The Washington Post: Желательное непризнание Западные лидеры не должны считать Путина президентом

На этот раз западным лидерам не следует спешить поздравить “победителя”, удостаивая международной печати одобрения еще одну насмешку над демократическим процессом. 

В последний раз Россия провела выборы в соответствии с требованиями ОБСЕ 26 марта 2000 года, а начиная с выборов в Думу в декабре 2003 года ни одно голосование в стране не соответствовало базовым критериям этой организации.

Самым неодобрительным был вердикт, вынесенный после выборов 2012 года, официально вернувших Путина в Кремль. Наблюдатели от ОБСЕ пришли к заключению, что “не было реальной конкуренции, а злоупотребление правительственными ресурсами гарантировало победителя выборов вне всякого сомнения”.

Годами отношение западных демократий к российским выборам следовало поразительно двуличной модели. После того как наблюдатели от ОБСЕ заключали, что выборы были несправедливы, лидеры этих самых стран – демократически избранные президенты и премьер-министры – звонили Владимиру Путину, чтобы его поздравить. Фактически – с удачной кражей.

Пока неизвестно, к каким заключениям наблюдатели от ОБСЕ придут в марте, однако определяющий аспект российских выборов 2018 года – отсутствие подлинной конкуренции – уже хорошо известен. Наблюдательная миссия ОБСЕ, отслеживающая подготовительную стадию выборов, сообщает, что Алексея Навального – сильнейшего из выживших противников Путина – не включили в бюллетень на основании признания его виновным по обвинению, которое, по мнению Европейского суда по правам человека, надуманно и несправедливо.

На этот раз западным лидерам не следует спешить поздравить “победителя”, удостаивая международной печати одобрения еще одну насмешку над демократическим процессом. В XXI веке для главы государства-члена ОБСЕ должна быть приемлема только одна форма легитимности – основанная на свободных и справедливых выборах. Подтверждение этого – самое меньшее, чего можно ожидать от стран, которые гордятся своим демократическим правлением и верховенством закона.

 

The Washington Post
Поделитесь.