The Guardian: Похоронены и забыты «Власти вправе замалчивать информацию в интересах страны»

Официально средняя зарплата в Асбесте – около 25 тыс. рублей. Ежемесячная зарплата сотрудников “Вагнера” в Сирии – от 90 тыс. у рядового до 250 тыс. у военного специалиста.

Игорь Косотуров не был действующим военнослужащим российской армии. Но родственники 45-летнего владельца продуктового магазина считают, что он – в числе десятков российских граждан, погибших в этом месяце близ Дейр-эз-Зора в результате авиаудара коалиции во главе с США.

После первоначальных опровержений МИД России в четверг признал, что пять граждан, вероятно, были убиты во время бомбежки, сражаясь вместе с сирийскими “прорежимными” силами 7 февраля. Однако, по сообщениям, погибли 200 российских граждан.

В то время как определенности с цифрами нет, вырисовываются портреты считающихся погибшими. Некоторые были закаленными в боях ветеранами московской войны на востоке Украины, отправившимися в Сирию из патриотизма или возродившегося чувства русского национализма. Другие просто рассчитывали на выгодную зарплату.

Бывшая жена Игоря Косутурова Надежда, живущая в Асбесте, рассказала The Guardian в телефонном интервью: “Игорь был бывшим армейским снайпером. Он поехал в Сирию, потому что был патриотом. Он считал, что если мы не остановим “Исламское государство” в Сирии, то они придут к нам, в Россию. Он сказал мне: если не поедет он, власти отправят мальцов, у которых почти нет военного опыта”.

Кто организовал поездку в Сирию, Игорь ей не рассказал, о его смерти она узнала из неофициальных источников. “Я собираю информацию из разных источников и пытаюсь выяснить, где могут быть тела погибших”, – сказала Надежда. В ответ на вопрос, почему российские власти с ней не связались, она вздохнула: “Это политическая игра, которую я не понимаю”.

По сообщениям, за последние месяцы, помимо Косотурова, предположительно не менее девяти человек поехали в Сирию из Асбеста и окрестностей, чтобы воевать вместе с “Вагнером”. Газета приводит слова Елены Матвеевой, вдовы считающегося погибшим 38-летнего наемника из Асбеста Станислава Матвеева: “Их отправили на бой просто как свиней”.

“Куда бы их ни отправляли, у них не было защиты”, – сказала она в интервью “Радио Свобода”. По ее словам, российские власти должны отдать должное гражданам, погибшим в сражениях в Сирии: “Должно быть что-то в память о них, чтобы жены не стыдились своих мужей, а их дети могли гордиться”.

Официально средняя зарплата в Асбесте – около 25 тыс. рублей. Ежемесячная зарплата сотрудников “Вагнера” в Сирии – от 90 тыс. у рядового до 250 тыс. у военного специалиста, сообщил основатель занимающейся расследованиями группы Conflict Intelligence Team Руслан Левиев.

По словам критиков, нежелание Кремля признать гибель россиян, не говоря уж о почестях, резко контрастирует с похоронами сбитого над Сирией пилота Романа Филипова. “Одному медали и почести, а других тихо хоронят и забывают”, – сказала The Guardian еще одна женщина по имени Надежда. По ее словам, в октябре погиб ее муж, воевавший в Сирии как наемник.

“Среди других россиян, которые, согласно сообщениям, погибли в февральском столкновении, – Кирилл Ананьев, член радикальной левой партии “Другая Россия”. “Он поехал в Сирию, потому что ему нравилось воевать. Русские это хорошо умеют”, – сказал пресс-секретарь движения Александр Аверин.

Невзирая на гнев родственников, некоторые защищают нежелание Путина предавать гласности сведения о погибших. Писатель Александр Проханов, который считается близким к высокопоставленным сотрудникам российских служб безопасности, заявил: “Власти вправе замалчивать информацию в интересах страны. Этих людей, которые погибли, до поездки в Сирию предупреждали, что военных почестей не будет, если они погибнут”.

The Guardian
Поделитесь.