Поколение на убой. Зачем Путин продолжает забирать на войну? (Эксклюзив)

В конце сентября президент Путин решил открыть ящик Пандоры и объявить о проведении частичной мобилизации в РФ. Из ряда принятых Путиным решений за 20 лет его правления, которые могли потенциально вызвать волну национальных протестов и закончится его отставкой, этот, пожалуй, возглавляет список. 

К этому можно отнести и пенсионные реформы в 2018, отравление Навального в 2020, но ни один из перечисленных случаев не сравним с тем быстро растущим снежным комом социальных проблем, вызванных решением 21 сентября привлечь телевизионную аудиторию и отстранённых наблюдателей за происходящим – к реальным военным действиям. 

На что рассчитывал Путин – непонятно. Профессиональная российская армия, на подготовку которой ушли десятки лет, не справилась с поставленными им задачами в первые месяцы войны, что говорить о мобилизованных солдатах, большая часть из которых должным образом не экипирована, живет на улице или в антисанитарных условиях, а также питается просроченными харчами.

Уже сейчас тысячи отобранных на убой россиян проходят так называемое обучение и подготовку с респираторными заболеваниями. Представьте, что произойдет, когда наступят первые зимние холода и морозы.

28 октября министр обороны РФ Сергей Шойгу на встрече с президентом доложил, что мероприятия по мобилизации закончены, а 31 октября Минобороны объявило, что прекращает рассылать повестки.

Как известно из слов лично президента мобилизовать удалось не 300 тыс. планируемых, а целых 318 тыс. Перевыполнение плана списывают на добровольцев, которые по его словам – «все идут, и идут в военкоматы». 7 ноября Путин заявил, что 80 тыс. мобилизованных уже находятся в зоне «СВО», 50 тыс. из которых принимают участие в боевых действиях. 

На самом деле, о прекращении мобилизации никто не говорит. Для Путина необходима эмоциональная разрядка населения. Волна протестов охватила многие города России, обращения к властям и воинским частям адресовали как сами мобилизованные, так и их жены и родственники. И если по началу это касалось условий пребывания, отношения со стороны руководства, и разного рода нарушений военных комиссариатов, то в последующие недели гнев и негодование вызвал факт отсутствия обещанных выплат.  

И хотя 3 ноября Путин подписал указ о единовременной выплате в размере 195 тысяч рублей мобилизованным и военнослужащим, заключившим контракт с Минобороны с 21 сентября — всю ответственность за выполнение указа он возложил на правительство. 

По сути, как только начнут происходить новые аналогичные проблемы с выплатами для военнослужащих, единственное, что выплюнут местные чины в лицо наивным россиянам это всеми привычное – «мы занимаемся этим вопросом». 

Другим аспектом, повлиявшим на решение МО и Путина якобы прекратить мобилизацию, является необходимость разгрузить военкоматы для осеннего призыва, который начался 1 ноября и в рамках которого планирую призвать 120 тысяч человек.

Но тут надо понимать, где Путин приспустил одну веревку для общественной видимости, он сразу потянул за другую.

27 октября Госдума приняла в третьем чтении закон, отменяющий запрет на призыв по мобилизации граждан, имеющих неснятую или непогашенную судимость за совершение тяжкого преступления, и закон определяющий статус добровольцев, а уже 4 ноября Путин подписал закон о создании добровольческих формирований.

Согласно закону, добровольческие формирования могут создаваться Министерством обороны по решению президента РФ, а сами участники формирования приравниваются к служащим по контракту.

С учетом общей картины напрашивается очень простой вывод, что Путин будет продолжать отправлять россиян на бессмысленную войну, пока это представляется возможным.

Еще летом глава ЧВК Вагнер Пригожин начал вербовать зеков. В начале осени МО занялись вербовкой тех самых зеков, только в колониях для бывших сотрудников силовых ведомств. Потом мобилизация, осенний призыв, и вот последнее — добровольческие формирования.

Заключённые по статье за убийство в военной форме и на правах военнослужащих — это новая реальность, представленная Путиным для россиян под конец 2022 года. И такая реальность вводит в когнитивный диссонанс все больше граждан страны — на фоне ранее озвученных обещаний власти, лозунгов о непобедимости армии, и всеми известной фразы МО «все идет по плану».

Недальновидность и короткая память многих россиян приводит к тому, что каждое вранье правительства, с его последующим разоблачением забывается, или еще хуже – прощается. Хочется все еще верить, что это просто ошиблись, бюрократическая машина дала сбой, ничего страшного, бывает. Но правда в том, что чем меньше противодействия людям, привыкшим обманывать народ, тем больше таких людей и оснований продолжать в том же духе. Нет других формул, все остальное иллюзии.

Как бы парадоксально это ни звучало, но для нынешнего правительства России – достаток, благосостояние, образованность своего народа – это как для циррозной печени спиртные напитки. Чем больше людей пребывает в состоянии бедности и бесперспективности, тем больше таких клюнет на авантюрные предложения Кремля.

А если еще пообещать 200, 300 и больше тысяч рублей человеку, для которого чистые носки, колбаса и водка на столе — это основные критерии счастья и комфорта в жизни, то, конечно, можно набрать немало таких себе смертников, готовых отправиться за тысячи километров от своей деревни убивать граждан другой страны.

Но разве уместно сравнивать мотивацию, решимость, и боевую подготовку людей, которые защищают свой дом, и людей, которые едут за идеалы сытого брюха, потому что «заставили», или с перспективной прибрать что-то к рукам из чужого на Украине? Вопрос, конечно же, риторический.

Иногда создается впечатление, что для Путину и его коррупционных отпрысков правления можно снять маски, показать истинное лицо, и многие россияне все рано их полюбят. Все эти разговоры про «священную войну», где решается судьба русского народа — звучат все более нелепо на фоне отсутствия детей чиновников в числе мобилизованных лиц, и врага на территории России. 

Нет уже и целей по денацификации и демилитаризации Украины. Единственное, для чего подготовили 300 тысяч с небольшим нового, слабо подготовленного военного персонала, а проще говоря мяса, так это — кратковременное сохранение лица для Путина и МО.

Можно предположить, что они рассчитывают выиграть таким образом время до зимы, а глядишь там какие-то переговоры нарисуются.

В любом случае, за более чем один месяц с момента указа Путина о проведении частичной мобилизации – существует уже достаточно оснований полагать, что пребывание в оборонительных траншеях и окопах, а уж тем более в глубоком тылу – станет прерогативой лишь горстки мобилизованных. Основную часть кинут в наступление, без предварительной разведки и прикрытия, как это уже произошло под Бахмутом, а также в направлениях  Сватово, Кременной, Авдеевки и Павловки – где погибла ни одна сотня мобилизованных.

Для командиров важно отчитаться перед начальством о каких-то успехах, а мобилизованные — это просто инструмент, расходная единица в целях удержать погоны и не оказаться на месте своих подчиненных. Про потери, следовательно, говорить правду не будет. Командиров и прочих генералов прикрывает МО, а вот уже Министерство обороны, в свою очередь, прикрывают губернаторы и правительство в целом. Такой себе круговорот безумия, который одни цинично продолжают вращать, а другие боятся остановить.

Как бы там ни говорили власти, но продолжению безумия скорее всего – быть. Без официального указа президента о прекращении мобилизации решение не имеет юридической силы. Путин включает дурака, которому якобы необходимо посоветоваться с юристами – не просто так.  Завершение мобилизации автоматически даёт право всем контрактникам уволиться с военной службы, что не предусмотрено согласно пункту 4 указа от 21 сентября.

Кроме этого, в комиссариате продолжают собирать и обновлять данные о жителях региона, которые подлежат мобилизации. Более миллиона россиян занесены в пограничную базу данных, по списку которой запрещается выезд из страны. Запланированы работы по переоснащению и модернизации военкоматов. К продолжению мобилизации готовятся также в госкомпаниях и организациях, подведомственных госорганам, где сотрудников попросили предоставить военные билеты и другие личные данные в отдел кадров.

Источник: Редакция «Планеты»

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *