Европейская правда: Сохранит ли Брюссель мир на Балканах Старый конфликт на Балканах "сдетонировал" в Косовской Митровице – анклаве с сербскоязычным населением на севере Косова

Не начнется ли в Европе новый горячий конфликт при поддержке России? Несколько недель назад такая вероятность была довольно высока.

“Днем Ч” должно было стать 20 апреля: в этот день истек срок ультиматума сербов в адрес правительства Косова – сербской провинции, провозгласившей независимость после кровопролитной войны. Напомним, Белград (как и Киев) не признает независимость Косова; зато ее признала большая часть стран-членов ЕС.

Полицейская спецоперация, показательные военные учения, массовые протесты, истребители над границей – все это лишь часть событий, которые свидетельствовали о новом кризисе на Балканах.

В конце концов, конфликта удалось избежать. В первую очередь – благодаря ЕС.

Но есть все основания утверждать: хотя напряженность и спала, кризис до сих пор не преодолен.

О том, как живет частично признанное государство под защитой миротворческой миссии НАТО, о конфликте и путях его решения читайте в репортаже “Европейской правды” из непростого региона Западных Балкан.

Скрытый конфликт

Старый конфликт на Балканах “сдетонировал” в Косовской Митровице – анклаве с сербскоязычным населением на севере Косова. 26 марта косовский спецназ задержал здесь сербского гостя, чиновника Марко Джурича, главу администрации Косова и Метохии.

В ответ в Косовской Митровице – впервые за долгие годы – начались массовые протесты, а партия “Сербский список”, представляющая это меньшинство в парламенте Косова, вышла из правительственной коалиции.

Белград открыто заговорил о готовности использовать армию для защиты соотечественников и провел у границ Косова военные учения. Впоследствии балканские СМИ цитировали неофициальные заявления представителей НАТО о том, что эти учения могли превратиться в новую военную операцию.

 

Монумент загиблим воякам Армії визволення Косова. Тут і далі – фото ЄП

Приштина – столица Косова. Представитель KFOR (международных миротворческих сил под руководством НАТО) подполковник Джузеппе Прете затягивается сигаретой на летней террасе кафе в самом центре города со словами: “Посмотрите вокруг – люди наслаждаются жизнью, пьют кофе, ходят на свидания”.

“Разве что-то здесь напоминает о возможной войне?” – спрашивает он.

В ответ говорю, что признаки конфликта заметны не здесь, а в маленьких городках, в частности – в Митровице.

Улыбка у подполковника исчезает. “Да, действительно, есть люди, причем с обеих сторон, которые хотят раскачать ситуацию. Но у них ничего не получится. И знаете почему? Потому что прошло много лет и люди живут мирной жизнью. Их больше беспокоит не эта ассоциация общин. Их беспокоит безвиз с ЕС – потому что с ним жители Косова связывают рост своего благосостояния”, – объясняет офицер.

Косово шло к безвизу параллельно с Украиной и Грузией, наши “финальные” отчеты Еврокомиссия утвердила в один день, в декабре 2015 года. Но, выполнив большинство технических требований ЕС, косовары забуксовали на политических. Ключевое требование касалось узаконивания границы между Косовом и Черногорией.

Соглашение о границе удалось ратифицировать всего месяц назад. Во время его утверждения в парламенте несколько раз распыляли слезоточивый газ, часть депутатов пришлось задержать.

Ассоциация раздора

Если в Украине при слове “ассоциация” вспоминают о ЕС, то в Косове это слово сейчас связано прежде всего с сербским меньшинством.

Речь идет об Ассоциации сербских муниципалитетов, создание которой является основной частью Брюcсельского соглашения, нормализующего отношения между сербами и косоварами. Предполагается, что в муниципалитетах, где сербы составляют большинство, ассоциация получит дополнительные права на самоуправление в сербских городах и селах. Ассоциация имеет право сама определять руководителя полиции (точнее – предлагать исключительный перечень кандидатур), а также получит “другие полномочия, переданные центральным правительством”.

Обо всем этом договорились еще в 2013 году, но с тех пор Приштина не спешила выполнять обещанное, опасаясь, что сербские общины выйдут из-под контроля.

Но после кризиса и задержания Джурича косовские сербы выдвинули ультиматум – до 20 апреля должен быть согласован формат Ассоциации, иначе сербы провозгласят ее в одностороннем порядке.

Миротворцы НАТО тоже выступают за создание ассоциации – но только за согласованное.

Подполковник Джузеппе Прете говорит, что права меньшинств надо уважать, и добавляет: власти Косова нечего бояться, ведь создать альтернативное правительство сербам никто не позволит. “И наконец, миротворцы готовы ответить на вызовы – неслучайно у нас самый высокий рейтинг доверия в обществе”, – добавляет он.

Через дорогу от кафе, где мы говорили с представителем миротворцев – парламент Косова. Там нас ждет депутат от “Сербского списка” Жасмина Живкович с очередными заверениями, что никаких рисков создание ассоциации не несет.

 

Вот только в вопросе “мирного Косова” она совсем не так категорична.

“Понимаете, ассоциация нужна сербам только для того, чтобы гарантировать их безопасность. Прошло много лет после войны, но как вы думаете, сколько сербских семей живет в Приштине? Сорок!

Я повторю, чтобы вы поняли: четыре, ноль. Это потому, что нападения продолжаются. Угрозы, поджоги сербских домов… И часто полиция не хочет заниматься такими делами”, – утверждает депутат.

Остается вопрос: будет ли способствовать создание такой ассоциации консолидации общества? Ведь и сейчас сербы не знают албанского, а косовары – сербского. Уже сейчас это создает проблемы в полиции – согласно конституции, в силовых структурах должны быть пропорционально представлены все национальности, проживающие в стране.

Жасмина Живкович признает: бывают случаи, когда полицейские работают вместе, не зная языка друг друга. “Молодежи проще объясниться по-английски. Но мы тоже патриоты и не меньше любим эту землю”, – добавляет депутат.

Один город на двоих

После долгих переговоров с участием ЕС правительство Косова согласилось начать работу над созданием сербской ассоциации и завершить ее за четыре месяца.

За день до того, как истек срок ультиматума, сербы согласились на это предложение.

 

“10 лет оккупации”

Но можно ли говорить, что все противоречия исчезли? Чтобы выяснить ответ на этот вопрос, еду в Митровицу. Точнее – в Косовскую Митровицу, так называется северная часть города, где живут сербы. Там два месяца назад задержали Марко Джурича и именно туда он обещал вернуться 20 апреля.

Разница между двумя частями города – колоссальная. В южной части – немало флагов ЕС (и, конечно же, Косова), а вот сербская часть увешана флагами Сербии… и кое-где – России. В центре города на стене многоэтажки – мурал с надписью “Косово – это Сербия, Крым – это Россия”. Много черных плакатов со слоганом “10 лет оккупации”. Так сербы отреагировали на недавнее празднование в Косове десятилетия провозглашения независимости.

Границей между двумя частями города служит река Ибар. В небольшой кебабной у моста большинство посетителей – итальянцы и швейцарцы, патрульные миротворческой миссии KFOR. Возможно, именно поэтому цены в заведении указаны в евро (своей валюты в Косове нет).

Во всех других заведениях можно расплатиться только сербскими динарами.

“Все должно быть спокойно. Конечно, мы готовы ко всему, но предупреждений о повышенных рисках нам не поступало”, – объясняет итальянский карабинер.

Действительно, визит Марко Джурича, который должен был дать старт новым протестам, после отказа сербов от ультиматума проходит спокойно. Если сначала он планировал встречу со студентами (которые повсюду в мире представляют собой самую радикальную группу), то затем визит сократили до минимума и наполнили лишь “гуманитарными” событиями. В Митровице Джурич открыл два дома, построенные для молодых семей на средства сербского правительства, а потом поехал за город торжественно открывать пивзавод и санаторий.

Город, судьбой которого сейчас обеспокоены мировые лидеры – далеко не мегаполис.

Во время визита Джурича это было видно как нельзя лучше.

Приезда чиновника ждали мэр Косовской Митровицы Крстимир Пантич, его подчиненные и пару десятков журналистов. Из местных жителей – только тройка детей, игравших в футбол. В конце концов, один из них попал мячом прямо в мэра. “Брависсимо!” – реагирует тот.

Между тем сотрудник мэрии убеждал прессу, что визит Джурича – это не вызов Приштине. Судя по всему, косовские власти сняли с него запрет на въезд в регион, который ранее сами же наложили. “На Пасху уже ездил в Быстрицу – другой город в нашем регионе”, – объясняет он.

В конце концов, приезжает Джурич. Он быстро осмотрел дома и, выйдя к журналистам, взялся рассказывать о новых программах сербского правительства в поддержку косовских сербов: их финансирование увеличится вчетверо, пусть даже придется привлекать иностранные кредиты.

 

Сербские чиновники в Косовской Митровице

Но конечно же, всех интересовала судьба Ассоциации сербских муниципалитетов и отказ от ультиматума.

Ответ чиновника подтвердил: о решении конфликта говорить пока рано.

Буду откровенен. Многие в правительстве, да и я тоже, были против отказа от ультиматума. Марко Джурич, глава администрации Косова и Метохии

“У нас нет доверия к властям Приштины, – пояснил он. – Но мы пошли навстречу ЕС, где гарантировали создание ассоциации. Пусть теперь европейцы берут дело под свой контроль, тем более – у них есть возможность нажать на Приштину”.

Джурич не объясняет, как именно должен надавить ЕС, но ранее он говорил об этом: Белград хочет, чтобы создание ассоциации было добавлено к условиям получения Косовом безвиза.

Евросоюз приложил серьезные усилия к разрешению нынешнего кризиса, став “основным миротворцем”. За прошедший месяц Федерика Могерини посетила и Белград, и Приштину. Телефонных разговоров с лидерами ЕС было еще больше. А Жан-Клод Юнкер на днях прямо заявил: Западным Балканам необходима европейская перспектива, чтобы избежать войны.

Глава еврогруппы Жан-Клод Юнкер

Одновременно представители НАТО убеждали косовские власти воздержаться от эскалации.

Присоединились к “миротворчеству” и отдельные страны-члены ЕС. “Мы встречались с представителями правительства Австрии и немецкими депутатами от партии канцлера Меркель”, – рассказал журналистам лидер партии “Сербский список” Горан Ракич, который сопровождал Джурича в поездке по Косову.

Когда политики завершали выступления, едва не случилось ЧП. В 10 метрах от них полиция не позволила пройти трем мужчинам. Один из них, явно подвыпивший, толкает полицейского. Журналисты мгновенно поворачивают камеры туда, но ничего не происходит. Друзья оттаскивают хулигана назад, а полиция не мешает им уйти.

Впрочем, “протестующий” отошел недалеко – до ближайшего угла. Когда машина с Марко Джуричем медленно выезжает, он успевает подскочить к ней и ткнуть в боковое стекло оскорбительный жест.

“Я косовар, и это оскорбляет мое государство”, – эмоционально объяснил он сербским журналистам.

Надолго ли перемирие?

Остается открытым ряд вопросов. Надолго ли снизилась напряженность в Косове? Приведет ли создание Ассоциации сербских муниципалитетов к стабилизации? Или наоборот – только усилит напряженность?

Один из офицеров KFOR неофициально озвучивает довольно пессимистические прогнозы.

“Вопрос не столько в самой ассоциации, а в том, какие полномочия она получит. Сербы считают себя обиженными и будут требовать все больше полномочий, иначе заявят о притеснениях. Именно это нужно Белграду, потому что единственная возможность противостоять давлению ЕС по поводу признания Косова – говорить, что это невозможно из-за притеснения этнических сербов”, – объясняет он.

А кроме того, не стоит забывать, что недалеко от косовской границы, в сербском городе Ниш, находится российский Гуманитарный центр.

В НАТО его считают “гибридной военной базой”.

“Мы можем только предполагать, что за специалисты работают на этой базе. Но надо быть готовыми к тому, что в случае новых протестов среди митингующих могут появиться якобы местные жители с оружием”, – добавляет офицер, вспоминая о том, что у россиян уже есть опыт таких действий. В Украине.

Подобные оценки ЕвроПравда услышала и от косовского политолога, координатора Албано-американской гражданской лиги Фатона Бислими.

Несмотря на опасения, вероятность прямого военного конфликта незначительна. Да, у Косова еще нет армии. Однако мы точно можем рассчитывать на военную помощь Албании, а она является членом НАТО. А вот управляемые из другой страны протесты, даже не очень мирные – это вполне реально. Координатор Албано-американской гражданской лиги Фатон Бислими

Он также объясняет, что Приштина медлила с созданием Ассоциации сербских муниципалитетов из-за разногласий в прочтении документа.

“Я не считаю Брюссельское соглашение ошибкой, однако оно направлено ​​на интеграцию сербов и албанцев в одном государстве. При этом Белград трактует его как инструмент противостояния этой интеграции. В такой ситуации нас ждут или новые требования сербов и их заявления о притеснениях, или создание новой Республики Сербской (образование в Боснии с блокирующим голосом в государственных делах. – ЕП) и в результате – новые проблемы”, – говорит Бислими.

Единственным возможным компромиссом Фатон Бислими считает объединение вопроса ассоциации в общем пакете с другой конфликтной темой – образованием косовской армии.

Плакаты с призывом работать контрактниками в армии Косова развешаны по всему центру Приштины.

 

Но есть существенное препятствие – как уже упоминалось, по конституции в силовых структурах должны быть пропорционально представлены все национальности. А Белград активно противодействует привлечению в армию косовских сербов. “Не повторятся ли события Первой мировой войны, когда сербы были вынуждены воевать с сербами?” – говорит по этому поводу президент Сербии Александар Вучич.

И это заявление – еще один повод задуматься о том, какими в Белграде видят свои будущие отношения с Косовом.

Европейская правда
Поделитесь.