«Конца не видно». В освобожденных районах Харьковской и Херсонской областей каждый день находят новые могилы погибших при оккупации

В селе Правдино Херсонской области следователи прокуратуры обнаружили трупы семерых жителей, в том числе 16-летней девочки. На ее шее были следы удушения, а у мужчин – связаны руки. По предположению прокуроров, оккупационные войска взорвали дом, чтобы скрыть массовое убийство. Чтобы точно установить причину смерти и идентифицировать погибших, тела направили на экспертизу. По данным на конец ноября, на освобожденной части Херсонской области найдено около 80 захоронений. Часто в таких могилах больше одного человека. «Половину из них правоохранители уже осмотрели и эксгумировали тела людей. В общем, мы можем говорить о том, что люди в большинстве случаев погибали от артобстрелов, – говорит спикер прокуратуры Херсонской области Анастасия Весиловская. – Смерть всех гражданских людей наступила именно в результате военной агрессии РФ».

Продолжают находить новые могилы и в населенных пунктах Харьковской области, деоккупированных почти три месяца назад. В одной из последних – в селе Слобожанское – нашли в том числе тела 10-летней девочки и мальчика, которому не было и двух лет. Прокуроры утверждают: вместе с тремя взрослыми они погибли во время авиабомбардировки 9 марта.

«Эксгумации проводятся практически каждый день, – говорит спикер прокуратуры Харьковской области Дмитрий Чубенко. – Чаще всего это люди, погибшие от обстрелов либо от хронических заболеваний. В силу проведения военных действий люди умирали естественной смертью. Но они могли еще жить годами, не находясь в таком стрессе, в таких условиях: без медикаментов, без пищи и других необходимых вещей».

По данным на 30 ноября, в Харьковской области эксперты эксгумировали уже около 700 тел. Большая часть – из массового захоронения в городе Изюм. В том числе там нашли тело писателя и активиста Владимира Вакуленко. Журналисты-расследователи с телеканала «Суспильне» со ссылкой на родителей литератора сообщили: Владимира похитили и убили в самом начале войны, в марте. Но идентифицировать его удалось только сейчас по ДНК.

Образцы ткани криминалисты отбирают у всех эксгумированных. Если родственников сразу найти не удается, данные заносят в базу, а тела перезахоранивают. С приходом морозов, говорят следователи, работы замедляются, но не останавливаются.

Источник: Анна Бровко, «Настоящее время»

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *