DW: Число салафитов в Германии больше не увеличивается Немецкий исламовед: Поражения ИГ деморализуют его сторонников

Число салафитов в Германии больше не увеличивается. Это связано с поражениями “Исламского государства” в Ираке и Сирии, объяснил в интервью DW исламовед Михаэль Кифер.

Исламовед Михаэль Кифер (Michael Kiefer) работает в университете Оснабрюка и занимается вопросами профилактики радикализации. В интервью DW он рассказал о том, почему в последнее время в Германии замедлился рост числа салафитов и с помощью каких мер можно бороться с радикализацией взглядов молодых людей.

DW: Господин Кифер, немецкие СМИ опубликовали данные о том, что число салафитов в Германии с 2013 года удвоилось и достигло 11 тысяч. В то же время отмечается замедление роста их численности. По вашему мнению, количество салафитов еще увеличивается, или этот процесс уже преодолел свою высшую точку?

Михаэль Кифер: На мой взгляд, число салафитов больше не растет. Это связано с тем, что “Исламское государство” (террористическая группировка. – Ред.) потерпело серьезное поражение в Ираке и Сирии. Его главный пропагандистский лозунг гласил: “Мы вступили в битву битв, финальную битву”. Этот проект не удался. И если в 2013-2014 годах казалось, что активные действия ИГ мобилизуют сторонников этой группировки, сейчас можно сказать, что многочисленные поражения деморализуют их. Поэтому я полагаю, что в ближайшие несколько месяцев число исламистов не вырастет.

– Как салафиты в Германии пытаются мобилизовать силы после того, как проект “всемирного халифата” потерпел поражение?

– Они пытаются переосмыслить этот факт и призывают развивать сетевую инфраструктуру, увеличивать активность на местах и так далее. В основном это происходит с помощью социальных сетей, мессенджера Whatsapp и других каналов связи. Конечно, есть еще и довольно радикальные проповедники, которые пытаются заниматься вербовкой. Но великая цель утрачена. Сейчас они разрабатывают новую стратегию, чтобы сохранить то, что еще осталось.

– Вы изучали переписку в чате молодых салафитов. Как происходит процесс радикализации?

– Радикализация никогда не происходит по одной схеме. Но можно с уверенностью сказать, что это всегда групповой процесс. В нем никогда не участвует один человек. В радикализацию вовлечены молодые люди, некоторых из них вы знаете уже много лет. Двоюродные братья, одноклассники со времен начальной школы, даже друзья из детского сада.

И с определенного момента наблюдается мрачная групповая динамика. Иногда люди внутри этих групп начинают конкурировать друг с другом – каждый пытается стать радикальнее остальных. И если подобное происходит, то в таких условиях крайне сложно предотвратить процесс радикализации.

– Вы работаете над профилактикой радикализации. Что необходимо делать, чтобы предотвратить этот процесс?

– Нужно начинать при появлении первых же сигналов. Это не молниеносный процесс, а постепенные изменения. Очень важно уметь верно интерпретировать признаки. Прежде всего необходимо, чтобы учителя, социальные работники, родители, друзья всегда были начеку. Чтобы вовремя задать вопрос: “Что случилось? Что ты делаешь? Где ты проводишь время?”.

И после этого нужно сразу начинать действовать, чтобы молодые люди осознали, что о них заботятся. Подростки должны видеть, что рядом с ними кто-то есть, а если возникнет необходимость, нужно немедленно вмешаться. Запретить какие-то определенные вещи. Но рецепта успеха нет. В каждом индивидуальном случае нужно действовать по ситуации. Для этого необходимо время, но если делать все правильно, можно добиться успеха.

Немецкая волна
Поделитесь.