Хартыя97: что ждет Армению после революции? Армения зависла между прошлым и будущим

После двухнедельной бархатной революции и победы улицы над самоуправством власти Армения зависла между прошлым и будущим – возвращением к старой неэффективной политической системе и построением новой, без коррупции и бедности.

23 апреля тысячи армян праздновали отставку премьер-министра Сержа Саргсяна. Теперь Армении предстоит решить немало внутренних и внешнеполитических проблем.

“Как мы уже увидели на примере Украины, коррупцию и олигархию сложно победить, – рассуждает армянка Анаит Ширинян, эксперт британского Королевского института международных дел Chatham House. – Однако, если результат будет успешным, Армения сможет стать моделью для других постсоветских стран, застрявших в переходном периоде”.

Большие проблемы маленькой страны

Обозреватели констатируют: после обретения независимости Армении так и не удалось сформировать средний класс, а бизнес и политика представляют собой тесно сплетенную коррупционную субстанцию

Не видя для себя перспектив, многие граждане отправились за рубеж: за последние десять лет уехал каждый девятый.

За это же десятилетие, в течение которого страной управлял Саргсян, рост армянской экономики постепенно замедлялся, снизившись с почти 13 % в 2007 году до 7,2 % в 2012 году и до 0,2 % в 2016‑м. И хотя за прошлый год темпы роста ВВП начали восстанавливаться, у жителей страны осталось немало поводов для недовольства.

Молодые люди, составившие ядро нынешних массовых протестов, особо остро ощущают на себе экономические проблемы страны. Если общий уровень безработицы в Армении составляет практически 19 %, то среди молодежи он выше 32 %.

Тем временем в государственных структурах, судебной системе, полиции и секторе здравоохранения процветает мздоимство. В рейтинге восприятия коррупции от международной организации Transparency International Армения занимает 107‑ю из 180 позиций, разделяя ее с Эфиопией и Вьетнамом.

Правительство игнорирует необходимость диверсификации экономики, подчеркивают эксперты: начиная с середины 90‑х более половины экспорта составляют руды и металлы, что вызывает сильную зависимость от цен на сырье.

Экономическое положение Армении усугубляет блокада двух ее границ: западной — со стороны Турции и восточной — со стороны Азербайджана. В итоге небольшое государство без выхода к морю имеет всего две открытые для торговли границы — с Ираном и Грузией. При этом после распада Советского Союза Армения сохраняет тесную связь с Россией, которая остается ее главным торговым партнером.

В РФ отправляется 20 % армянского экспорта, тогда как российские товары занимают более 30 % в структуре импорта страны. Денежные переводы от работающих в России армян составляют эквивалент 12–14 % местного ВВП. Широкую деятельность в Армении развернули дочерние структуры крупных российских компаний.

Кроме исторических и экономических связей к сближению с РФ христианскую Армению толкает конфликт с соседним мусульманским Азербайджаном, вспыхнувший 30 лет назад из‑за населенного преимущественно армянами Нагорного Карабаха. В такой ситуации Армении важны поставки оружия, которые регулярно и на выгодных условиях обеспечивает Россия. Здесь также находятся две российские военные базы.

Революция продолжается

В Москве осторожно отреагировали на ереванские события. До момента отставки Саргсяна российские СМИ никак не освещали протесты армян. А уже после заявления армянского премьера Кремль назвал происходящее в Ереване “внутренним делом республики”.

В отличие от революционных сил в Украине и Грузии, армянская оппозиция не заявляла о стремлении сблизиться с ЕС, отмечают эксперты

Таким образом, последние события вряд ли повлияют на внешнюю политику страны, полагают они.

“Конфликт не касается России или Европы. Движущей силой недовольства являются местная политика и экономика”, – поясняет Ричард Гирагосян, основатель и директор независимой аналитической организации Центр региональных исследований (RSC) в Армении.

Для улучшения экономической ситуации новому правительству потребуется упростить доступ к капиталу, реформировать налоговую систему и активно бороться с коррупцией.

Существенный вклад в развитие страны способна сделать и большая армянская диаспора. Сегодня она насчитывает 8 млн человек, более чем в 2,5 раза превышая население самой Армении. Некоторые влиятельные армяне-эмигранты уже вкладывают в экономику родины: например, Рубен Варданян, экс-глава российского банка Тройка Диалог, инвестирует в образование и IT-сектор Армении.

Но многие другие не решаются на инвестиции и ограничиваются благотворительными инициативами.

По мнению Ширинян, сегодня у армян появилась уникальная возможность реформировать свое государство, однако бархатная революция прошла только первый свой этап. “Некоторое время будет сохраняться риск отката назад”, – говорит она.

Также звучат опасения, что после бархатной революции власть в итоге достанется олигархам или ставленникам Саргсяна. И еще одной серьезной угрозой является новая война в неутихающем Карабахе.

“Как бы значима ни была победа в отстранении Саргсяна от власти, реальные вызовы в управлении [страной] сейчас только начинаются”, – подчеркивает Гирагосян.

Хартыя97
Поделитесь.