Neue Zürcher Zeitung: Улюкаев и условно суд Российская судебная система оставляет только виновных

Доказательства в российских судебных процессах не являются главным критерием, что показывает и приговор Улюкаеву. В российской правовой системе подсудимым выносят обвинительный приговор в абсурдно высоком в процентном выражении количестве случаев.

Бывший министр экономического развития России Алексей Улюкаев приговорен к серьезному сроку заключения. Действительного победителя в этой судебной интриге, однако, нет.

Казалось бы, это решительная мера противодействия процветающей в стране коррупции, но эффект может быть обратным. Судебный процесс против Улюкаева с самого начала производил впечатление интриги, инициированной кремлевским окружением, но развивался он необычно. Под конец даже казалось, что ввиду множества пробелов в доказательствах подсудимый может покинуть зал с условным наказанием. Оправдательный приговор был невозможен из-за политических масштабов дела. Тем не менее, Улюкаев получил удивительно суровое наказание.

Покупка “Роснефтью” государственного пакета акций “Башнефти” была в структурно-политическом смысле в высшей степени сомнительной сделкой. Улюкаев в кремлевской иерархии не имел достаточно власти для того, чтобы самостоятельно препятствовать сделке, которую неофициально одобрил Путин. Это обстоятельство, а также “небольшой” размер взятки и тот факт, что Улюкаев якобы хотел взять ее наличными и собственноручно, являются странностями данной истории.

Если процесс задумывался как демонстрация власти Сечина, возможно, этим можно объяснить приговор, однако не само разбирательство. Так, заседания по делу экс-министра проводились открыто, воспроизведенные записи видеонаблюдения обнаружили явный недостаток доказательств того, что Улюкаев действительно требовал денег и осознавал, что получает их в определенный момент. Самого Сечина четыре раза вызывали в суд как свидетеля обвинения, и четыре раза он не являлся.

Такое “виляние” было исключительно неприятным для человека, который предпочитает действовать за кулисами и которого многие наблюдатели считают вторым по влиятельности “кукловодом” в стране. Самый влиятельный человек, Путин, тоже проявил определенную двойственность. Во время недавней пресс-конференции он сказал, что не видит в деле Улюкаева нарушения законности, однако согласен с тем, что Сечин мог бы явиться в суд.

Доказательства в российских судебных процессах не являются главным критерием, что показывает и приговор Улюкаеву. В российской правовой системе подсудимым выносят обвинительный приговор в абсурдно высоком в процентном выражении количестве случаев. Мера наказания заметно контрастирует с выявленным в ходе разбирательства. Многих аналитиков данный процесс оставляет в растерянности: кто, кем и насколько успешно управлял в данном случае, на первый взгляд не очевидно.

В последнем слове Улюкаев подверг себя самокритике – российские политики делают это редко. “Не спрашивай, по ком звонит колокол, он звонит по тебе”. Он может зазвонить по любому из зрителей “, – сказал Улюкаев. Точного адресата этих слов экс-министр не назвал.

Neue Zürcher Zeitung
Поделитесь.