Деловая столица: Зачем глава ЦРУ посещал Северную Корею США смогли открыть полноценно действующий канал связи с Пхеньяном

Директор ЦРУ Майк Помпео посетил Северную Корею, где встретился с ее лидером Ким Чен Ыном. Произошло это еще на рубеже марта-апреля, но известно стало об этом лишь вчера. Информация просочилась в СМИ синхронно с обсуждением северо- и южнокорейскими чиновниками предстоящего межгосударственного саммита 27 апреля.

Помпео же съездил в самую закрытую страну мира в рамках подготовки переговоров Дональда Трампа с Кимом. И судя по всему, пока все на мази, поскольку директор ЦРУ дал такую оценку:

“Я оптимистично настроен относительно возможности правительства Соединенных Штатов организовать условия для проведения этих переговоров между президентом и северокорейским лидером, что поставит нас на путь достижения дипломатического результата, в котором Америка так отчаянно – Америка и мир – так отчаянно нуждаются”.

В Вашингтоне спустя примерно неделю после вояжа Помпео подтвердили, что лидер КНДР готов вести переговоры о денуклеаризации и крайне серьезно относится к предстоящей встрече. Штаты, наконец, смогли открыть полноценно действующий канал связи с Пхеньяном (во что доселе верилось с трудом из-за кадрового голода). Это фактически подтвердил и сам Трамп вчера в Мар-а-Лаго, где общался с японским премьером Синдзо Абэ.

Трамп и Синдзо Абэ обсудили ситуацию с КНДР и Сирию

По его словам, США и КНДР ведут переговоры на “чрезвычайно высоком уровне”. Также он сообщил, что его встреча с Кимом состоится, возможно, в июне, а не в мае, как анонсировалось ранее. Но проблемы в переносе дат нет, поскольку сам по себе исторический саммит и подготовка к нему – трудоемкий процесс, предполагающий сдвиг сроков.

Что касается мест проведения встречи, то, как сообщают в США, рассматриваются пять мест. Это может быть Хельсинки, где в конце марта проходили неофициальные переговоры представителей Штатов, КНДР и Южной Кореи; или Стокгольм, поскольку шведская дипмиссия была до сих пор коммуникационным каналом для Пхеньяна и Вашингтона; а вот Москва или Владивосток – вряд ли, как бы ни хотели в России подключиться к процессу.

Проверка боем

Для самого Помпео, выдвинутого Трампом на пост госсекретаря, участие в переговорах является тестом на профпригодность с очень высокими ставками. Если переговоры состоятся и пройдут успешно с конечным результатом – договоренностями о денуклеаризации, то он, во-первых, докажет, что глава ЦРУ может возглавить и дипломатию. Это станет его триумфом и залогом для дальнейшего развития карьеры. По крайней мере, до того момента пока он не напортачит, чего никогда не стоит исключать в такой сложной и коварной штуке, как внешняя политика.

Во-вторых, своим успехом он докажет, что Трамп все делает верно, а его кадровые назначения логичны. Ореол сумасбродства на фоне бегущих и увольняемых из администрации советников и прочих сотрудников сильно потускнеет. Кроме того, сирийский успех и потенциальный корейский придутся очень кстати для Трампа ввиду внутриполитической ситуации. Поэтому будьте уверены, к встрече Соединенные Штаты будут готовиться очень скрупулезно.

А своего рода генеральной репетицией выступит та самая встреча Севера и Юга 27 апреля в приграничном городке Пханмунджом – первая с 2007 г., когда Сеул и Пхеньян декларировали необходимость заключить мир. Ныне саммит будет освещать рекордное количество журналистов из местных и зарубежных СМИ – 2833. Как сообщила южнокорейская газета Munhwa Ilbo со ссылкой на свои источники, сегодня чиновники обеих стран проведут рабочие переговоры, после чего сотрудники южнокорейской службы безопасности могут отправиться в КНДР для согласования технической составляющей саммита. Газета пишет, что стороны обсудят совместное заявление о завершении войны. И Трамп вчера, как он выразился, “благословил” их на это.

Во многом ход встречи Трампа с Кимом и даже сама вероятность ее проведения зависят от того, как пройдет саммит двух Корей в Пханмунджоме. Будет ли утверждена дорожная карта заключения полноценного мира, подтвердят ли чиновники и Ким публично готовность свернуть ядерную и ракетную программы и т. п. Поскольку в Сеуле да и Вашингтоне во главу угла ставят денуклеаризацию полуострова. “Полная денуклеаризация Корейского полуострова является актуальной задачей, стоящей перед нами, и задачей, которую мы должны реализовать мирным путем”, – цитирует президента Южной Кореи Мун Чже Ина агентство Yonhap.

Перемирие без перемирия

Между тем спикер южнокорейского министерства объединения Пэк Тхэхен в среду подтвердил, что Сеул стремиться перейти от перемирия к постоянному миру.

“Юг и Север также договорились работать вместе над тем, что лидеры трех или четырех сторон, непосредственно заинтересованных в мире на полуострове, объявили о прекращении войны”, – говорится в заявлении Пэка.

Что за три-четыре стороны? Здесь нужно сделать небольшое отступление, которое покажет, что Южная Корея кривит душой, говоря о перемирии; а также прольет свет на эти самые три-четыре государства. Дело в том, что во время переговоров 1953 г. под соглашением о перемирии подписались от имени КНДР и Китайских народных добровольцев – генерал Нам Ир, а от имени ООН – американский генерал-лейтенант Уильям Харрисон-младший. Представитель Южной Кореи генерал Чхве Док Син документ подписать отказался. То есть де-факто корейско-корейское перемирие было, а де-юре – нет. Больше полувека Север и Юг живут без мирного договора, как Россия с Японией.

Так что сейчас, когда речь заходит о прекращении войны, в соответствующих переговорах должны участвовать, а главное – поставить свои подписи под соглашением – представители тех же стран, которые подписывались под перемирием Пханмунджоме почти 65 лет назад.

Пханмунджом-2018

Есть ряд факторов, обещающих позитивный исход саммита 27 апреля. Начнем с того, что международные санкции сильно связали руки режиму КНДР. Хотя даже в условиях изоляции Пхеньян мог просуществовать длительное время благодаря контрабанде нефтепродуктов и прочих жизненно необходимых товаров, чем активно, как сообщалось ранее, занимались Россия и Китай.

На что последовал ответ в виде, по сути, морской блокады КНДР. Все помнят громкие задержания судов под различными флагами, которые в море перегружали нефтепродукты на северокорейские посудины. Китай при этом был вынужден перерезать пуповину под давлением Совбеза ООН и США, фактически выбрав сторону Запада.

Россия же сейчас, как известно, переживает не лучшие времена.

Во-первых, в Пхеньяне не могли не обратить внимание на потери кремлевских олигархов после новых американских санкций, а это означает дальнейшее проседание российской экономики и, следовательно, “пакет помощи” от Москвы может быть сильно урезан. Даже с учетом крайней полезности КНДР для российского вектора дестабилизации международной безопасности.

Во-вторых, определенно принимается во внимание пощечина российским воякам в Сирии, которые то ли не смогли, то ли побоялись продемонстрировать возможности своей ПВО. Разгоняемые заметки о сирийских ЗРК советского производства, сбивающих все выпущенное союзниками, – фейки, очевидные для всех, учитывая заявленный самим Башаром Асадом ущерб в $400 млрд и спутниковые изображения разрушенных объектов в Сирии.

При таком раскладе Пхеньяну гораздо выгоднее пойти на сделку со Штатами, но на своих условиях. К слову, о них.

Отказ от ядерной и ракетной программ – очень высокая цена для Северной Кореи. Тому противились и Ким Ир Сен, и Ким Чен Ир, и тем более Ким Чен Ын, который с приходом к власти лишь ускорил развитие программ, добившись существенных результатов и вложив немалые ресурсы. Да, сейчас Пхеньян декларирует готовность обсуждать денуклеаризацию, но, чтобы северокорейский самодержец согласился отправить в утиль свои ракеты, США должны пойти на эквивалентный по значимости шаг.

А чего может потребовать Ким? Конечно же, ликвидации американской архитектуры безопасности в регионе или серьезного ее ослабления – до символического контингента в Южной Корее, например, или в Японии. Кроме того, Пхеньяну будут нужны гарантии невмешательства США и союзников в его внутренние дела. И их может предоставить Китай.

Китайский кормчий

Пекин и Пхеньян также ведут оживленные переговоры на высшем уровне накануне саммитов. Так, 26 марта поезд с Кимом колесил по Китаю, где он встретился с руководством Поднебесной, в частности с председателем Си Цзиньпинем. Китайский лидер, в свою очередь, как сообщил сегодня CNN, в скором времени посетит Пхеньян. Активизация двусторонних контактов на самом высоком уровне дает основания предположить, что Китай не намерен оставаться на обочине переговоров, перекраивающих картину во всем регионе. В его пользу играет и то, что представитель КНР должен будет присутствовать во время вероятного заключения мира.

В обмен на финансовую и материальную помощь в консервации режима Кима Китай, вероятно, подсовывает в папку лидера КНДР пару-тройку условий для Вашингтона: убраться из региона и передать свисток арбитра или даже дубинку полицейского именно Пекину. Под гарантии, конечно, что Китай будет всячески препятствовать эскалации на Корейском полуострове. Среди условий, конечно, могут быть и согласие на притязания Пекина на спорные острова и атоллы в Южно-Китайском море; и прекращение объявленной Трампом торговой войны. Однако здесь важно соблюсти баланс. Поскольку если повестка дня переговоров в Пханмунджоме и встречи президента США с лидером КНДР будет излишне прокитайская, то Трамп точно взбрыкнет.

Эти вопросы могут всплыть в дальнейшем, когда (и если) США согласятся вернуть Китаю статус местного босса. Потому, как ни встреча 27 апреля, ни июньская не поставят точку в кризисе, а запустят долгую череду переговоров, предусматривающих и горячие дискуссии, и демарши, и массу встречных условий и предложений.

Деловая столица
Поделитесь.