Mind.ua: Почему произошло очередное обострение польско-украинских отношений В тени Израиля

После голосования в Сейме и Сенате Польши, проект изменений в закон об Институте национальной памяти на днях подписал президент страны Анджей Дуда. Он также сообщил, что одновременно обращается в Конституционный трибунал за пояснением, не противоречат ли отдельные положения закона польской Конституции.

«Таково мое решение. Думаю, что оно, с одной стороны, обеспечит польские интересы – наше достоинство, историческую правду, то, чтобы к нам справедливо относились в мире, чтобы нас не оговаривали как государство, как народ. С другой стороны, это решение принимает во внимание чувства людей, для которых вопрос исторической памяти, памяти о холокосте является очень важной, прежде всего для тех, кто выжил и кто должен миру рассказывать о тех временах, о том, что они пережили», – отметил Дуда.

Подписание президентом заставило Соединенные Штаты Америки реагировать уже в третий раз. Госсекретарь Рекс Тиллерсон выразил свое разочарование и сообщил, что принятие этого закона негативно скажется на свободе слова и научных исследованиях. Решение Дуды вызвало очередную волну возмущения в Израиле. В Кнессете опять звучали предложения отозвать израильского посла из Польши и выслать из Израиля польских дипломатов, а день, когда был подписан закон, охарактеризовали как позорный день в истории Польши.

Украина тоже не стояла в стороне. Пока в Варшаве Дуда готовился к объявлению о подписании закона об ИНП, в Киеве парламент принимал заявление с осуждением польских проектов. Украинские депутаты призвали президента Польши применить право вето. Автор проекта Иван Тарасюк от «Батькивщины» заявил, что послы Сейма на государственном уровне занимаются антиукраинской политикой. Игорь Мосийчук из Радикальной партии призвал «отозвать для консультаций посла Украины из Польши», а Сергей Соболев предположил, что польские изменения в закон писались в Москве.

Этим украинские парламентарии не только в очередной раз продемонстрировали непонимание польского вопроса, но и упустили очередной шанс выглядеть более рациональными, чем польские коллеги. Популизм и недальновидность вновь возобладали.

О чем закон? Подписанные президентом поправки вносят изменения в закон от 18 декабря 1998 года «Об Институте национальной памяти». В Польше объясняют, что основной целью этого документа является создание эффективных правовых инструментов, позволяющих проводить настойчивую и последовательную историческую политику польской власти в сфере противодействия фальсификации польской истории и защиты доброго имени Республики Польша и польского народа.

За отрицание преступлений украинских националистов, коммунистов и нацистов предусмотрен штраф или уголовная ответственность в виде лишения свободы на срок до трех лет.

Согласно изменениям в статью 2 закона, преступления украинских националистов и членов украинских организаций, сотрудничавших с немецким Третьим рейхом, – это акты, совершенные украинскими националистами в 1925–1950 годах, с применением насилия, террора или других форм нарушения прав человека против отдельных лиц или групп людей.

В Украине возмущены, что преступления украинских националистов приравняли к преступлениям нацистского и коммунистического режимов.

Закон определяет преступным приписывание польскому государству или польскому народу ответственности за преступления, совершенные Третьим рейхом. И вводится запрет употреблять термин «польские лагеря смерти» или же приписывать польскому народу участие в холокосте.

В действиях Польши Израиль видит попытки оправдать отдельных представителей польского народа, принимавших участие в геноциде евреев во время Второй мировой войны, или полный запрет упоминать об этом.

Почему возникло возмущение в Польше? Закон вызвал бурную реакцию не только Израиля, США и Украины. В Польше подписанные президентом изменения тоже натолкнулись на волну критики. После голосования в Сенате, в польской прессе было опубликовано письмо против одобренных изменений, подписанное представителями интеллектуальных элит.

«Новые положения, внесенные в закон об ИНП, узаконят дискриминационные практики и акты агрессии, присутствующие в публичном пространстве. Эти изменения сделают возможным клеймение избранных лиц и этнических групп, укрепят ксенофобские позиции, сгенерируют последующие преступления на почве ненависти, углубят правовой, общественный, политический, дипломатический и информационный кризис», – говорится в письме.

Кроме этого, было еще письмо учителей Лицея им. Яцека Куроня в Варшаве, в котором ученые, обращаясь к ученикам, отмечали, что Польша несет ответственность за преступления против человечности и военные преступления.

Отношение в самой Польше к принятым изменениям лучше всего демонстрирует митинг под президентским дворцом в Варшаве 5 февраля: в центре собрались сторонники и противники изменений в закон об Институте национальной памяти.

Националистические организации обращались к президенту Анджею Дуде, чтобы он не колебался с подписанием закона. Противники же пришли к президентской резиденции с белыми розами, скандируя: «Национализм излечивается», а также с транспарантами, нга которых было написано: «Я из народа жертв, я из нации убийц» и «Моя родина – это человечество». Польское общество разделилось. Но в сегодняшней атмосфере очевидно, что большинство все-таки выступает за вышеуказанные изменения.

Уже после подписи президента под законом было обнародовано заявление группы польско-украинского диалога, где говорится о том, что новелизация закона об Институте национальной памяти в нынешней форме будет иметь фатальное влияние на польско-украинские отношения.

«Это может привести к эскалации враждебности и углублению политического конфликта между нашими народами. Мы рискуем потерять наработки добрососедских отношений последней четверти века и симпатию к Польше в украинском обществе», – обращаются представители группы, образованной в январе 2017 года. Организация состоит из 20 экспертов, которые годами занимались налаживанием добрососедских отношений между Польшей и Украиной.

Почему украинский вопрос оказался в тени Израиля? Возмущение украинской стороны полностью поблекло на фоне польско-израильского кризиса. Именно записи об уголовной ответственности за использование термина «польские концлагеря» или приписывание ответственности польскому народу за холокост вызвали реакцию международных партнеров, но отнюдь не из-за упоминания о «преступлениях украинских националистов».

Украинские парламентарии не обращали или не хотели обращать внимание на этот факт, как будто показывая, что за нами – мир. На самом деле, нет. То же касается и призыва к Дуде ветировать закон при большой вероятности того, что польский президент подпишет изменения в закон об Институте национальной памяти. Верховная Рада вместо того, чтобы сохранять спокойствие и рациональность, вслед за польской стороной начинает цементировать тему Волыни во внутриполитическом дискурсе. Отражение этого можем наблюдать на страницах соцсети Facebook среди десятков тысяч комментариев гневного характера.

В украинском парламенте и в ходе дискуссий вокруг заявления не было сказано, что отдельные подразделения УПА принимали участие в убийствах польского населения на Волыни во время Второй мировой войны. Именно признанием этого факта Украина могла выделиться на фоне польских попыток обелить свою историю и не приводить к очередной волне польско-украинского конфликта, хотя бы со своей стороны.

Что говорят эксперты? «Подписи президента следовало ожидать, в контексте как речей Ярослава Качиньского, так и политической ситуации, которую создал правящий лагерь. Анджей Дуда таким образом хотел подтвердить суверенитет в сфере законотворчества и последовательность в проведении исторической политики», – говорит профессор Варшавского университета Томаш Сломка.

По словам политолога, также поддерживаются усилия польской дипломатии, чтобы объяснять, почему и для чего были приняты изменения в закон об ИНП, которые в то же время плохо и неясно сформулированы. «Польско-украинские отношения будут охлаждаться дальше. Также следует ожидать усиления антипольского дискурса», – делится соображениями Сломка. По словам профессора, следует ожидать увеличения внимания к украинской националистической среде, прежде всего, к культу бандеризма.

Публицист издания Dziennik Gazeta Prawna Михал Потоцкий также считает, что Анджей Дуда подписал поправки по внутриполитическим соображениям. «Опросы общественного мнения показывают, что не только подавляющее большинство избирателей партии «Право и справедливость», но и значительная часть электората других партий хотели, чтобы изменения были подписаны, – рассказывает соавтор книг о современной Украине. – Действия Израиля, которые заключались в использовании различных, часто жестоких средств давления, не помогли. В этой ситуации политики PiS приняли решение о скором принятии поправок в парламенте».

По словам публициста, решение Дуды о направлении подписанного закона в Конституционный трибунал открывает путь к политическим переговоров, чтобы быстро изменить спорные моменты, чтобы проект был приемлемым для Израиля, США и Украины.

«Украина может присоединиться к разговорам в контексте предстоящего визита в Польшу вице-премьера Павла Розенко, который должен поднять этот вопрос», – считает Потоцкий. По его мнению, последствия принятых в Польше изменений можно наблюдать уже сегодня, и этому точно не помогла фальшивая характеристика изменений в закон об ИНП в части «запрета бандеризма», хотя в поправках ничего подобного нет.

Доктор Бартош Ридлинский из Университета имени кардинала Стефана Вышинского в Варшаве объясняет, что президент Анджей Дуда стал заложником своей политического среды. «На самом деле, это лидер «Права и справедливости» Ярослав Качиньский сегодня надпремьер, надмаршалек, надпрезидент Польши. Он имеет огромную власть несмотря на то, что не выполняет ни одной из перечисленных функций», – считает эксперт.

«Этот закон больше повлияет на польско-еврейские отношения из-за довольно противоречивого положения об отсутствии какой-либо ответственности поляков за холокост, – рассказывает Ридлинський. – Когда речь идет о наказании за пропаганду бандеризма, то это польский ответ на закон, принятый ранее Верховной Радой Украины, который также предусматривает наказание для тех, кто отрицает целенаправленность борьбы ОУН-УПА».

«В некотором смысле украинские и польские политические элиты создали ситуацию, в которой оба народа могут преследоваться в результате различных исторических наук. Поэтому сегодня особая ответственность лежит на польском и украинском гражданском обществе. Если мы хотим, чтобы наши братские народы боролись с вызовами вместе, мы должны помнить, что примирение никогда не было легким процессом», – резюмирует Бартош Ридлинский.

Mind.ua
Поделитесь.