The New York Times: Лишние вопросы избирателей Нет нужды вести избирательную кампанию

Кремль хочет повысить явку и продемонстрировать “демократическое лицо”. Каждая точка в предвыборных маршрутах Путина должна стать темой для сюжетов в теленовостях, знаменующих его достижения

Когда президент Владимир Путин должен был вот-вот ступить на сияющий белизной цементный пол в Уфимском моторостроительном производственном объединении, где собирают двигатели для военных вертолетов, Алена Попова хлопотливо наводила порядок на своем рабочем месте – больше от нервозности, чем по необходимости. Согласно заранее установленному маршруту, Путин должен был пройти прямо мимо ее рабочего места.

26-летняя Попова признательна президенту за то, что он помог ей наконец-то получить перспективную работу на заводе. Однако она признала, что, возможно, выразит кое-какие сомнения, если он остановится поговорить. “Зарплаты у нас низкие”, – сказала она, меньше 500 долларов в месяц, а Россия тратит слишком много денег на заграничные авантюры”. “Когда эти деньги потекут в Россию вместо того, чтобы утекать из страны? – добавила она, вторя замечаниям других рабочих. – Нам нужны дороги, построенные по современным стандартам”.

Поповой так и не представился шанс высказать это президенту. Это президентская кампания в стиле Путина. Моменты, не предусмотренные сценарием, – редкость, а теплые рукопожатия и спонтанные разговоры сведены к абсолютному минимуму: этот человек такого не любит. В ходе двухдневного визита в столицы регионов – Уфу и Казань – Путин, за которым следовала толпа министров и других чиновников, бегло осмотрел оборудование и несколько выставленных на обозрение двигателей, а затем потратил ровно 10 минут и 34 секунд на четыре вопроса, которые были заданы несколькими выбранными заранее рабочими.

Рабочий Виктор Богомолов спросил, почему российские предприятия больше не получают за трудовые достижения награды типа советского ордена Красного Знамени. “Давайте я вас просто обниму”, – ответил Путин. Это был, пожалуй, единственный за всю поездку спонтанный публичный момент.

Путин, на протяжении 18 лет самый могущественный человек в России, хочет переизбраться на четвертый президентский срок; у него, в сущности, нет нужды вести избирательную кампанию, а это занятие ему, похоже, не по вкусу. Своим отношением он словно спрашивает: почему после всего, что он сделал для России, он должен просить людей за него голосовать? Тем более, он предопределенный победитель среди ожидаемых восьми кандидатов, особенно с тех пор, как к выборам не был допущен его наиболее сильный потенциальный противник – критически настроенный борец с коррупцией Алексей Навальный.

Однако Кремль хочет повысить явку и продемонстрировать “демократическое лицо”. Каждая точка в предвыборных маршрутах Путина должна стать темой для сюжетов в теленовостях, знаменующих его достижения.

Корреспондент “Коммерсанта” в Уфе Наталья Павлова и другие аналитики полагают: хотя Путин успешно подчеркивал прошлые достижения, у избирателей осталась тревога насчет того, что он может сделать для них в будущем.

The New York Times
Поделитесь.