У Кубани два варианта будущего, и один из них связан с Украиной — кубанский активист

16 февраля 1918 года была провозглашена самостоятельная Кубанская народная республика, которая по решению делегатов Законодательного Совета Кубани, была присоединена на федеративных условиях в Украину. В состав КубНР входили Кубанская область, Ставрополье, Терек, Дагестан и Черноморская губерния. Пока Кубань, а точнее Краснодарский край, входит в состав Российской Федерации, но до сих пор в крае есть люди, которые помнят свою историю и стремятся к независимости от РФ.

О шагах борьбы кубанцев за свою независимость, об их настроениях и отношении к России, а также, будет ли Кубань присоединена к Украине — в эфире Апостроф TV рассказал представитель ячейки кубанских борцов за независимость «Малиновый Клин», активист Дмитрий Доровских.

– Вы являетесь сторонником представителя активного меньшинства, которое поддерживает присоединение Кубани к Украине. Расскажите, сколько вас, какие у вас есть силы и ресурсы, и стало ли больше единомышленников после 24 февраля?

– Оценить, сколько нас не так просто, потому что у нас много кружков, в каждом небольшая группа участников, но они разбросаны по краю, по сети. Здесь проблема стоит в том, что мы сами даже не знаем, сколько у нас ресурсов, уже не говоря о тех, кто поддерживает нашу идею отделения Кубани от России, не пользующихся интернетом. Приблизительно можно говорить о сотнях людей.

Сейчас идет работа по консолидации наших сил в крае и то, что произошло после 24 февраля, повлияло на некоторых наших земляков. Если раньше они были оппозиционными к российским властям, но все же надеялись на либеральную Россию, то после 24 февраля их риторика изменилась. Они стали говорить, что Россия – это империя зла. То есть они поняли, что проблема не только в том, кто сидит в кресле президента, Путин или кто-то другой, а само государство направлено на то, чтобы завоевывать другие страны, а также держать в оковах свой собственный народ в регионах.

То есть пошагово, не так быстро, как бы нам хотелось, но до многих начинает доходить, что здесь что-то не так.

– Как только началась частичная мобилизация на территории России, многие аналитики полагали, что люди начнут массово выходить на протесты, потому что война постучалась напрямую и к самим россиянам. Но этого не случилось. Почему так и могут ли вспыхнуть протесты непосредственно на Кубани?

– Это называют обученной беспомощностью, веками этот синдром вбивался в головы и распространяется даже на наш край, хотя это всегда был регион украинской культуры, а украинская ментальность – это всегда тяга к свободе.

Но сначала за декады советской власти, потом российской, путинского режима из нас тоже сделали, как говорится, терпил. И я считаю, что здесь не нужно ждать каких-то очень активных протестов. Но это вопрос времени, потому что последствия этой войны, могилизации и влияния западных санкций еще не ощущаются в полной мере.

А когда люди ощутят на себе экономический кризис, когда у федерального центра уже не будет возможности держать регионы сильной рукой, тогда что-то может начаться. Поэтому наша работа сейчас очень важна, потому что мы должны подготовиться к этому моменту, чтобы в крае была какая-то политическая сила, которая бы смогла предложить свою альтернативу и воплотить ее в жизнь.

– Если предположить, что Кубань в какой-то перспективе может стать частью Украины, соответственно, возникает вопрос, что два региона – Краснодарский и Крым – в таком случае нужно будет соединять. Сейчас этим соединением выступает Крымский мост, может не нужно его полностью разрушать, может, он нам еще понадобится?

– Да, об этом много шутят в сети, но здесь вопрос в том, что этот мост строили те, кто сейчас своим мобилизованным выдает деревянные гранаты вместо настоящих. То есть – это халтура была. В России принято все делать черт знает как, а потом оно само и без взрывов посыплется.

– То есть мы потом построим лучше свой собственный мост?

— Именно так.

— У вашего движения есть идея независимости Кубани, как вы ее распространяете, учитывая суровый контроль над «свободой слова»? И конкретнее расскажите о вашей идее.

– Прежде всего мы пропагандируем независимость, а присоединение к Украине это уже как дополнительная альтернатива. То есть мы выступаем как за полную независимость Кубани, так и за возможное присоединение к Украине. Это будет зависеть от конкретных исторических условий на тот момент, когда это произойдет. Потому что это не все так просто, и даже присоединение Кубани к Украине повлечет за собой головную боль для самой Украины, прежде всего. Потому что людям у нас уже успели промыть мозги.

Как мы распространяем свою идею? Ну, во-первых, у нас есть меньшинство в миграции, а есть актив в крае и кубанцы в других регионах России. Те, что в миграции, могут выражаться публично, а тем, что в крае, приходится пользоваться непубличными методами. Мы ведем свои страницы, то есть это, прежде всего, интернет, социальные сети, где мы распространяем свои идеи. Пытаемся делать это осторожно, потому что много сторонников путина и доносов. Также мы активно разыскиваем наших поклонников, кто еще не знает о нашем движении и привлекаем к нам. То есть делаем такую подпольную сеть.

Источник: Света Гудкова, «Апостроф»

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *