«Цели Кремлю не достичь». Жизнь киевлян после российских обстрелов

После массированного российского ракетного обстрела 31 октября по энергетическим объектам Украины остановилось харьковское метро, в Киеве без света остались 350 тысяч домохозяйств, а 80 процентов населения столицы Украины – без воды. Уже на следующий день мэр Киева Виталий Кличко заявил, что в городе полностью восстановлено водоснабжение. При этом в некоторых районах Киева, как сообщают корреспонденты Радио Свобода, света во вторник не было. «Отключение света применяют, поскольку после варварских атак агрессора есть значительный дефицит в энергосистеме», – сказал Кличко. Вечером 1 ноября энергетическая компания ДТЭЕ предупредила об экстренном отключении электричества в некоторых районах Киева. Многие киевляне заранее подготовились к отключениям электроэнергии, и возникшие проблемы неожиданностью не стали.

Утром во вторник Генштаб Вооруженных сил Украины сообщил, что за сутки российские войска нанесли по территории Украины 60 ракетных и 15 авиационных ударов. Пострадали десять областей Украины. Целями были в основном энергетические объекты страны. Как рассказал премьер-министр Украины Денис Шмыгаль, была нарушена работа 18 энергообъектов в Киевской, Полтавской, Винницкой, Днепропетровской, Запорожской, Кировоградской, Черкасской и даже Черновицкой областях. Без света оказались сотни населенных пунктов в семи областях. Местные жители в соцсетях опубликовали фотографию дыма, поднимавшегося над плотиной Днепрогэса в Запорожье, также сообщалось о попаданиях по Новоднестровской ГЭС в Одесской области, затем стало известно о взрыве на Кременчугской ГЭС.

Российское Минобороны утром в понедельник признало нанесение ракетных ударов в том числе по объектам украинской энергетики. «Цели ударов достигнуты. Все назначенные объекты поражены», – заявил представитель МО РФ. Затем российский президент Владимир Путин, отвечая на вопрос журналиста, сказал, что удары были нанесены в ответ на обстрел беспилотниками Севастопольской бухты, где находятся корабли Черноморского флота. Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба попросил не называть эти обстрелы «российским ответом», по его словам, такая формулировка оправдывает удары: «Россия делает это потому, что хочет смерти украинцам – и у нее еще не кончились ракеты», – написал он в твиттере.

Это был не первый массированный удар по объектам энергетической инфраструктуры Украины. Первый произошел 10 октября, но тогда недостаток электричества удалось восстановить в течение нескольких дней. Тем не менее после этого начались экстренные отключения электроэнергии: были обнародованы графики, которые по техническим причинам соблюдать не всегда удавалось. Однако киевляне говорят, что многие уже приспособились к новым условиям и паники в городе из-за случившегося нет.

Михайловская площадь без уличного освещения после предыдущего обстрела. Киев, 19 октября

Корреспондент Радио Свобода в Киеве Владимир Ивахненко рассказал, что веерные отключения электричества продолжаются, а город разбит районы, в которых электричество отключают в разное время:

– Киев живет в новом ритме жизни. Киевляне привыкают к новым условиям веерных отключений. Конечно же, неудобно, потому что неизвестно, когда будет отключаться электроэнергия. Сначала графики были постоянные, сейчас они плавающие. Отключают электроэнергию на неопределенное время, иногда это четыре часа, иногда это может быть пять, шесть часов. Но киевляне привыкают к этому графику и даже находят в этом и какие-то положительные моменты: больше начинают гулять, не сидят все время перед телевизором и компьютером. Но в то же время люди испытывают и трудности, потому что электроэнергия – это, оказывается, не только свет и электричество в розетке, это и вода, холодная и горячая. Когда нет электричества, перестают работать насосы. При этом электричество отключают не повсеместно, то есть отключения происходят таким образом, что, например, одну улицу могут отключить, а соседнюю улицу – не отключить. Это удобно тем, что люди, например, могут пойти не в тот супермаркет, в который они обычно ходят, а в соседний, чтобы иметь возможность приобрести продукты.

В моем районе (Дарницкий район Киева, где проживают приблизительно 350 тысяч человек. – Прим. РС) сейчас у половины людей нет электричества уже четвертый час, слышно повсеместно жужжание – звуки работающих генераторов. Они есть во многих аптеках, небольших магазинчиках. Их хозяева уже обзавелись этим новым атрибутом нашей жизни. Также от генераторов работают, если нет электричества, большие супермаркеты.

Многие супермаркеты в Киеве выключают освещение

Жизнь изменилась за последние недели так, что нужно все время быть готовым к тому, что в любой момент не будет электричества, не будет воды, не будет интернета. С мобильным интернетом тоже возникают проблемы, потому что вышки мобильной связи тоже какое-то время после отключения работают, но не очень долго, 20–30 минут. А после того, как эти 20–30 минут заканчиваются, связи практически нет. И нет ни мобильной связи, ни мобильного интернета. Вот в таком ритме мы живем сейчас.

– Как киевляне воспринимают происходящее, как реагируют на возникшие проблемы?

– Как могли, подготовились, конечно. Многие понимали, к чему это все идет. Цель Кремля – отрезать украинцев от электричества, воды, газа и заморозить их, чтобы они начали требовать от своих властей начать мирные переговоры об окончании войны, о принятии условий Кремля. Это все люди понимают, никто этих переговоров не хочет, и эта цель не будет достигнута Кремлем и Владимиром Путиным. Все происходит наоборот: люди сплотились. Никто не винит власти, что они отключают электричество не так, как нужно, и так далее. Все прекрасно все понимают.

Киевлянка, SMM-специалист Олеся Грушевска также рассказывает, что многие заранее подготовились к веерным отключениям, что они не были неожиданностью для жителей украинской столицы:

– Киевлян еще с лета готовили к тому, что зима будет сложная, морально готовили: позаботьтесь о себе, выезжайте или заготовьте все необходимое. Поэтому к 10 октября у всех вменяемых людей уже были дома сухпайки, запас питьевой и технической воды на всякий случай, фонарики, пауэрбанки, то есть все необходимое, чтобы пережить кризис. Мы не готовились [конкретно] к обстрелам инфраструктуры, мы просто готовились ко всему. Сказали, что зима будет сложная, значит, мы запаслись одеялами, запаслись всем, что нужно, на случай, если мы останемся без всего. Естественно, никто не предугадал этих обстрелов, и это было большой неожиданность для людей, но что поделать. В принципе, морально и материально мы были подготовлены. Мы продумывали варианты, набросали планы А, Б – на случай того, на случай сего. И я подозреваю, что у каждого десятого в доме найдется даже счетчик Гейгера на всякий случай. Что касается отключений, они оказались хаотическими. Нам сказали, что они будут верные, что будет график, и мы этот график видели, но, честно говоря, в моем случае отключение ни разу не попало в этот график. Причем компания «Укрэнерго» сняла с себя ответственность за это, они сказали: график мы вам составили, но где больше напряжение, где сильная нагрузка, там мы и отключаем. То есть по обстоятельствам. В основном отключают приблизительно раз в день на четыре или пять часов. Может быть с утра на три часа и вечером на пять часов, как это было в прошлый четверг. А на выходных не отключали ни в субботу, ни в воскресенье. То есть никто заранее не знает, и это, конечно, сильно повышает тревожность, неопределенность в жизни, когда ты не знаешь, что будет через час. Может быть, тебе нужно запустить стирку, а может быть, делать этого не стоит, потому что не достирает. Можно поехать в лифте или лучше все-таки воспользоваться лестницей, чтобы не застрять? У нас такие случаи тоже были, что люди застревали в лифтах в тот момент, когда отключали электричество. Это все, конечно, очень неприятно, вот все, что я могу сказать.

В Киеве в первую очередь отключили освещение в парках и подсветку зданий

– Были сообщения, что улицы города стали освещать хуже, отключили подсветку культурных объектов, административных зданий, исторических зданий. Как сейчас выглядит Киев в условиях экстренных отключений электроэнергии?

– Печально выглядит, конечно. Городские власти с этого и начали: стали отключать городскую инфраструктуру, предприятия, подсветку, а у людей в домах отключения начались в последнюю очередь. Киевляне возмущались тем, что в то время, когда фонарями не освещалось городское шоссе, подсвечивались рекламные билборды. Кличко обещал с этим разобраться.

Довольно дисциплинированно к призывам мэрии экономить электричество отнесся бизнес: выключили подсветку вывесок, в некоторых магазинах холодильники со скоропортящимися продуктами работают, а вот с напитками стоят темные. Отключали вручную что могли. После 10 октября, в первую неделю, в моем доме электричество отключали буквально один раз на пару часов. Жилые дома стали отключать тоже очень постепенно, буквально по одному подъезду: то есть можно было вечером увидеть, что у тебя подъезд светится, а соседний – темный, или наоборот. Как-то точечно это происходило, постепенно переключали с одного подъезда на другой. Из-за этого, конечно, тоже было много недоразумений, когда свет, допустим, есть, а вай-фая нет, потому что оборудование – в соседнем подъезде и обесточено. Киевляне сейчас шутят, что есть три вещи: электричество, мобильная связь, воздушные тревоги, и можно включить только что-то одно из трех, остальные обязательно отключатся. Воздушные тревоги у нас каждый день по несколько раз, вне зависимости от того есть электричество или нет, и это, конечно, стресс. Что касается жилых домов, сейчас уже начали отключать кварталами и это стало заметно. Мне для работы нужен интернет, хотя бы мобильный. У меня был запасной вариант, что в случае отключения электричества я смогу пойти в дворовую кофейню в соседнем доме, там включать вай-фай и дальше работать. Но сейчас это уже невозможно, потому что и дворовая кофейня, и все остальное погружены во мрак.

Уличное освещение в нашем районе и до всего этого было устроено довольно экономно: у нас фонари вдоль пешеходных дорожек были с датчиками движения, они не горели просто так. Сейчас вдоль проезжих частей фонари горят примерно через один и довольно тускло, просто чтобы не было совсем уж опасно, а вдоль пешеходных дорожек они иногда не включаются, и темно.

– А как электричество влияет на поставки воды?

– Получается, что это взаимосвязано. Мэр Киева говорил, что вчера без воды осталось много людей. Видимо, насосная станция была отключена в результате обстрела. Но прямой зависимости нет. У меня вода всегда есть, вне зависимости от того, есть электричество или его нет. Вода есть, и холодная, и горячая. Даже когда начинаются веерные отключения, может не быть мобильной связи, но вода все равно есть. А вот в случае аварийных отключений – уже возможны варианты.

– Власти предупреждали украинцев, что зимой может быть низкая температура в квартирах, что батареи будут топить не так интенсивно, как до войны. Так ли это?

–В Киеве нередко бывает очень мягкий октябрь, и это до 20 градусов на улице, солнце, сухо и прекрасно. Так, в принципе, весь этот октябрь и прошел. У меня отопление включили после 20 октября. Сейчас батареи теплые. И это, честно говоря, у меня вызывает недоумение, потому что дома было тепло и до этого, ведь хорошая погода, мягкая осень, и мы могли бы еще недели две совершенно спокойно обойтись без отопления. Сейчас дома немножко жарковато, хотя не могу сказать, что батареи горячие, они просто теплые, и они сейчас особо не нужны. Мне кажется, сейчас можно не тратить энергию хотя бы на это. Но у нас такие власти: сказали, что включат 20 октября, значит, включат. И там уже хоть плюс 30 на улице будет, но вы будете с батареями.

– Как киевляне переносят эти перипетии, проблемы, связанные с войной, как люди реагируют на них?

– Это раздражает, но это раздражение не на местные власти, а сами понимаете: боже мой, как эти упыри нас утомили! Ракетные обстрелы вызывают только ожесточение в сторону России. Люди же очень доброжелательны друг к другу. В том районе, где я живу, это на левом берегу Днепра, люди всегда были неагрессивны. И то, что происходит сейчас, не отличается от того, что было до полномасштабного вторжения. Соседи здороваются, желают хорошего дня, встречаются на темной лестнице, и в темноте говорят: «Хорошего вам вечера!» Люди абсолютно точно готовы это перетерпеть, все настроены довольно решительно.

Источник: Александра Вагнер, «Радио Свобода»

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *