Time: «Грузинская» авантюра России «Не все так однозначно»?

Грузия просчиталась, но и все мы просчитались тоже. Однако всем этим нельзя оправдать применение Россией чрезмерной военной силы в ходе вторжения, а также нарочитое пренебрежение международным общественным мнением.

Ничто так не способствует возникновению теорий заговоров как война в каком-нибудь отдаленном месте. Последнюю теорию озвучил особенно хорошо подготовленный источник.

В своем интервью CNN на прошлой неделе российский премьер-министр Владимир Путин обвинил Соединенные Штаты Америки в разжигании войны в Грузии в целях продвижения кандидатуры Джона Маккейна (John McCain). Он утверждал, что ‘прямо в зоне боевых действий находились граждане Соединенных Штатов’, а также, что находиться там они могли ‘только по прямому указанию своего руководства’. Не соглашаясь напрямую с утверждениями Путина, многие европейские официальные представители на самом деле подозревают, что американцы причастны к данному кризису в большей степени, чем сообщалось ранее. Возможно, как говорят некоторые европейские политологи, это стало одной из причин, по которой лидеры Евросоюза на этой неделе так и не договорились о введении конкретных санкций против Москвы в связи с ее авантюрой в Грузии.

Упреки Москвы, усиленные откликами блогеров, по-манихейски смотрящих на мировую политику и видящих в ней непримиримую борьбу света и тьмы, наверняка зазвучат еще громче после прибытия завтра в Тбилиси вице-президента США Дика Чейни (Dick Cheney). Этот человек, часто выступающий за активное американское вмешательство, наверняка подчеркнет роль Грузии как знаменосца свободного мира и объявит о выделении 1 миллиарда долларов американской помощи на восстановление этой разрушенной в результате войны страны. Его присутствие наверняка будет увязано с прибытием военных кораблей США в Черное море, на которое Путин уже пообещал реагировать ‘спокойно’.

И хотя остается масса вопросов по поводу того, зачем Грузия вступила в такую самоубийственную войну, возникает опасность, что роль США в ней будет особенно преувеличиваться. Пока никто еще — ни Путин, ни другой человек, не нашли доказательств того, что конфликт этот спровоцировали Соединенные Штаты или американские советники.

Тем не менее, никак нельзя сказать, что Вашингтон является в этом деле незаинтересованной и беспристрастной стороной, поскольку он поддерживал особенно тесные отношения с правительством грузинского президента Михаила Саакашвили. Саакашвили окончил юридический факультет Колумбийского университета и какое-то время работал в нью-йоркской юридической фирме, прежде чем заняться в 90-е годы политикой в рядах грузинской оппозиции. Имеется масса сообщений о том, что часть организаций, готовивших ‘революцию роз’ 2003 года, в результате которой был свергнут предшественник Саакашвили Эдуард Шеварднадзе, получала финансирование от правительства США. Когда Саакашвили в 2004 году пришел к власти, Америка продолжала оказывать ему мощную финансовую поддержку. Так, грузинская армия в значительной мере укреплялась за счет американской военной помощи и благодаря содействию американских военных советников в ее обучении. (Грузия также направила 2000 своих военнослужащих в Ирак воевать в одном строю с американцами.) Некоторые граждане США, например, сын бывшего губернатора Вермонта Мадлен Кунин (Madeleine Kunin) Дэниел Кунин (Daniel Kunin), работали высокопоставленными помощниками в администрации Саакашвили. Старший советник кандидата в президенты от Республиканской партии Джона Маккейна (John McCain) Рэнди Шунеманн (Randy Scheunemann) до недавнего времени лоббировал интересы Грузии. А у грузинского президента в США есть друзья в весьма высоких кругах. Среди них кандидат на пост вице-президента от демократов Джо Байден (Joe Biden) и сам Маккейн.

Наверняка заявления президента Джорджа Буша и ему подобных усилили надежды Саакашвили на помощь со стороны США, которую он в конечном итоге так и не получил. Однако это еще далеко от активной роли в подготовке военных действий. Правда заключается в том, что у России и Грузии было огромное количество причин, чтобы начать войну и без чьей-либо подсказки. У Путина, ненавидящего Саакашвили за его явное пренебрежение к Москве и тесные связи с Западом, были веские основания для нападения на Грузию и свержения грузинского президента. Саакашвили же сделал ставку на ‘возврат’ двух вышедших из состава Грузии территорий под свой контроль.

Пока остается неясным, кто из них сделал первый шаг. Россия заявляет, что в ночь 7 августа, когда началась война, она просто ответила на грузинское нападение на столицу Южной Осетии Цхинвали, поскольку возникла угроза жизни проживающих там русских и осетин. Но таким сценарием никак нельзя объяснить хорошо задокументированное наращивание группировки российских войск с весны этого года вдоль границы с Южной Осетией, благодаря которому туда удалось ввести до 150 танков в течение буквально нескольких часов после получения приказа к наступлению.

Российские руководители вначале заявляли, что 7 августа в Южной Осетии до прибытия российских войск погибло почти 2000 мирных жителей. Затем Россия снизила цифру потерь до 133. Этого явно недостаточно, чтобы говорить о ‘геноциде’, которым можно было бы обосновать мгновенную иностранную интервенцию. Представители правозащитной организации Human Rights Watch, посетившие все четыре больницы этого региона вскоре после боев, говорят, что у них имеются доказательства гибели той ночью всего 44 человек.

Однако утверждения Грузии о том, что войну начала Россия также довольно неубедительны. В интервью журналу TIME Саакашвили заявил, что приказал своим войскам нанести удар по югоосетинскому городу Цхинвали только после того, как Россия начала вторжение в Грузию. Он утверждал, что цель этого удара заключалась исключительно в сдерживании российского наступления в течение двух суток, чтобы мировое сообщество получило запас времени и начало действовать. Но ни 7 августа, ни в течение последующих трех-четырех дней грузинское руководство ни слова не говорило о том, что русские первыми начали вторжение. Оно заявляло только то, что войска Грузии отвечают на активизировавшиеся обстрелы грузинских позиций со стороны поддерживаемых русскими югоосетинских сил, которые вели огонь из 120-миллиметровых минометов.

Зерна правды могут быть в утверждениях и той, и другой стороны. Возможно, Саакашвили думал, что его войска смогут одним молниеносным ударом сломить сопротивление обороняющихся югоосетинских формирований, не спровоцировав при этом ответных действий России. Наверняка, ложная уверенность Саакашвили в том, что западные союзники вмешаются и дипломатическими средствами сдержат Россию, подтолкнула его к таким расчетам. Россия, со своей стороны, вполне могла спровоцировать Саакашвили на такие действия (посоветовав южным осетинам активизировать обстрелы грузинских позиций), чтобы получить предлог для вторжения.

Грузия просчиталась, но и все мы просчитались тоже’, — заявил один работающий в этом регионе дипломат. Однако всем этим нельзя оправдать применение Россией чрезмерной военной силы в ходе вторжения, а также нарочитое пренебрежение международным общественным мнением, которое Москва демонстрирует с момента начала конфликта. Конфликт этот пока не завершен, и обвинений будет еще очень много. Но когда дело дойдет до поиска и наказания виновных, вряд ли у кого-то будут серьезные основания для того, чтобы в первую очередь указать пальцем на США.

Planeta
Поделитесь.