Foreign Policy: Рост дипломатического влияния Москвы Пассивность Вашингтона

Проблема в том, что женевский процесс представляется все менее жизнеспособным: Дамаск уже менее склонен уступить власть переходному правительству, а Вашингтон мало делает для поддержания переговоров в Женеве.

Саудовская Аравия и спецпосланник ООН Стаффан де Мистура готовы принять более весомую дипломатическую роль России в определении будущего Сирии.

Министр иностранных дел Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр 24 декабря созвал лидеров сирийской оппозиции, чтобы резко сообщить: Эр-Рияд свернет военную поддержку усилий по свержению сирийского лидера Башара Асада. Как посоветовал аль-Джубейр, вместо этого пора направить усилия на то, чтобы добиться политической сделки с Дамаском на мирной конференции в Сочи в январе.

Этот призыв подчеркивает успех дипломатических усилий России по формированию будущего послевоенной Сирии: эти усилия уже начинают соперничать с официальным процессом под эгидой ООН, с трудом продвигающимся в Женеве на протяжении пяти лет.

Рост дипломатического влияния Москвы отчасти стал возможен из-за пассивности Вашингтона, считает Линч. Высокопоставленный дипломат Совбеза ООН прокомментировал: “Сирия – пример того, как американская дипломатия оказывается не на передовой. В этом вопросе США уступили России”.

“Политическую траекторию во многом задали русские. И, к сожалению, сейчас у Соединенных Штатов мало возможностей проявить лидерство в этом процессе или поучаствовать в нем”, – считает генерал в отставке Джон Аллен, бывший спецпосланник президента США в коалиции по борьбе с ИГИЛ.

В то же время “дипломатический натиск России беспокоит многие западные правительства и лидеров сирийской оппозиции. Они опасаются, что встреча в Сочи лишь закрепит недавние военные успехи России и сирийских властей, укрепит жестокое правление Асада и побудит бунтовать новое поколение сирийцев. Они также беспокоятся, что российский процесс сбросит со счетов некоторые основные положения, согласованные в Женеве: например, переходное правительство и планы “после Асада”. Многие критики заявляют, что Россия, будучи стороной конфликта, не может быть честным переговорщиком.

Проблема в том, что женевский процесс представляется все менее жизнеспособным: Дамаск уже менее склонен уступить власть переходному правительству, а Вашингтон мало делает для поддержания переговоров в Женеве.

Со ссылкой на дипломатический источник автор статьи сообщает и о расколе в ООН: в то время как спецпосланник Стаффан де Мистура намерен отправиться в Сочи, его коллеги в Нью-Йорке полагают, что это просто узаконит замыслы России. “Генеральный секретарь пока считает, что Сочи дурно пахнут”, – заявил неназванный дипломат.

“Де Мистура склонен отдавать предпочтение русским, а не США. Он считает, что США вышли из сирийского досье и единственный для него способ обеспечить результат – склониться на сторону русских”, – сказал изданию сирийский правозащитник Радван Зиаде.

Между тем официально США все еще возлагают надежды на женевские переговоры. “Женева – единственный путь вперед. Поскольку мы по-прежнему сосредоточены на Женеве и существенном прогрессе на этих переговорах, все другие методы призваны лишь отвлекать внимание”, – сказал изданию представитель Госдепа.

Но некоторые признаки раскола в Вашингтоне также могут сделать возможной более активную роль России. Согласно дипломатическим источникам, ряд американских чиновников, в частности спецпредставитель президента США в коалиции Бретт Макгерк, спецпосланник по Сирии Майкл Ратни и помощник госсекретаря по Ближнему Востоку Дэвид Сэттерфилд выступают за “ограниченный подход к Сирии”, в фокусе которого “победа над ИГИЛ*, противостояние действиям Ирана и затем сворачивание активности США в Сирии”.

Foreign Policy
Поделитесь.