Handelsblatt: Страсти по биткоину Четыре концепции в отношении криптовалют

В течение нескольких последних месяцев криптовалюты, и прежде всего биткоин, переживают настоящий бум. Эмиссионные банки всего мира понимают, что должны серьезно подойти к решению этого вопроса. Сегодня обсуждается сразу несколько концепций.

Кто-то ликует и восторгается сегодня биткоином & Co, кто-то предрекает криптовалютам судьбу “мыльных пузырей” и “тюльпанной лихорадки”, случившейся в XVII веке. Другими словами, сегодня ведутся жаркие дискуссии на тему того, насколько серьезно стоит относиться к цифровым деньгам.

Как заявил в декабре глава шведского Центробанка Стефан Ингвес, “тот факт, что сегодня мы наблюдаем повышенный интерес к этой теме, неудивителен, поскольку она охватывает все сферы деятельности мировых центробанков”.

Шведы далеко продвинулись в своих размышлениях на эту тему: ведутся обсуждения возможного введения виртуальной кроны. В Эстонии также курсируют подобные идеи, однако исходят они не от Центробанка страны, а о представителя правительства, который хочет привлечь в страну как можно больше интернет-компаний.

В общей сложности существуют четыре различные связанные друг с другом концепции в отношении криптовалют.

Первый вариант предполагает нечто вроде цифровой наличности, которую могли бы предложить эмиссионные банки. Речь идет не о некой новой валюте, а о новой форме денежного обращения: (…) виртуальных монетах, похожих на биткоины.

Технические проблемы и гигантские энергозатраты, которые несут в себе биткоины, связаны, прежде всего, с тем, что в этой системе не существует центральной инстанции. “Цифровая наличность” центробанка таких проблем иметь не будет. Как и в случае биткоинов, существующая для записи групп транзакций база данных в виде блокчейна будет гарантировать защиту информации, но управляться будет централизованно. В конечном счете этот вариант реализуем только в том случае, если на этот вид наличных денег будет спрос и затраты на внедрение системы будут разумными.

Вторым вариантом может стать новая валюта. Однако проблема может заключаться в том, что эмиссионные банки не пойдут на введение новой валюты, курс которой будет колебаться в рамках курса основной валюты. Правда, вполне вероятно, что некая страна с лежащей в руинах денежной системой может попытаться начать все с нуля и сделает ставки на электронные деньги. Ярким примером тому служит Венесуэла, правительство которой заявило о создании новой криптовалюты, стоимость которой будет завязана на стоимость нефти. Другим особым случаем является Россия: президента Владимира Путина считают фанатом криптовалют. Возможно, Москва усматривает в них шанс обойти официальную международную банковскую систему и уйти таким образом от санкций.

Пока неясно сможет ли криптовалюта выступать как основной элемент платежных систем.

Третий вариант предусматривает внедрение валюты с ограниченной областью использования. Этот вариант перекликается с первым – особенность его лишь в том, что в таком случае цифровая “наличка” использовалась бы исключительно банковским сообществом, например, в сделках с ценными бумагами. За этот вариант ратуют представители центробанков.

Четвертый вариант тесно связан с третьим, и суть его сводится к использованию блокчейнов для внутренних целей эмиссионных банков.

“Более важной, чем сами биткоины, является стоящая за ними технология”, – говорит член совета директоров Бундесбанка Карл-Людвиг Тиле. Пока опыт с пилотным проектом, основанным на использовании блокчейнов, привел, по словам Тиле, к противоречивым результатам. Возможно, это пока еще совсем юная технология будет развиваться и станет конкурентоспособной. Возможно и то, что она так и останется своего рода новым программным обеспечением. Возможно, по крайней мере, в отдельных странах граждане увидят преимущества, которые несет в себе цифровая наличность, позволяющая совершать платежные операции без банкнот или кредитных карт. И здесь все взгляды будут обращены, прежде всего, на Швецию.

Handelsblatt
Поделитесь.