Eurasia Review: Путин может предложить россиянам только еще 6 новых лет коррупции и стагнации Конец вертикали власти

Президент России Владимир Путин неоднократно обещал бороться с коррупцией. Но во время нового срока коррупция в России будет только усугубляться, а не наоборот. Коррупция в России не является недостатком системы – во многих отношениях она работает по назначению, пишет в своей статье  научный сотрудник  Нью-Йоркского университета в Абу-Даби Ноах Бакли.

Недавний скандал по поводу того, что государственные органы РФ могут быть замешаны в торговле наркотиками в Латинской Америке, или тайные обсуждения политики государства между высшими должностными представителями власти и олигархами на яхтах, говорят о том, что данная практика  все глубже будет укореняться в основу политики России.

Коррупция присутствует в российском обществе на протяжении веков. Это было видно во взаимодействиях между аристократами и судьями в Императорской России, в неофициальных «серых рынках» в советское время, а в последнее время – в повседневном взяточничестве и влиянии. Почти каждый российский лидер стремится бороться с коррупцией, или, когда это не удается, использовать ее в свою пользу. Третий срок пребывания Владимира Путина в должности президента показал, что коррупция – это не ошибка, а особенность правительства. Коррупция и неформальные отношения служат стабилизирующей силой, которая может действовать вместо формальной политики.

Переизбрание Путина 18 марта подтвердит для него и для российской элиты, что этот стиль управления работает. Переход от формальных к неформальным методам правления будет углубляться в течение четвертого срока Путина. Коррупция – это то, что необходимо для поддержания работы неформальных сетей.

Коррупция реагирует на политические стимулы. Исследования автора материала показывают, что подотчетность ограничивает участие в коррупционных элитах – даже когда выборы свободны или вообще не существуют. Столкнувшись с политической конкуренцией, авторитарные лидеры реагируют на стимулы к сокращению взяточничества. «Например, я обнаружил, что, когда российские губернаторы готовятся к переизбранию или повторному назначению, они сокращают получение взяток до 13 процентов», – отмечает эксперт.

И это плохая новость для России. Пока Путин гарантирует, что его союзники не будут иметь никаких негативных последствий от коррупции, нет причин усмирять их жадность. И как результат, Национальный комитет по борьбе с коррупцией в этом месяце заявил, что взятки выросли втрое по сравнению с предыдущим годом. Это происходит на фоне угасания столь обсуждаемой «вертикали» формальных политических институтов, созданных Путиным в его первый срок правления. Вертикальный иерархический контроль был заменен неформальными отношениями. Если прежде режим был сфокусирован на построении некоторого подобия стабильных государственных институтов и формализации власти, то новой нормой после этих выборов вполне может быть отказ от этих институтов и структур в пользу использования неформальных отношений и использования власти в своих целях.

Рассмотрим, например, случай, как бывший ресторатор Пригожин стал помощником Путина. После этого он участвовал практически во всех делах, от многомиллионных контрактов на оборону до создания фабрики троллей, чтобы повлиять на президентские выборы в США, и использования наемников в Сирии. Путинские партнеры по дзюдо получают завышенные правительственные контракты, в то время как неквалифицированные «друзья» режима назначаются на руководящие должности. Вместо строгой иерархии эта система правления больше похожа на сеть знакомых, связанных друг с другом своими интересами.

В.В. Путин Е. Пригожин

Различия между политикой и бизнесом, государственными и частными активами, службами безопасности и криминальными сетями, размыты. Продемонстрировав, что система, основанная на коррупции и личных связях, способна удержать ее у власти, элита России вряд ли откажется от этой системы после выборов. Результатом станет все более неформальный метод работы правительства, который станет возможным благодаря увеличению коррупции и воровства на государственном уровне. Избранный во время третьего срока Путина путь к развитию и стабильности, основанный на институциональных правилах, по-прежнему представляется жизнеспособным. Но недавнее ухудшение геополитического положения России, возникающая нехватка свободных ресурсов и риски сдерживания собственной власти институциональными структурами (такими как политические партии или даже жизнеспособный кабинет министров) подталкивают режим к коррупции как к наиболее удобному политическому механизму.

Исследования показали, что выборам в авторитарных режимах не всегда свойственны прозрачность и подотчетность. Цели меритократии и эффективного управления часто уступают место повседневному политическому управлению и пресечению противников. Это не сулит ничего хорошего после выборов без реального выбора, и, таким образом, не будет препятствовать основному кандидату.

Правда, за последние годы в России начались многочисленные волны «реформ». Но переименование полиции или повторное введение губернаторских выборов не создают картинки реальной политической власти.

После «ошеломляющей победы» президента Путина, все ожидают всплеска внутренней борьбы за власть, поскольку правительство все больше полагается на личные связи, чтобы остаться у кормушки. Эта система доказала, что она может работать для российских элит. Но она «работает» только благодаря коррупции, последней смазке, способной удерживать колеса политической системы.

Eurasia Review
Поделитесь.