее принадлежавшие южнокорейской компании. Китайцы моментально заблокировали работу шоколадного завода, закрыли свыше 20 продовольственных магазинов и остановили строительство парка, который «Лоттэ» планировала возвести в Китае за 2,6 млрд. долларов.

Впрочем, всё это не имеет глобального значения, но показывает общий настрой китайцев – главных финансистов северокорейского режима.

Пекин, понятное дело, не собирается позволять американцам превращать отдельно взятый инцидент с установкой противоракетного подвижного комплекса наземного базирования в тенденцию.

Да, в своей нынешней конфигурации THAAD нельзя использовать для перехвата китайских ракет, но мощная локаторная установка,поставленная в комплексе,позволяет американцам пристально наблюдать за воздушным пространством Северного Китая. Кроме того, THAAD способна нести в себе крылатые ракеты класса Tomahawk, эффективность которых мы уже видели в 2017 и в 2018 году в Сирии.

В общем, комплекс и сам факт выдвижения американских средств противоракетной обороны к китайским рубежам – это угроза (в перспективе) китайскому потенциалу сдерживания. 

При этом буквально днями официальный Пекин дал понять, что он не собирается терпеть ни наличие системы ПРО, ни такого поведения со стороны Республики и её партнёров из Вашингтона.

Показательным стал четырёхчасовой полёт в зоне опознавания систем ПВО Южной Кореи китайского военного самолёта-разведчика. То, что произошло 28 апреля засвидетельствовало: несмотря на умиротворяющие заявления и показное желание разрешить ядерную проблему на Корейском полуострове, главные игроки не готовы к истинной деэскалации.

***

Впрочем, перед тем как перейти к противостоянию глобальных игроков, давайте разберёмся в причинах столь странного поведения северокорейского лидера: ведь, согласно логике, он не должен был соглашаться на переговоры с Трампом, да ещё и говорить о ядерном разоружении.

Напомним, что по состоянию на август 2017 года (согласно данным американской разведки) на вооружении Ына уже было 60 единиц ядерного оружия. Более того, за его правления страна провела четыре успешных ядерных испытания – и это при том, что до него их было всего два. Межконтинентальные баллистические ракеты КНДР способны поражать цели на расстоянии 5 тысяч километров.

Ын с северокорейскими учёными-ядерщиками

Ещё в июле 2017 года министерство обороны Японии сообщало, что «Северная Корея, вполне возможно, добилась миниатюризации ядерного оружия и разработала ядерные боеголовки».

И это при том, что многие полагали: ядерная программа КНДР может достичь своего пика к 2050 году. Запуск «Хвасон-15», несмотря на технические проблемы, показал, что северокорейские ракеты в состоянии поражать если пока не южные пределы США, то уж точно вполне способны долететь до американских баз на территории Южной Кореи и Японии.

И вот на этом фоне происходит резкая смена риторики Ким Чен Ына: северокорейский лидер вдруг решает закрыть ядерную программу и обсудить с американским президентом план по нормализации отношений между Пхеньяном и Вашингтоном.

Почему это произошло? Потому что существовала реальная военная угроза со стороны США? Вполне возможно. Однако как показала история (и об этом мы ещё поговорим), северокорейцев и ранее это не останавливало. Быть может, всё дело в санкциях?

Согласно последнему пакету санкций ООН, все члены Организации должны сократить поставки очищенной нефти в КНДР на 89%. Также вернуть на родину всех северокорейских трудовых мигрантов – а это практически 2,5 млрд. долларов в год, – и проводить проверку суден КНДР для полного предотвращения незаконной перевозки топлива.

А теперь добавьте к этому предпринятые ранее штрафные меры: ограничения на экспорт угля (антрацита), железной и свинцовой руды, металла, морепродуктов, текстиля. Это, конечно, явный удар по экономике Пхеньяна.

Бывший Госсекретарь США Кондолиза Райс

Но здесь есть два интересных момента: во-первых, подобная ситуация уже была – в  2005 и в 2006 годах. Сначала бывший Госсекретарь США Кондолиза Райс предложила китайцам заблокировать поставки на территорию КНДР нефти и угля, что было равносильно торгово-экономической блокаде. Помимо этого, под давлением США гуманитарную помощь прекратила предоставлять своему соседу Южная Корея, а Япония перекрыла поток валютных поступлений.

Затем, в конце 2005 года, после того, как было принято Совместное заявление о денуклеаризации, власти Пхеньяна принимают решение отложить испытания ядерного оружия – как сигнал к постепенному превращению полуострова в безъядерную зону.

А в 2006 году переговоры срываются; президент США Джордж Буш-младший подписывает одобренный двумя палатами Конгресса законопроект о введении санкций против Северной Кореи и иностранных компаний, что способствуют распространению оружия массового уничтожения, ракет и иных технологий доставки ОМУ. Также запрещались любые финансовые операции с Пхеньяном и отказывалось в выдаче экспортных лицензий.

И знаете, что потом произошло? Первое успешное ядерное испытание. А затем ещё одно, и ещё одно – и так до сегодняшнего дня. Кстати, и это довольно примечательно, администрация Обамы до последнего момента следовала политике стратегического терпения– тогда в Белом доме ожидали, что КНДР сама задохнётся под гнетом американских (и не только) санкций. Но этого не случилось – ей помогли устоять русские, китайцы и персы.

Тем не менее, во всей этой истории не учитывается один важный момент – отношение к санкциям самого Вашингтона. Ведь что сказали власти США? Что они не готовы снимать санкций с Северной Кореи до того момента, пока не увидят настоящих подвижек в вопросе денуклеаризации.

Давайте вспомним, что сказал помощник президента США по национальной безопасности Джон Болтон в эфире телеканала FoxNews? Он сообщил, что США частично может снять санкции с КНДР, если она избавится от ядерного вооружения, баллистических ракет и ядерного топлива.

Советник президента США по национальной безопасности – Джон Болтон

«Да, я считаю, что денуклеаризация означает именно это. Мы во многом ориентируемся на ливийскую модель 2003-2004 годов. Есть, конечно, отличия: ливийская программа была гораздо менее масштабной», – заявил он.

Проблема заключается лишь в одном: Ын видел, что произошло в Ливии в 2011 году. Именно поэтому он вряд ли согласится на условия США. Скорее наоборот, он (читай,- его спонсоры) выставит иные требования.Между тем и это не имеет значения, так как переговоры, вероятно, вновь будут сорваны; впрочем, как обычно. Но об этом далее.

***

Давайте определим отнюдь не те условия, на которые готовы пойти власти КНДР – в данном контексте это вообще не важно, – а совсем иное – конечный интерес спонсоров северокорейского режима – Китая и России.

Относительно Китая всё предельно просто: Пекин жаждет финансово полностью контролировать северную часть Корейского полуострова. При этом главная цель – недопущение американских военных сил на территорию КНДР. Кроме того, китайцы настаивают на уменьшении американского военного контингента в Южной Корее; да и в Японии, которая получила неимоверную выгоду от кризиса в Северной Корее, сумев восстановить свою обороноспособность – решён вопрос с воссозданием морской авиации, с разработкой крылатых ракет и ракет средней дальности.

Также, что уже было обозначено, для КНР абсолютно недопустимой является ситуация, при которой США увеличивают свои военные возможности на территории полуострова – речь идёт всё о тех же системах ПРО.

К тому же, если говорить о китайском интересе, так он точно сопричастен не столько с ядерной программой КНДР, сколько с чередой конфликтных ситуаций с Соединёнными Штатами.

Во-первых, существует явное противодействие со стороны действующей американской администрации освоению и созданиюКНР островов в Южно-Китайском море – в том числе, создание на их территории военных объектов.

Во-вторых, здесь следует учитывать неприятные для Пекина подвижки в отношениях между США и Тайванем – острова, который де-юре является частью Китая, а по факту – не контролируется властями КНР. Однако при этом весь мир, в том числе и США, ранее соглашались с Законом против сецессии (Законом «Одного Китая» о территориальной целостности страны). Этот документ санкционирует применение силы против Тайваня, если Пекин решит, что остров отделяется.

Так вот, началом изменений политики США в отношении целостности Китая стал случайный телефонный разговор Трампа с тайванским лидером Цай Инвэнь 3 декабря 2016 года – сразу после инаугурации. Тогда Белый дом сделал вид, что это случайность.

Затем, в июне прошлого года руководство Белого дома и администрация Тайваня договорились о поставке на остров ракет и торпед на сумму 1,4 млрд. долларов.

Лидер Тайваня – Цай Инвэнь (в центре)

В последующем, Конгресс США принимает решение, принятое в рамках Закона об утверждении национальной обороны на 2018 год. В нем записано, что кораблям ВМС США можно совершать заходы в порты Тайваня.

Тогда, практически одномоментно, посол КНР в США Ли Кексин заявил: «В тот день, когда какой-либо американский военный корабль войдет в порт Тайваня Гаосюн, войска НОАК объединят Китай».

И вот буквально полтора месяца назад Дональд Трамп подписал ранее принятый Конгрессом закон, который позволяет возобновить официальные контакты между американскими властями и администрацией Тайваня. Об этом сообщила пресс-служба Белого дома.

Согласно тексту документа, официальным лицам США «всех уровней» разрешается совершать поездки на Тайвань для встречи со своими коллегами, которых, в свою очередь, также будут принимать в Вашингтоне. Новые правила касаются Госдепартамента, министерства обороны и других ведомств.

Очевидно, что Китай недоволен подобными инициативами американцев. И Пекин по праву здесь видит явный сигнал: Вашингтон в любой момент готов изменить своё отношение к формуле «Единого Китая».

Президент США Дональд Трамп и лидер Китая Си Цзиньпин. Вашингтон. Белый дом

Есть ещё и третий момент, о котором стоит упомянуть в связи с северокорейским кризисом и участием в нём китайской стороны, – торговые войны, начавшиеся между США и Китаем.

Все три конфликта – звенья одной цепи: они показывают, что и Китай, и США готовы к противостоянию; и Северная Корея для них – лишь элемент одной большой игры. И КНР по большому счёту абсолютно наплевать на угрозу миллионных потоков беженцев с территории КНДР (военный сценарий конфликта); ведь китайцы уже к этому готовы – недаром же Пекин в разы увеличил численность военнослужащих на границе с Северной Кореей.

Впрочем, не следует забывать и о российском факторе.

***

Для Москвы кризис между США и КНДР, безусловно, выгоден; причём этот конфликт в понимании Кремля должен обязательно перейти в военную фазу. Причина одна: повторение противоборства – такого же, как мы видели в 1950-1953 годах, – это возможность втянуть мир в полноценную войну. Вопрос при этом будет стоять ровно такой, как и в те времена – каков за своим потенциалом будет этот конфликт – региональный или всеохватывающий. О параллелях мы ещё поговорим, а пока стоит напомнить несколько важных деталей.

Несмотря на санкционное давление со стороны США и его союзников, решение Китая ограничить поставки важнейшей продукции в Северную Корею – нефти, а также закрытия ряда предприятий на территории КНР, где размещались северокорейские рабочие, Россия всё это время удерживала экономику Северной Кореи от неизбежной, как тогда казалось, рецессии.

Задолго до кризиса была создана отдельная экономическая зона между Россией, КНДР и Китаем. Один из доков порта Раджин был взят в аренду российской стороной сроком на 50 лет. Железную дорогу из Приморского края к порту провела компания РЖД.

Разгрузка угля в КНДР

Русские вместе с китайцами смогли ещё в начале 2017 годавключить в оберезолюции Совбеза ООН пункт 26, позволяющий иностранным государствам (при специальном уведомлении) закупать на территории КНДР уголь типа антрацит. Для этого необходимо просто указать, что подобные финансовые операции никак не отразятся на ядерных амбициях Пхеньяна и не предоставят ему возможности изготавливать баллистические ракеты. Что и делала Россия.

Москва доставляла в КНДР кокс и коксующий уголь, там он смешивался с северокорейским антрацитом, загружался в товарняки и по российской арендованной железной дороге перевозился в Приморский край, а затем доставлялся в Китай.

Поставками угля через порт Раджин, как ранее писало издание Lb.ua,занимаются две компании с российским капиталом – «Распадская», принадлежащая группе «Evraz» Романа Абрамовича, и «Мечел», владельцем которой является российский олигарх Игорь Зюзин.

Ещё 17 января текущего года президент США Дональд Трамп заявил: «Россия не помогает нам вообще с Северной Кореей. То, в чем Китай нам помогает, Россия сводит к нулю. Другими словам, она компенсирует то, что ограничил Китай».

В дальнейшем новостное агентство Reutersсообщило о нарушении Россией санкционного режима в отношении Северной Кореи.

В прошлом году власти КНДР как минимум трижды отправляли уголь в Россию, откуда он затем переправлялся в Южную Корею и Японию. Издание утверждает, что поставки топлива осуществлялись через российские порты в городах Находка и Холмск.

Более того, Путин и его режим потворствует КНДР в вопросе нарушения санкций. Так, восточносибирский порт Находка является пунктом  отгрузки в Северную Корею. Это осуществляется официально – в рамках заявленной Москвой программы по расширению торговых отношений России с 2010 по 2020 годы в 10 раз.

Точно так происходит и с решением Кремля выгнать северокорейских трудовых мигрантов с территории России к 2019 году – как того требует Совбез ООН. Однако при этом явно в Москве не откажутся от столь дешёвой рабочей силы, работающей на сибирских промышленных объектах.

Трудовые мигранты из КНДР

Примечательным, кстати, является пример с поставками в КНДР нефти. Ведь именно Россия при помощи Китая добилась в ООН отречения от идеи полноценного нефтяного эмбарго, заменив его на санкции против нефтяной промышленности. Как пишет американское издание The Washington Post, русские таким образом смогли обеспечить КНДР достаточным количеством нефти, в результате чего цены на «чёрное золото» снизились на внутреннем северокорейском рынке на 60%.

Кроме того, по информации представителей правоохранительных органов США, российские предприниматели создали «целый лабиринт из подставных компаний, чтобы с их помощью скрывать соглашения и отмывать деньги в КНДР». И всё это происходит на фоне того, как американцы вводят санкции против китайских финансовых учреждений, а в Кремле говорят, что торгуют с Пхеньяном лишь аккордеонами.

Но самое главное кроется совершенно в ином: не в экономической и в финансовой поддержке, что, бесспорно, помогает содержать режим, одурачивать население и заниматься разработкой вооружения и комплектующих к нему, а также отправлять учёных в различные запрещённые лаборатории по всему миру; ключевое – военная поддержка, которую оказывает Пхеньяну Москва.

Если посмотреть на оружие, что движется во время различных парадов по главной площади северокорейской столицы, то можно отыскать немало техники, полученной непосредственно у Москвы – или ещё во времена Советского Союза, или уже у современной России.

На военном параде в Пхеньяне показали баллистические ракеты

Также можно посмотреть на количество успешных ядерных испытаний и боевых зарядов, количество которых увеличилось просто в разы, если взять к сравнению докризисный период. Однако наиболее заметной выглядит ситуация с ракетными двигателями, которые, согласно российской пропаганде, доставленной по каналам влиятельных американских изданий, были отправлены из украинского завода «Южмаш» непосредственно на северокорейские предприятия для дальнейшей комплектации баллистических ракет.

Спустя время комиссия ООН дала предельно ясный отчёт, который, как на это указывают представители ГП «Южмаш», «не содержит подтверждений о наличии в ракетных двигателях северокорейских МБР элементов украинского производства: в отчете говорится о возможности наличия в северокорейских ракетах отдельных элементов советского ракетного двигателя РД-250».

Всё это говорит о следующем: именно Россия поставляла двигатели для северокорейских ракет. И абсолютно не важно, были ли компоненты доставлены с российского завода «Энергомаш», вытянули ли их с ракет «Сатана» или с иных установок, например, «Циклон-2». Всё это – детали, которые должны расследовать профессиональные дознаватели. Но ключевой момент остаётся понятен – за всей этой историей стоит Москва. Именно Москва делает всё возможное, чтобы кризис перешёл в горячую стадию. Ведь зачем тогда развивать ракетный и ядерный потенциал сопредельного государства?

И всё это так напоминает инициативу СССР апреля 1985 года – тогда Москва якобы вынудила Пхеньян подписать Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), а сама в 1986 году  поставила в Корею газо-графитный исследовательский реактор мощностью 5 МВт. Как указывают учёные, с высокой долей вероятности — на нём и был наработан весь имеющийся в распоряжении КНДР плутоний. Было также подписано соглашение о строительстве в Северной Корее АЭС с четырьмя легководными реакторами типа ВВЭР-440 (позже заменили на три).

В дальнейшем инспекции МАГАТЭ указывали на явные несовпадения и выказывали подозрение в части разработок активного ядерного заряда. Однако уже в феврале 1993 года Пхеньян отказался от инспекций, в марте корейцы вышли из ДНЯО, а затем (13 июня 1994 года) – из МАГАТЭ. После этого началась череда обманов, где тенью стояла Москва.

Оказалось, что в 2000 году тогдашний лидер КНДР Ким Чен Ир рассказывал Путину о наличии у него ядерного оружия. И это стало известно спустя лишь 17 лет; при этом проговорился сам Путин. Это, кстати, тоже не удивляет, учитывая давнишние связи семьи Ына ещё с советской разведкой.

И в нынешней ситуации ровным счётом ничего не изменилось: Россия продолжает поддерживать северокорейские ядерные амбиции, надеясь на военное разрешение конфликта. Точно так Москва делала и в 1949 году, когда толкала китайцев, корейцев (с обеих сторон) и американцев в полымя затяжного противостояния, унёсшего жизни сотен тысяч людей.

***

Нельзя выпускать из этой канвы также и Иран, программа которого, вероятно, станет частью и северокорейской игры. Что ж, давайте по порядку.

Президент Трамп желает заявить о невыполнении Ираном условий ядерного соглашения (десертификация), запустив при этом процесс санкций против персов. Понятно, что разрешение на это должен дать Конгресс, где позиции на счёт этого различны в обоих лагерях – как в стане демократов, так и республиканцев. Поэтому, вероятно, сойдутся на альтернативе.

Президент США Дональд Трамп принимает в Белом доме главу Французской Республики Эммануэля Макрона

Альтернатива – это то, о чём вёл переговоры Трамп со своими коллегами из Франции, Великобритании и Германии. Те, в свою очередь, после телефонных переговоров и встреч на троих договорились оставить соглашение в силе, но согласились внести в него ряд изменений. Речь, наверняка, идёт о запрете на разработку и развитие баллистических ракет.

Ранее американскому президенту, чтобы заявить о несоблюдении Тегераном своих обязательств (такая процедура прописана в законе «Об оценке выполнения ядерного соглашения с Ираном») необходимо было найти реальные технические нарушения.

То, что 30 апреля обнародовал израильский премьер Биньямин Нетаньяху – секретный архив, подтверждающий факт секретных ядерных разработок, которые все эти годы проводили персы; сто тысяч бумажных и цифровых документов, доказывающих, что у атомной программы Ирана была тайная военная составляющая, – это шанс для американской администрации десертифицировать соглашение.

И она уже высказала свою позицию на этот счёт: «По поводу заявления Израиля об иранской ядерной программе: эти факты совпадают с тем, о чём США давно известно. У Ирана есть… тайная программа разработки ядерного оружия, которую не удалось скрыть от всего мира и от собственного народа», — говорится в сообщении Белого дома в Twitter.

Всё это – реальный козырь, позволяющий заручиться поддержкой европейской тройки. Однако при этом необходимо также, чтобы позиция была согласована и принята Россией, Китаем и ЕС. А это ныне довольно проблематично.

При этом Заместитель командующего Корпусом «стражей исламской революции» (КСИР) Иран Хосейн Салами заявил, что Иран не намерен отказываться от разработки баллистических ракет.

На самом деле любое решение иранской ядерной проблемы повлияет на переговоры с северокорейским Ыном.

Если Трамп дополнит сделку, или доведёт ситуацию до полного её расторжения, Пхеньян откажется от переговоров. Это произойдёт и в том случае, если удастся договориться о прекращении разработки КНДР баллистических ракет (что маловероятно), да и в обратном порядке – если Северная Корея захочет сохранить за собой право на развитие ракетной компоненты. Тогда, правда, сами переговоры бессмысленны.

Ким Чен Ын во время ядерных испытаний

Отказ от ядерного оружия (о чём ещё поговорим) выглядит при этом комично: ведь, развивая ракетный потенциал, доведя дальность поражения до максимально возможного уровня, – территории США, – можно всегда достать из закромов ядерную боеголовку и оснастить им межконтинентальную ракету. Не будем забывать, что КНДР – закрытая страна, и никто точно не знает, где расположены все лаборатории и предприятия, изготавливающие подобное вооружение.

Также необходимо учитывать, что американская армия не в состоянии уничтожить ядерный северокорейский арсенал, не спровоцировав при этом контратаку – удар по Южной Корее и, возможно, Японии. И это, кстати, ещё один козырь в руках Кима.

Здесь можно вспомнить, как в 1994 году президент США Билл Клинтон совместно с министром обороны Уильямом Перри рассматривал возможность нанесения ракетного удара по ядерному реактору в Йонбёне. Но после того как  были запрошены аналитические данные у председателя объединённого комитета начальников штабов ВС США генерала Джона Шаликашвили, стало ясно что подобный удар может привести к полномасштабной войне с большим количеством американских и южнокорейских потерь. Тогда администрация США вынуждена была подписать невыгодное для неё «рамочное соглашение» с Северной Кореей.

Бывший президент США Билл Клинтон во время воссоединения сестёр Линг, одна из которых была взята в плен в КНДР

В любом случае, чтобы сейчас ни произошло (кроме сохранения действующего соглашения), Иран захочет расторгнуть документ и возобновить мощности по разработке ядерного оружия. Это может привести сразу к нескольким неблагоприятным сценариям.

Первый (краткосрочный) – открытое противостояние (вплоть до военного) между США и Ираном. Подобный сценарий выгоден Кремлю, который жаждет остановить любые поставки иранского газа и продвижение персов к Средиземному морю через Сирию. К тому же, не следует исключать моментального отказа Северной Кореи от любых переговоров (продиктованного из Москвы) и создания для американцев сразу двух дополнительных фронтов. При включении в игру Китая.

Второй (долгосрочный) – две группы стран: азиатские (Япония и Южная Корея) и ближневосточные (Египет, Саудовская Аравия и Турция) будут стремиться к обретению ядерного оружия. В этом случае дело ядерного разоружения и нераспространения погибнет.

Кстати, что-то подобное происходило в 2004 году, когда КНДР в очередной раз отказалась от проведения шестисторонних переговоров до прояснения ситуации с секретными урановыми и плутониевыми разработками в Южной Корее. В начале сентября того же года Сеул признал, что действительно получил небольшое количество обогащённого урана. Тогда все эксперименты, как говорили в Республике, носили чисто научный характер и были свёрнуты.

***

А вот теперь давайте поговорим о самих переговорах, что пройдут между Трампом и Ким Чен Ыном. Мы уже уяснили, чего хочет глава Белого дома. Давайте попытаемся уяснить, что может предложить северокорейский режим.

Ын на встрече с северокорейскими военными

Понятно, что во время переговоров речь будет идти о письменных гарантиях ненападения и сохранения северокорейского режима со стороны США. Впрочем, ни один документ не заставит Кима отказаться от вооружения, тем более баллистического, способного достать его соседа.

Вероятно, стороны будут говорить о консервации или демонтаже ракетно-ядерной программы (и это особенно важный момент – читайте о разнице в подходах в статье изданию Lb.ua).

Пхеньян может на показ отказаться от проведения ядерных испытаний, наработки оружейного плутония и урана, а также (внимание!) разработки баллистических межконтинентальных ракет, способных достать США. Подобный шаг, кстати, может напугать как Южную Корею, так и Японию – в том случае, если речь будет вестись только о нацбезопасности Штатов.

Взамен – снятие санкций и снижение численности американского континента, сворачивание отдельных типов вооружения (хотя бы на полуострове!) и прекращение совместных учений между США, Южной Кореей и Японией.

Это будет считаться первым шагом к нормализации отношений и к денуклеаризации корейской территории.

На самом деле при этом раскладе Ким не теряет: большая часть полигонов, где проводились испытания ядерного оружия, разрушены; технические характеристики баллистических ракет пока не позволяют достичь территории США, да и всегда можно снова договориться о создании атомной станции – как с США (неосуществлённый проект), так и с Россией.

Ким Чен Ын и Си Цзиньпин

Однако главная задача – добиться снятия санкций для того, чтобы восстановить мощности и позволить главным спонсорам – Москве и Пекину – вновь финансировать различные научно-исследовательские, военные и другие программы КНДР. Важен также момент максимального уменьшения военного присутствия американцев на территории полуострова – тогда легче начинать войну.

В любом случае демонтаж ядерного оружия произойдёт небыстро, в среднем – три года. За это время можно восстановить полигоны, увеличить дальность ракет, проводить (как это делает, вероятно, Иран) тайные программы, а затем отказаться от любых переговоров – точно так, как это происходило в 90-х – начале двухтысячных годов.

Впрочем, необходимо обозначить ещё один важный момент – отсутствие должной процедуры подготовки, которую не смогла провести американская администрация перед запуском переговорного процесса.

Здесь всё очень просто: американская администрация не смогла получить должной оценки происходящего, так как кроме спецслужб, здесь необходимо задействовать и дипломатический корпус. Проблема в том, что у США до сих пор вакантна должность посла в Республике Корея – там находится временно поверенный Марк Нэппер. И это при том, что интересы Вашингтона в Пхеньяне вообще представляет посольство Швеции.

Дональд Трамп и адмирал Гарри Харрис

Буквально днями Трамп провёл переговоры командующим Тихоокеанским флотом США, адмиралом Гарри Харрисом — наполовину японцем и первым американцем азиатского происхождения, ставшим адмиралом ВМС США.

Он известен жёсткой позицией в отношении Пхеньяна. Однако существуют риски, что он будет негативно воспринят и в Сеуле, ведь жители Южной Кореи довольно негативно относятся к японцам – там отношение базируется на воспоминаниях о японской экспансии.

Но и это не важно, ведь Северная Корея, как уже было сказано, в любой момент по указке своих спонсоров выйдет из любых переговоров. Причин для этого может быть немерено.

***

Самая явная – смена власти в самих Штатах: через три года может упасть рейтинг как Трампа, так и Республиканской партии. Тенденцию мы увидим этой осенью во время промежуточных выборов в Конгресс. Более того, этому будут способствовать не только скандалы, но и военные кампании – вынужденное вмешательство в различные конфликты. И не может являться исключением Северная Корея.

Можно воспользоваться любым резким заявлением США в адрес КНДР – даже самым безобидным и не влияющим на переговорный процесс. Точно так произошло 10 декабря 2005 года, когда тогдашний посол США в Сеуле Александр Вершбоу (бывший заместитель Генсекретаря в НАТО и экс-посол США в РФ) сказал, что коммунистический строй в Северной Корее можно назвать «криминальным режимом». КНДР затем заявила, что рассматривает слова американского посла как «объявление войны».

Бывший заместитель Генерального секретаря НАТО Александр Вершбоу

В конечном итоге Пхеньян денонсировала свои прежние обещания отказаться от всех ядерных программ в обмен на гарантии безопасности и экономическую помощь.

А есть ещё один вариант, он по своей сути более тонкий, – снова подсунуть американской администрации тему с химическим и биологическим оружием, которое, вероятно, всё же разрабатывается в КНДР.

Ещё в далёком 2006 году, когда президентом США был Джордж Буш-младший, включивший КНДР в список стран «Оси зла», американские сотрудники разведки направили в Конгресс секретный отчёт, где было чётко обозначено: в Северной Корее ведётся работа по разработке биологического оружия. Тогда указывалось, что коммунистический режим не только приобрёл возбудители, вызывающие оспу и сибирскую язву, но и собрал группы учёных для дальнейших исследований. Единственное, как говорилось в докладе, чего не хватало – технических навыков.

«В настоящее ресурсы Пхеньяна включают в себя рудиментарную биотехнологическую инфраструктуру», говорилось в докладе директора Национальной разведки.

Спустя 11 лет американское издание The Washington Post сообщило: перед КНДР больше нет технических препятствий для создания биологического оружия. Более того, правительство Ына давно направляет своих учёных за рубеж, чтобы искать учёные степени в микробиологии.

Понятно, что разведывательным структурам сложно обнаружить любые изменения в программе Северной Кореи, поскольку лаборатории встроены в гражданские заводы, которые якобы занимаются производством сельскохозяйственной и фармацевтической продукции.

Ким Чен Ын посещает химический институт министерства обороны КНДР, август 2017 года

Правда, в 2015 году Ким сам приоткрыл завесу тайны: он посетил биотехнический институт Пхеньян, где ранее была витаминная фабрика. Северокорейские СМИ рассказывали, что структура занимается производством биологических пестицидов, способных убить червей и гусениц, угрожающих урожаю капусты. На поверку, после детального анализа видео, оказалось, что в институте находится оборудование – промышленные ферменты, большие сушилки, – предназначенное для производства военных партий сибирской язвы.

При этом, как сказал Эндрю К. Вебер, бывший помощник министра обороны США по ядерным, химическим и биологическим программам защиты, «реальный взнос заключался в том, что Северная Корея использовала оборудование двойного назначения, необходимое для производства биопотоков».

Более того, подобное оборудование было запрещено к доставке на территорию КНДР – это значит, что ей его предоставили.

И всё это – реальные риски, ведь как тогда объяснить постоянную вакцинацию Пентагоном всех войск, связанных с выполнением заданий на Корейском полуострове, от оспы и сибирской язвы.

Примечательно, что русские откровенно прокололись, когда в 1993 году глава иностранного отделения российской разведывательной службы в своём докладе раскрыл, что Северная Корея выполняла «прикладные военно-биологические исследования» по четырём патогенам, включая микробы, вызывающие сибирскую язву и оспу.

Спустя время, в 2015 году, в КНДР откроется новые завод по производству микробов, а северокорейские учёные объединят усилия с китайскими специалистами в исследовательском проекте по выявлению ранее неизвестных видов бактерий, обнаруженных на ледниковом льду Шпицбергена (Норвегия).

Также можно отыскать редкую научную статью учёных из КНДР, что получила самую настоящую рецензию. Там говорилось о методах секвенирования ДНК (техника определения аминокислотной или нуклеотидной последовательности) для изоляции новых штаммов.

Что ж, пока что точно известно об экспериментировании несколькими бактериальными штаммами, включая микробы, вызывающими сибирскую язву, холеру, чуму и оспу.

Но и это далеко не всё. Вспомните, как в конце ноября 2017 года глава Министерства обороны Японии Ицунори Онодэра сообщил, что северокорейские межконтинентальные ракеты (МБР) способны нести химические и биологические припасы.

Министр обороны Японии – Ицунори Онодэра

«Мы думаем, что она (МБР) способна нести не только ядерное, но и кое и химическое оружие», – заявил глава военного ведомства.

А можно вспомнить очередной информационный удар со стороны России снова через американское издание The New York Times от 28 февраля 2018 года, когда было обозначено, что именно КНДР поставляла в Сирию компоненты химического оружия.

Русские прекрасно знают, что передавали своим северокорейским соседям и понимают, что этим можно воспользоваться при любой неудобной ситуации. Этим они и будут заниматься на случай, если северокорейцы всё же захотят сорваться.

***

Следующий важный момент – это игра руководства Южной Кореи, которая, несмотря на то, что выглядит приличной и партнёрской с точки зрения американцев, на самом деле является, скорее, самостоятельной.

Необходимо сразу уразуметь: две Кореи, правда, хотят единения, но каждая сторона видит подобный процесс по-разному. И он аж никак не сопричастен с построением железной дороги, отключением у границы громкоговорителей, переходом на одно время, посадкой дерева и милыми беседами на скамье. Формула очень проста: обе администрации хотят (и желали этого с конца войны 50-х годов) завладеть территориями и создать единую систему – с тем или иным политическим устройством – под своим руководством.

Здесь сразу следует раскрыть образ главы Республики Корея – Мун Чжэ Ина.

Дональд Трамп и Мун Чжэ Ин встречаются в Белом доме 30 июня 2017 года

Следует сразу отметить, что на южной территории полуострова с конца войны существовало всего две партии – правые (консерваторы) и левые (националисты). Причём абсолютно не важно, как назывались сами политические проекты – суть их, идеология не менялась.

После коррупционного скандала с бывшим лидером правых Пак Кын Хе вся власть (и это, вероятно, надолго) перешла к левым. Лидером левых как раз и является действующий президент Республики Мун Чжэ Ин.

Любопытно, что сам он рождён в семье беженцев из Северной Кореи: именно поэтому и странно, что он изначально избрал для себя левую идеологию. Всю свою жизнь он руководствовался политическими воззрениями своего предшественника – бывшего президента страны Но Му Хёна, человека, который продвинул его по партийной лестнице.

Последний как раз хотел большей автономии от Соединённых Штатов – эта политика лежит в основе и политики действующего главы южнокорейского государства. Ин кичиться тем, что умеет говорить США «нет». По этой причине Трамп раздражался ещё в ходе своей избирательной кампании, говоря о необходимости пересмотреть торговые соглашения между Вашингтоном и Сеулом. Более того, его раздражало, когда власти Республики или о необходимости отменить военные учения на полуострове.

Подобный лёгкий антиамериканизм поясняется предельно просто: он – выходец из студенческого движения 1980-х годов, когда «американский империализм» воспринимался наибольшим источником проблем.

Есть существенное различие в самом отношении и видении США и РК к северокорейской проблеме. Для Штатов КНДР – враг, для Южной Кореи – самоцель. Именно поэтому и подход к экономическому сотрудничеству отличается; невзирая на общие заявления о необходимости держать линию санкций.

Так, Ин желает вернуться к политике «солнечного тепла», то есть, к политике экономического содействия Северной Корее и определенных политических уступок Пхеньяну. Именно этими идеями руководствовался его партийный наставник.

Эта политика была свёрнута его предшественницей, которая ныне отправилась на 24 года за решётку – правда, по другим причинам.

В первую очередь речь идёт о восстановлении Кэсонской промышленной зоны – пограничный промышленный район, где северокорейские рабочие ранее трудились на предприятиях, принадлежащих южнокорейским компаниям и под присмотром южнокорейских менеджеров.

Ким Чен Ын и Мун Чжэ Ин перед началом встречи, 27 апреля 2018 года

Подобные желания объясняются предельно просто: желанием превратить северную часть в аналог Южной – для этого ранее работали громкоговорители, а сейчас можно просто показать жителем КНДР жизнь за пределами их системы – на смежных территориях. Следует отметить, что на фоне такого «потепления» цены на квартиры на этих землях уже выросли, да и общий рынок позитивно отреагировал на переговоры лидеров двух Корей.

Однако всё это – артель «Напрасный труд»; ведь действующий северокорейский не позволит не то, что объединить, но даже создать систему наподобие той, что функционирует по общему согласию Китая и Гонконга. Ын знает, что, ослабивудила, он может быстро лишиться поддержки 25-милионного населения, которое потянется за лучшей жизнью. Поэтому он не поверит никаким гарантиям – ни устным, ни письменным. Для него важно одно: иметь рычаги, позволяющие удержать власть.

Впрочем, даже при позитивном, хоть и маловероятном, сценарии главе Южной Корее необходимо будет решить несколько важных задач: урегулировать экономическое сотрудничество с резолюциями СБ ООН, которые запрещают подобные инициативы; объяснить своим согражданам причины субсидирования компаний из Северной Кореи – это ударит сразу по рейтингам его партии; договориться со Штатами, на которых уже поджидает Япония, временно отошедшая от переговорного процесса.

Кстати, стоит также пояснить США, почему власти Республики ведут активные переговоры по северокорейской программе с Кремлём, отчитываясь с его хозяином о ходе переговоров, что непременно касались – так или иначе – политического видения американской администрации.

Путин и Мун Чжэ Ин обсудят во Владивостоке ситуацию на Корейском полуострове

И к тому же необходимо, наконец-то, дать чёткий ответ на два простых вопроса: что будет с ядерным и неядерным смертельным оружием, а также с учёными, которые явно останутся без работы. И есть ещё один неразрешённый момент: до сих пор неясно, как поведёт себя со всем этим потенциалом руководство Южной Кореи, если в конечном итоге одержит победу над своим северным соседом.

***

В апреле 1941 года, за несколько месяцев до войны с гитлеровской Германией, которую Стали считал неизбежной, советский диктатор проводит встречу с японским послом и говорит ему историческую фразу: «Мы – азиаты».

Точно так, вероятно, употребляя иные формы, скажет и Владимир Путин своему китайскому коллеге в 2013 году, когда точно станет понятно – в связи с желанием Кремля укрупнить территории конфликт с Западом неизбежен.

Проблема в том, что Сталин дождался ослабления Японии и отхватил у неё северную часть Корейского полуострова, разделив его с американцами по 38 параллели. Ровно так может поступить и Путин в отношении Китая. Впрочем, сейчас не об этом.

Когда в 1945 году собиралась Потсдамская конференция, Трумэн, только заступивший после смерти Рузвельта на президентский пост, не  что Сталину известны планы проекта «Манхэттен» – по созданию атомной бомбы. Также он не предполагал, что американские учёные секретные технологии Советскому Союзу. Но это знал Сталин и выжидал, когда научный руководитель проекта Игорь Курчатов добьётся прогресса на направлении. В 1949 году всё изменилось – прошло успешное испытание нового оружия.

Иосиф Сталин и Гарри Трумэн на Потсдамской конференции

Сталин ещё перед Потсдамом начал приготовления к войне – он создавал приграничные буферные зоны. Отсюда за СССР, согласно договорённостям, закрепляются Прибалтика, Восточная Пруссия и Бессарабия. Под полным контролем советской оккупационной администрации оказываются бывшие нацистские сателлиты Венгрия, Болгария и Румыния, а также вся Югославия. Остаётся неразрешённым вопрос (по причине итогов Ялтинской конференции) отказа Москвы от территорий Дальнего Востока – Южного Сахалина и Курильских островов.

Однако во время Потсдама не разбирается вопрос Кореи. 11 августа 1945 года (уже после конференции) советские войска высадились на полуострове, одержав победу над японской Квантунской армией. Американцы зайдут на берег лишь  сентября. Стороны договорились о разделении полуострова в рабочем порядке. В 1948 году войска обоих государств покинули корейские территории, оставив там лишь военных советников.

Тем не менее, американцы не считали Корею – частью сферы своих интересов. Так, Госсекретарь США Дин Ачесон, выступая 12 января 1950 года в Национальном клубе печати, заявил, что оборонный периметр США на Тихом океане охватывает Алеутские острова, Японию и Филиппины.

Бывший Госсекретарь САШ – Дин Ачесон

Сталин уже после вывода войск помышлял о начале военных действий на территории Корейского полуострова. Причина одна: он хотел отвлечь внимания американцев от приготовлений на более важных театрах военных действий. И ждал, когда Курчатов справится с заданием. Ведь то, на что позднее будет толкать американскую администрацию генерал Маккартур – ядерный удар по Корее – мог развязать полноценную мировую войну. Теперь видите сходство с современностью?

В 1949 году, 5 и 14 марта, к Сталину пребывает с визитом Ким Ир Сен с просьбой начать военный действия на полуострове с последующим захватом южной его территории. Сталин отказывает. Отказывает, потому что понимает: пока ещё всё не готово. Но в то же время он рекомендует северокорейскому вождю обзавестись авиацией. Позже он обзаведётся – советскими истребителями.

30 октября 1949 года советский посол в Пхеньяне, генерал-полковник Терентий Штыков получает выговор в шифровке за лоббирование интересов северокорейцев. Сталин пишет: «Вам было запрещено без разрешения центра рекомендовать правительству Северной Кореи проводить активные действия против южных корейцев. Эти указания вами не выполняются. Указываем вам на неправильность ваших действий».

Диктатор не наказывает своего генерала, даже не отзывает его. Он просто выжидает удобного случая.

10 апреля 1950 года всё меняется (Курчатов провёл успешные испытания в 1949 году, и Сталин был готов к полномасштабной войне). Он встречается снова с Кимом и просит Мао Цзэдуна решить, начинать ли военные действия против Южной Кореи. Последний даёт отмашку.

Мао Цзэдун и Иосиф Сталин на праздновании 70-летнего юбилея Сталина. 21 декабря 1949

Война начнётся 25 июня 1950 года. За пять дней до этого госсекретарь Ачесон публично заявил, что война в Корее маловероятна. Он и президент Трумэн уехали на уик-энд на родину – в Мэриленд и Миссури.

Многие говорят, что начало военных действий стало неожиданностью для американской администрации. И да, и нет. Ведь весной того же 1950 года Совет национальной безопасности США внес изменения в стратегию страны на дальневосточном направлении. В директиве Совета СНБ-68 указывались как потенциальные субъекты советской экспансии Южная Корея и Япония.

Однако Белый дом тогда отвлекали другие проблемы. Политические оппоненты обвиняли Трумэна в дозволении Берлинского кризиса 1948 г., поражение Чан Кайши в Китае. Плюс, остроту ситуации придавало и падение рейтинга президента США в год проведения в стране промежуточных выборов в Конгресс.

То же самое мы видим и сейчас: кризис европейского проекта, обусловленный активным вмешательством России, подогреваемые Кремлём кризисы в отношениях Пекина и Вашингтона. Да и промежуточные выборы в Конгресс на носу, а рейтинг Трампа и республиканцев падает на фоне посеянного русскими хаоса – кремлёвским вмешательством и историей о так называемом сотрудничестве штаба нынешнего главы Белого дома с кремлёвскими чиновниками.

Дни, когда началась Корейская война, хорошо описал в своих воспоминаниях первый секретарь посольства США в Сеуле Гарольд Джойс Нобл.

«Мы так долго жили на краю вулкана, что просто привыкли к такой жизни. Мы знали, что когда-нибудь произойдет катастрофа, но проходил день за днем, месяц за месяцем, год за годом, а взрыва так и не было, и мы уже не могли поверить в то, что на следующий день все будет по-другому».

Подобные ощущения, можно сказать, присущи многим американским, да и европейским политикам. Никто не ждёт, что удар произойдёт именно сейчас.

Американский историк Стьюк в своей книге «Корейская война» пишет:«В момент начала Корейской войны многие военные руководителиСША были за границей – в Японии или в США. Поскольку нападение произошло в выходные, часть офицеров из воинских подразделений, расположенных вдоль границы, отсутствовала на боевых постах – они, как и многие американские советники, приписанные к этим соединениям, находились в краткосрочном отпуске. Постоянный руководитель группы американских советников в Корее незадолго до нападения уехал за новым назначением в Соединенные Штаты. Временно исполняющий его обязанности офицер в этот момент находился в Токио, где прощался с семьей, которая возвращалась домой».

Даже президенту Трумэну о начале войны сообщили лишь через несколько часов после ее начала.

Это как раз то, на что ныне надеются российские генералы – на соглашение, которое усыпит внимание Трампа его администрации, которая вынуждена будет и дальше разбираться с внутренними проблемами в США. Любая договорённость, где будет прописано уменьшение численности контингента, пусть даже за счёт отказа КНДР от ядерного вооружения и разработки баллистических ракет, – прямой шаг к войне.

И не нужно думать, что американцы не проглотят эту наживу. Это уже произошло в 1992 году, когда они вывели тактические ядерные вооружения с территории Южной Кореи. А до этого, в 1991 году КНДР и РК заключили Соглашение о примирении, ненападении, сотрудничестве и обменах, затем в 1992 году приняли Совместную декларацию о денуклеаризации Корейского полуострова.

На самом деле нет гарантий, что американцы не повторят свою ошибку и в третий раз, даже, несмотря на то, что советник Трампа по нацбезопасности Майкл Болтон говорит обратное.

«В 1992 году они солгали и нарушили взятые на себя обязательства перед Республикой Корея. Это одна из причин, покоторой никто в администрации Трампа не витает в облаках по поводу того, что может произойти на этот раз, но продвигаться вперед быстрее, чем сейчас, будет возможно, если они продемонстрируют подлинность стратегического решения избавиться от ядерных вооружений»,-заявил чиновник.

И это то, чего так жаждут русские – проявление американской слабости. Да и снова есть, кому уговаривать – президенту Республики Корея.

Впрочем, здесь также следует вспомнить, что в 1951 году, когда уже и китайцы, и северокорейцы устали от войны и просили Сталина пойти на мировую, советский диктатор отказался. Он знал – дальше возможна война. Он также помнил результаты испытаний на полигоне в Семипалатинске.

Так называемый лазерный комплекс “Сжатие”

И именно с этими испытаниями американцы связывали агрессию на Корейском полуострове. Об этом знал и новый американский президент Эйзенхауэр, когда в 1953 году отказался помиловать советских шпионов, супругов Розенберг, укравших чертежи плутониевой бомбы, сброшенной на Нагасаки.

И сейчас мы снова видим бравирование, где говорится о новых испытаниях. Однако при этом стоит понимать, что разговоры о тех самых лазерах возникли не просто так. Американцы, как показали прошлые месяцы, уже давно ведут разработки по этим установкам.

Не нужно тешить себя северокорейскими иллюзиями. России нужна война. Путину, как и Сталину нужна Корейская война. Лишь для одного: отвлечь внимание от точек, где будут проходить главные события в театре военных действий. И ядерное оружие, его применение, – очередная возможность начать полномасштабную войну за чужой счёт.

Всегда нужно помнить, окончание Корейской войны и снятие напряжённости стало возможным не потому, что в США пришёл к власти Эйзенхауэр, а потому, что умер Иосиф Сталин. А до этого мир был на грани войны.

Александр Строев, специально для Planeta
Поделитесь.